Пять золотых, или Новые приключения Буратино

Ирина Перечнева
21 ноября 2016, 00:00

Модель инвестиционной политики регионов, основанная на создании инфраструктуры и налоговых преференций, исчерпала себя. Для привлечения инвестора требуются специальные решения и атмосфера доверия

Фото: Елена Елисеева

Компания «Полимерные материалы» (специализируется на переработке полипропилена и полиэтилена) стала в конце сентября 13-м резидентом химического парка «Тагил» (Свердловская область): она получила готовый объект с необходимым оборудованием для организации производства. Количество резидентов в действующих парках — один из индикаторов развития инфраструктуры промышленных площадок, на которые обращает внимание в отраслевых обзорах Ассоциация индустриальных парков (АИП). За прошедший год в целом по стране число резидентов парков увеличилось на 196 (до 1870 компаний), все вместе они создали более 104 тыс. рабочих мест (плюс 25% к аналогичному показателю 2015 года).

Между тем этап количественного роста инфраструктуры заканчивается. К такому выводу мы пришли, проанализировав содержание двух последних дискуссий на тему локализации — за иннопромовским круглым столом «Развитие производственного бизнеса в России» в Екатеринбурге и на конференции «In Russia 2016» в Москве в конце октября этого года.

Конкуренция регионов за капиталы, идеи, новые рабочие места переходит в другую плоскость. Чтобы наполнить уже созданную инфраструктуру содержанием, удержать пришедших инвесторов и уговорить новых, необходим не столько набор поддержек, сколько создание комфортных условий ведения бизнеса, включающих информацию, кадры, финансирование и экспертизу.

Азбука за четыре сольдо

Интерес к формату возник в России в 2012 — 2013 годах как ответ отдельных регионов Центрального и Приволжского федеральных округов на запрос иностранных инвесторов по локализации производства.

— Тогда попытка построить завод в открытом поле заканчивалась тем, что компании несколько лет только получали разрешения и подсоединяли инфраструктуру. Большинство промышленных инвесторов не понимало, как работать с разрешительной документацией РФ. Кроме того, они в массе своей оказалась не готовы к тяжелому налоговому бремени, — вспоминает заместитель председателя правительства Московской области Денис Буцаев.

Формат индустриального парка снимал многие ограничения. Запрос быстро превратился в тренд. За 2013 — 2016 годы количество ИП в России выросло почти вдвое. Наличие готовой производственной площадки с инженерной инфраструктурой и льготным налоговым режимом для резидентов превратилось чуть не в главную составляющую инвестиционной политики регионов. Ничего плохого в этой кампанейщине нет. Благодаря такому агрессивному позиционированию умные управленческие команды в ряде субъектов федерации (Ленинградской, Калужской, Белгородской, Ульяновской, Московской областях, Татарстане) дали на своих территориях импульс промышленному росту. Остальные как минимум провели инвентаризацию возможностей. В России сформировались лучшие практики привлечения инвесторов (некоторым регионами и сейчас будет полезно заняться их копированием).

Хорошо и то, что и сложилась по сути отдельная отрасль с вполне эффективной структурой во главе — Ассоциацией индустриальных парков.

Сегодня аналитики АИП насчитывают в стране 717 площадок, которые именуют себя индустриальными парками (ИП), однако только 146 из них соответствует требованиям Национального стандарта. Как отмечается в обзоре, в прошлом году хороший импульс получило развитие индустриальных парков за пределами европейской части России. Действительно год назад в список Ассоциации с территории Урал и Западная Сибирь входило десять ИП, по итогам 2015 года — 14. По пять площадок, соответствующих Национальным стандартам, создано в Башкирии и Свердловской области, в Удмуртии, Тюменской, Челябинской, Оренбургской областях — по одному. Всего в макрорегионе Урал и Западная Сибирь мы нашли 25 площадок, которые называют себя индустриальными парками.

