Проблемный середнячок

8 декабря 2008, 00:00
  Урал

Мы попросили представителей компаний среднего уровня, представляющих разные отрасли и сегменты рынка, ответить на три вопроса: как финансовый кризис отразился на их бизнесе; какую политику заняли банки, с которыми они традиционно работали; и как, по их мнению, можно довести до реального сектора финансовые средства, выделяемые банкам со стороны государства

Александр Трахтенберг, финансовый директор ЗАО «Агропромышленная компания» (Курган):

— Наш бизнес находится в весьма устойчивом секторе экономики с точки зрения спроса: люди в последнюю очередь откажутся от еды. Наверное, по продажам бриллиантов, машин, бытовой техники, товарам длительного потребления мы увидим заметное падение, а вот в части удовлетворения текущих потребностей (трат на продукты питания, бытовые и коммунальные услуги) спада не будет. Эту ситуацию надо умело использовать и внимательно следить за действиями конкурентов. У нас в регионе ряд мясоперерабатывающих комбинатов уже объявили о замораживании части производственных мощностей до весны, что привело к некоторому дефициту продукции. Сезонность, присущая нашему бизнесу, в этом году вряд ли будет иметь место. У Курганского мясокомбината, который входит в наш холдинг, большой запас производственных мощностей: казалось бы, выдался подходящий момент для их максимального использования. Мы находим схемы работы, позволяющие загрузить производство, но, к сожалению, собственных финансовых ресурсов недостаточно. В банках же кредиты взять проблематично: по действующим договорам продолжается финансирование, хотя некоторые и нарушают достигнутые ранее договоренности, а новые линии банки вообще не открывают. На мой взгляд, чтобы поддержать реальный сектор, в нашем случае агропромышленный бизнес, банкам и государству необходимо обратить внимание на неденежные формы финансирования — гарантии и поручительства по кредитам.

Руслан Сагидуллин, президент группы компаний АСП (Екатеринбург): 

— ИТ-отрасль обслуживает рост бизнеса: только развивающиеся предприятия в состоянии увеличивать бюджет на программное обеспечение. Снижение объемов производства у наших основных клиентов, машиностроительных и металлургических предприятий, спровоцировало сокращение их расходов в первую очередь на ИТ. В результате рынок сократился в два раза, а объем продаж нашей компании упал почти на 20%. Вместе с тем мы видим и некоторые положительные моменты: крупные клиенты, сократившие целые подразделения ИТ, стали чаще обращаться к нам за помощью. Кроме того, чувствуется некоторое снижение уровня конкуренции: небольшие компании уходят с рынка. Финансовую политику проводим осторожную, потому что заемные деньги стали очень дороги: банки предлагают кредиты на год под 25% годовых. Мы и раньше-то не особенно влезали в долги, кредиты брали максимум до 25% от оборота, а сейчас тем более стараемся жить на собственные средства. 

Владимир Сысоев, генеральный директор ООО «Управляющая компания ПАРТИКОМ» (Тюмень):

— Мы к финансовому кризису были готовы. Так получилось, что в прошлом году начали проект торгового центра в Астане (Казахстан). Кризис в этой стране был в самом разгаре, и мы могли сделать выводы. Составили антикризисный план, сократили издержки, постарались максимально ускорить реализацию инвестиционных проектов. В результате сейчас чувствуем себя устойчиво, хотя понимаем, что потребительский спрос активно начнет снижать обороты после январских праздников. Поэтому усилили контроль за платежами клиентов, дебиторской задолженностью. Считаем, что надеяться надо только на свои силы. Брать банковские кредиты, которые стоят сейчас под 20% годовых, может позволить себе только суперрентабельный бизнес.

Я считаю, что государству нужно ужесточить политику в отношении банков с государственным участием: нельзя повышать ставки по уже действующим кредитам, отзывать досрочно кредиты при обеспеченных залогах. Выделяемые таким банкам деньги должны пойти не на межбанковское кредитование, а реальную поддержку бизнеса. Хаос и спекуляции на финансовом рынке должны жестко наказываться.

Юлия Франгулова, директор сети клиник Linline (Екатеринбург):

— Мы уже почувствовали влияние кризиса. Не солью-спичками торгуем: наш бизнес основан на производстве предметов и оказании услуг не первой необходимости. При снижении доходов люди в первую очередь отказываются от косметологических процедур. Очень трудно было в сентябре-октябре: существенно упала выручка, в ноябре ситуация чуть выровнялась. Такое положение у многих наших конкурентов, поэтому, видимо, наши поставщики стали лояльнее относиться к тем, кто более-менее уверенно себя чувствует. Значит, надо использовать шанс. Второе решение — не сокращать бюджеты на рекламу, что делают сейчас многие компании на нашем рынке. Тогда можно остаться на плаву.

Фактически все десять лет существования мы развивались за счет собственных средств. Наши клиники работают в Краснодаре, Новороссийске, Перми. Планировали дальнейший выход в регионы, и в сентябре этого года впервые оформили кредит. Получили первый транш под 14,5% годовых, а дальнейшее финансирование банк приостановил. Другие банки предлагают, но уже под 24%. Поэтому ищем альтернативные источники финансирования, пытаемся привлечь инвесторов.

Я могу предложить, может быть, совершенно утопический механизм доведения денег до реального сектора экономики. Нужно создать комиссию из предпринимателей, экспертов, ученых. Коллективно рассмотреть новые возможности для роста экономики, оценить наиболее интересные бизнес-проекты, которые смогли бы в ближайшие годы стабильно работать, а государству на основе тендеров распределить ресурсы между наиболее эффективными.

Валерий Савельев, председатель совета директоров ГК «AVS Group» (Екатеринбург):

— Кризис показал, что мы в свое время сделали очень правильный шаг, начав проводить политику диверсификации бизнеса: когда доходы падают в одной отрасли, они обязательно растут в другой. В частности, сейчас увеличиваются обороты в сфере логистики, торговли и воздушных грузовых перевозок. Нам пришлось несколько снизить темпы реализации девелоперских проектов, но строительство начатых объектов продолжается.

Последствия дефицита ликвидности мы, конечно, ощущаем. Например, арендаторы наших офисных зданий, ссылаясь на отсутствие средств, просят либо отсрочить платежи, либо снизить арендную плату. Однако видим и определенные перспективы. Уже в скором времени появится возможность неплохо заработать: через два-три месяца можно будет за 20 — 50% стоимости покупать хорошие активы, собственники которых не смогут преодолеть финансовую турбулентность.

Я считаю, государство, выделяя средства банкам, должно ставить условия их целевого использования. Только так можно довести ресурсы до реального сектора экономики.