Тест на гибкость

Сергей Заякин
22 февраля 2021, 00:00
  Урал

Чтобы удержать долю на рынке, телекомам нужно максимально точно прогнозировать тренды покупательского спроса и быстро подстраиваться под новые тенденции

Объем российского телеком-рынка в прошлом году составил 1,7 трлн рублей, годовая динамика уменьшилась на 0,7% — это самый низкий показатель за всю историю российских телекоммуникаций, сообщили в ТМТ Консалтинг. По предварительным данным агентства, доходы от мобильной связи выросли всего на 0,3% против 3,3% в 2019 году. Основными причинами низкой динамики стали сокращение абонентской базы и падение доходов от международного роуминга.

По итогам 2020 года, число абонентов (активных SIM-карт) мобильной связи в России снизилось на 1,3% до 257 миллионов, проникновение составило 175%. В абсолютном выражении абонентская база сократилась на 3,5 миллиона. «Падение базы стало результатом режима самоизоляции, в течение которого сократились визиты абонентов в салоны связи — основной канал подключения новых абонентов. Другим фактором стало закрытие границ, что привело к сокращению числа находящихся в стране трудовых мигрантов, пользующихся на территории России услугами российских операторов», — оценивают итоги развития рынка аналитики ТМТ Консалтинг.

Проникновение широкополосного доступа (ШПД) в интернет в 2020 году достигло 61%. Абонентская база приросла на 2,1%. Помимо расширения операторами покрытия росту способствовало подключение в период самоизоляции новых абонентов, до этого довольствовавшихся мобильным подключением. Доходы в 2020 году приросли лишь на 1,1% против 3,9% годом ранее. Негативно на динамике сказался второй квартал, когда операторы при возросшем спросе на подключения стремились привлечь абонентов за счет скидок. Другим негативным фактором стало требование правительства не отключать абонентов при нулевом балансе.

На рынке платного ТВ продолжилось снижение динамики подключений: прирост абонентской базы в 2020 году составил 1,6% при 2,5% годом ранее. «Сказалось насыщение рынка — проникновение услуги составляет 81%. Драйвером роста выступают подключения к IPTV в пакете с ШПД, в то время как продолжается отток из кабельных сетей, а также наметился отток у крупнейших спутниковых операторов, — подчеркивают в ТМТ Консалтинг. — Выручка за год приросла на 1,5% — существенно меньше прош­логодних 8,6%».

Как рынок трансформируется под влиянием пандемии, обсудили участники организованного «Э-У» круглого стола «Рынок телекома 2021: что будет после коронакризиса».

Фиджитал и миграция трафика

Трендов, спровоцированных COVID-19, всего три: повсеместный переход на удаленку, огромный скачок в потреблении трафика и следующий за ним рост расходов на содержание и развитие сетей, считают игроки рынка. В остальном, по их мнению, пандемия существенно ситуацию не изменила: компании опирались на стратегии и продукты, запущенные до «ковидной» истории. «Например, операторам ШПД не пришлось лихорадочно наращивать мощности, у них был запас пропускной способности из расчета на ЧНН (час наибольшей нагрузки). Этот самый запас из-за самоизоляции с девяти часов вечера сполз на круглые сутки», — оценивает влияние пандемии на рынок руководитель компании «Конвекс» Александр Мищихин.

— С одной стороны, ничего сверхъестественного действительно не произошло, телекомы продолжали придерживаться своих стратегий, диверсифицировать продуктовую линейку, совершенствовать инфраструктуру. С другой — 2020 год стал отличным тестом на гибкость для всех, не только для операторов. Но операторы были лучше готовы к ситуациям такого рода, не к пандемии конкретно, но к росту трафика, к работе в условиях определенного карантина. Поэтому, когда случилась изоляция, наша компания моментально переключилась на режим военного положения. Все разбежались по домам, начали работать удаленно, я вообще в деревню уехал, — делится опытом работы в «ковидное» время генеральный директор компании ИНСИС Артем Черанёв. — Еще несколько наблюдений. Во-первых, повысился возрастной порог потребителей сетевых услуг, видеоконтента. Пандемия заставила людей старшего возраста разобраться, как устроен интернет, которого они так боялись. Во-вторых, усилилось стирание между онлайном и офлайном, смешались виртуальный и физический миры. Агентство Euromonitor International даже термин новый придумало — «фиджитал». В-третьих, потребитель стал разборчивее и придирчивее. Если раньше в магазине он мог пощупать товар, то в сети оценивать качество ему было сложнее, и покупатель вычленил из всей массы предложений в интернет-магазинах определенные наборы брендов, которым можно доверять. А мы, как оператор, стали ему в этом помогать, подсказывать.