Потайная дверь за старым холстом

Период количественного роста инфраструктуры, однако, завершается — на эту мысль наводит заполняемость индустриальных парков. В отраслевых обзорах АИП она уже несколько лет остается на уровне 50%. Списать это на рецессию, геополитику и санкции не получится, поскольку интерес к ведению бизнеса есть. Предприниматели исходят из практических интересов. Президент Schneider Electric Россия и СНГ Йохану Вандерплаетс утверждает, что для его компании Россия остается ключевым рынком:

— Все так говорят, но для нас это на самом деле так. Россия для нас — это четвертый рынок в мире после Китая, Америки и Франции. У нас здесь шесть заводов: два в Самаре, два в Санкт-Петербурге, по одному в Екатеринбурге и под Чебоксарами. На них работают 12 тыс. сотрудников. Бизнес идет хорошо, мы ожидаем в этом году двухзначный рост в евро. Это не потому, что рынок так быстро развивается. Я думаю, стратегия локализации действительно оказалась вы­игрышной. Именно поэтому мы строим планы расширения. Осенью откроем новое производство в Москве.

Интерес к размещению производств подтверждает и директор по продажам коммерческой недвижимости ЗАО «ЮИТ Санкт-Петербург» (управляет индустриальным парком Greenstate) Владислав Таланин:

— Количество обращений в парк такое же, как и до кризиса. Мы видим три категории интересующихся: крупные международные корпорации, которые верят в Россию; российские предприятия-импортеры (в связи с ростом иностранных валют импорт стал невыгоден, и они ищут другое применение своим капиталам); совместные предприятия российских и иностранных партнеров.

Интерес, однако, заканчивается с проведением переговоров. Значит, дело не только в готовых площадках. Инвесторы выбирают точку для размещения бизнеса, руководствуясь более широким набором соображений, чем земля и коммуникации. Для формирования региональной политики важно понять, что это за соображения.

Крекс, пекс, фекс

— Набор системных поддержек не должен поражать воображение, — считает генеральный директор технополиса «Москва» Игорь Лещенко. — Мы знаем массу историй, в первую очередь зарубежных, где наличие каких-либо льгот воспринимается как нездоровье экономики, в которой это происходит. Поэтому увлекаться этим не надо. Но если уж меры заявлены, они должны поддерживаться и ни в коем случае не ухудшать среду.

— Я считаю, инструментов поддержки в России больше чем надо. Что интересует инвестора, который впервые приходит в Россию? Главный вопрос — не как построить завод, а кому продавать продукцию, — развивает тему вице-президент Ассоциации итальянских предпринимателей в России, GIM-Unimpresa Витторио Тарамбини.

Некоторые регионы уже задумались. Наработками делится руководитель Корпорации развития Московской области Тимур Андреев:

— Несмотря на все эти геополитические вызовы и кризисы, инвесторы — люди прагматичные. Первое, чего они хотят, это долю рынка на той территории, куда они заходят. Мы разработали программу межотраслевой кооперации. У нас на территории расположено 1700 промышленных предприятий, мы путем опроса выявили их потребности. Появилось четкое понимание, какую продукцию кто покупает, импортирует. Мы пытаемся эту информацию разместить в свободном доступе, чтобы каждый инвестор, который захочет прийти на территорию Московской области, понимал потребности, которые есть у предприятий, уже представленных на территории. Кроме того, в инвестиционной стратегии региона детально прописаны приоритетные для инвестирования направления, в их числе, например, производство стройматериалов.

Примечательно, что в последнее время растет число инвесторов, которые активно ищут рынки сбыта продукции, произведенной в России, за ее пределами. Йохану Вандерплаетс тоже присматривается к такой возможности:

— Наши объемы производства в России растут еще и потому, что есть спрос на продукцию в странах СНГ, Европе, Южной Америке. Из-за стоимости рубля производить здесь не менее эффективно, чем в Азии. Если наши азиатские заводы экспортируют товар по всему миру, то почему этого не делать из России? Нужно просто решить некоторые бюрократические проблемы.

Это обстоятельство формирует запрос на совершенно новые услуги со стороны региональных институтов развития. Генеральный директор Корпорации развития Ульяновской области Сергей Васин уже сталкивается с этим на практике:

— И наши, и многие иностранные компании хотят выходить на экспорт, им очень нужна помощь. Это не только юридическое сопровождение, но и страхование экспортных контрактов и другие услуги.

Второй критерий выбора региона для размещения производства — кадры.

— Несмотря на то, что Москва это более 50% высшей школы страны, мы сталкиваемся с колоссальным дефицитом кадров, — говорит Игорь Лещенко. — Наши технические школы до сих пор учат по методичкам 80-х годов. Модули, особенно в высокотехнологичных индустриях, быстро устаревают морально и физически. Бывает, что студенты учат своих преподавателей. Это факт, к которому нужно правильно относиться.

И мы уже приходим к тому, что, наверное, мы будем делать специальные практикумы для преподавательского состава.

— Вопрос кадров стоял в нашей повестке на четвертом-пятом месте, сейчас стоит на втором, — соглашается Денис Буцаев. — Мы понимаем, что в России в целом проблемы с подготовкой высококвалифицированных кадров нет, но есть проблема подготовки кадров для конкретных проектов. И мы начинаем работу в этом направлении.

Третий фактор — финансирование, причем эта проблема возникает не только у отечественных, но и у иностранных инвесторов.

— 80% наших заказчиков — иностранные компании, мы с ними начинам общаться с этапа их прихода в Россию, буквально с момента выбора площадки. Средние компании в числе одной из первых проблем называют финансирование. Банковские кредиты в России очень дороги, они просто не могут себя окупить, — формулирует директор по развитию бизнеса инжиниринговой компании Bilfinger — Tebodin Эдуард Хакимов.

— Приходит много иностранных компаний, которые не имеют полного финансирования проекта, — развивает тему Сергей Васин. — Раньше они имели поддержку европейских банков. Сейчас из-за санкций ставка для проектов, реализуемых в России, повышена. Потому многие инвесторы в числе прочего просят оказать поддержку в поисках финансирования.

На этом месте в ходе конференций слово, как правило, передается Фонду развития промышленности. С точки зрения инструментария это, пожалуй, наиболее эффективный институт развития. Сейчас в фонде находится полторы тысячи заявок на получение займов. На конец октября удовлетворено 84.

И дело не только в том, то денег одного института развития на всю страну не хватит. До государственной поддержки еще нужно добраться. Заместитель генерального директора Фонда развития промышленности Сергей Вологодский объясняет:

— У фонда есть меры поддержки финансовые (льготный заем под 5% годовых) и нефинансовые. Создан консультационный центр, чтобы объяснять все аспекты государственного субсидирования и помогать компаниям готовить заявки.

— Но сначала надо добежать до субсидии, а потом убежать от всех следственных органов, которые с этой субсидией за тобой будут ходить, априори говоря, что кто-нибудь обязательно «уворовал», — предупреждает Игорь Лещенко. — Объемы отчетности, предъявленных претензий и просто проверок на всякий случай зашкаливают. Кто сумел получить субсидию, потом приходит и говорит власти примерно такое: «Вы нам больше так не помогайте, после таких субсидий уже жить не хочется».

Добрые руки папы Карло

— Наше прекрасное позиционирование индустриальных парков, специальных экономических зон не имеет большого значения для инвесторов. Значение имеет уровень доверия, — говорит партнер, руководитель практики по управлению строительными проектами КПМГ в России и СНГ Юлия Степанишина. — Лет пять-семь назад многие компании выходили на российский рынок самостоятельно и рассчитывали на локализацию собственными силами, сейчас все больше наших клиентов говорят о той или иной форме совместных предприятий. Так они видят для себя снижение рисков. Что бы мы ни говорили, как бы мы себя внутри страны ни хвалили и какие бы инструменты поддержки ни придумывали, Россия остается рискованной территорией.

Наличие стратегического партнера в России часто становится ключевым критерием выбора и региона, и пощади, а набор преференций идет к нему приятным дополнением. Генеральный директор СП «Уралхимпласт — Хюттенес Альбертус» Евгений Бехтгольд:

— Компания Httenes Albertus Chemische Werke GmbH — один из мировых лидеров в сфере химической продукции для литейного производства, имеет собственные производства в 30 странах. В России долгое время присутствовала как торговая. В 2012 году было принято решение о поиске стратегического партнера. Задача — максимально быстро локализовать основные виды продукции и выйти на рынок с продукцией уже местного производства. В качестве такого партнера была выбрана нижнетагильская компания «Уралхимпласт». Компания имеет богатый опыт и компетенции в производстве химических материалов для различных отраслей промышленности. Наличие мощностей позволило в течение полугода адаптировать технологии и производство с минимальными вложениями и начать выпуск продукции в Нижнем Тагиле. Следующий шаг — выпуск собственной продукции. В прошлом году мы проинвестировали создание нового производства — противопригарных покрытий мощностью 6 тыс. тонн в год. Оно специфичное и не является характерным для «Уралхимпласта». Благодаря тому, что «Уралхимпласт» является резидентом химпарка «Тагил», мы смогли быстро реализовать новый проект, сейчас он находится в стадии пуска. Мы планируем углублять сотрудничество, разрабатывается проект уже полной локализации всех продуктов компании в России.

— От региональных институтов развития многие инвесторы ждут помощи в поиске стратегических партнеров, запрос на такую услугу мы также ощущаем, — говорит Сергей Васин.

Золотой ключик

Региональная политика привлечения инвесторов все чаще требует не дежурного набора поддержек, а специальных решений.

— Мы управляем частным индустриальным парком типа greenfield, проект был начат пять лет назад, сейчас парк заполнен резидентами на 70 — 80%, — рассказывает директор управляющей компании «Про-Бизнес-Парк» (Екатеринбург) Денис Ремезов. — В прошлом году мы начали переговоры с итальянскими предприятиями о размещении их производств. И неожиданно, помимо традиционных вопросов о подключении к инженерным сетям, мы столкнулись с новой проблемой — с разницей в самой культуре производства. Потенциальные итальянские резиденты хотят иметь на территории парка поставщиков-партнеров — они не готовы производить все сами, они привыкли к тому, что в Италии есть узкоспециализированные малые предприятия с развитыми ключевыми компетенциями. Безусловно, мы как управляющая компания ИП включились в эту работу и начали искать решения. Но одних наших усилий недостаточно. Чтобы решить вопрос кооперации, нужно содействие на уровне региона в создании производственных цепочек.

Качество сопровождения инвесторов имеет решающее значение. Это как раз одна из тех составляющих инвестиционного процесса, о которых говорим каждый раз, и несмотря на прогресс, видим, что еще есть куда двигаться в этой сфере, подчеркивает Юлия Степанишина:

— Один наш клиент сам нашел площадку в индустриальном парке в центральном федеральном округе и попросил нас сделать техническую экспертизу. Я знаю это ИП и была уверена, что уж у этих ребят все в порядке и предложила нашему клиенту просто попросить технические документы. Потенциальный резидент не может получить ничего. Для меня это был сюрприз. Мы говорим сейчас об одной из площадок, которые принято считать развитыми.

Прежде всего региональный лидер и его команда должны ответить себе на вопрос, сколько денег бюджет способен вложить в программу привлечения инвесторов и как долго он сможет выдерживать такую нагрузку.

Часто оказывается, что индустриальный парк — вовсе не единственно правильный инструмент запуска промышленного роста. Тюменская область, к примеру, начала показывать взрывной рост промышленного производства с 2012 года только благодаря тому, что каждый год на ее территории инвесторы открывали десятки новых заводов. Причем на тот момент здесь не было ни одной площадки под названием «индустриальный парк». Модель привлечения крупных инвесторов на территории была построена по одному принципу — «каждого водить за руку». Сотрудники департамента инвестиционной политики правительства лично курировали вопрос выделения земли, подключений инфраструктуры для каждого инвестора. В августе этого года в Тюменской области состоялось официальное открытие ИП «Боровский», который изначально позиционируется как готовая площадка для размещения производств малых и средних предприятий. И это не просто огороженная территория с готовой инженерной инфраструктурой. «Боровский» сразу прошел аккредитацию в Минпромторге России и был включен в соответствующий реестр ИП.

Когда регион понимает, зачем ему нужен инвестор вообще и индустриальный парк в особенности, возникает специальное решение. Специальный инвестиционный контракт (СПИК), о котором сейчас говорят на каждой конференции, безусловно, отличный инструмент закрепления договоренностей власти и бизнеса. Но точечный: на него может претендовать проект с суммой вложений не менее 750 млн рублей, есть масса других оговорок. За год в портфеле Фонда развития промышленности появилось всего шесть СПИК, и вряд ли они покроют всю страну. Региональные управленческие команды могут заключать аналогичные контракты на своих территориях для проектов на сумму не менее 300 млн рублей. В отношении остальных придется применять очень простой рычаг успешной инвестиционной политики — держать слово.