Пока не решен вопрос с частотами для 5G, говорить о дальнейшем развитии телекома непросто

— Трафик серьезно мигрировал. Люди ушли на удаленку, соответственно, нам пришлось оперативно корректировать свои планы, чтобы усиливать именно те локации, куда переместились абоненты — спальные микрорайоны, коттеджные поселки. Существенно выросло потребление трафика, например, в три раза увеличилось пользование игровыми сервисами на наших платформах. Почти в два раза выросли объемы видеоконференций, на 40% — покупки в интернете, на 30% — потребление ТВ-контента и чтение книг, — приводит цифры технический директор МегаФона на Урале Антон Щербаков. — Обратной стороной этой ситуации стало существенное увеличение нагрузки на сеть. Трафик был выше наших прогнозов. То есть фактически за время пандемии, и это отдельная тенденция, каждому пользователю МегаФона в Свердловской области в среднем потребовалось в полтора раза больше данных, чем до пандемии. Сегодня комфортный объем трафика на одного абонента составляет около 15 — 17 Гб в месяц. Пришлось серьезно пересмотреть свои программы развития. Масштаб нашей сети четвертого поколения (4G) на Среднем Урале вырос на четверть.

По словам Антона Щербакова, во время пандемии также выросла скорость принятия решений: «Госструктуры шли навстречу, когда мы расширяли сети. Например, помогали с ускорением оформления документов». 

— Сеть Билайн в Екатеринбурге была готова к миграции интернет-трафика из цент­ра города в спальные районы, потому что на протяжении последних двух лет мы активно занимались развитием инфраструктуры и внедряли новые технологии в интересах наших клиентов. Так, в Академическом мы улучшили качество связи для десятка жилых комплексов и это позволило свыше 90 тыс. жителей района пользоваться еще более быстрым мобильным интернетом. Активность клиентов в сети во время пандемии выросла почти на 40%, в среднем один абонент сейчас потребляет около 20 Гб в месяц, — рассказал руководитель по развитию корпоративного бизнеса в Свердловской области ПАО «Вымпел­Ком» Антон Воронин. — С началом периода распространения коронавируса 90% сотрудников back-office компании перешли на удаленку. И к ситуации с пандемией, можно сказать, мы оказались готовы. С 2016 года Билайн внедрил и постоянно использует формат удаленной работы — комплекс технологических, коммуникационных и HR-решений, благодаря которым сотрудники могут постоянно или несколько дней в неделю работать удаленно. И этим успешным опытом, большой экспертизой и телекоммуникационными решениями по построению работы на удаленке мы делимся с корпоративными клиентами, помогая им оперативно наладить рабочие процессы, не теряя при этом эффективности.

По мнению заместителя директора Екатеринбургского филиала компании «Ростелеком» Никиты Жильцова, к 2024 году до 40% компаний будут сочетать онлайн и офлайн форматы, что в целом приведет к увеличению производительности труда и большей доступности продуктов для клиентов: «В ближайшее время тренд по переводу сотрудников на удаленную работу сохранится. В некоторых отраслях до 30% сотрудников будет продолжать работать в таком режиме».

Вообще не будут зарабатывать на интернете

— Еще один тренд — смещение традиционных подходов по организации информационно-коммуникационной инфраструктуры в сторону сервисной модели, — убежден Никита Жильцов. — Отдавая такие задачи на аутсорсинг, бизнес быстрее и успешнее адаптируется к новой цифровой реальности. Интерес к проектам по созданию и обслуживанию инфраструктуры под ключ растет. У нас есть масса успешных кейсов, которые включают в себя обеспечение информационной безопасности, систему видеонаблюдения, ЦОДы, оборудованные рабочие места.

— Мы как оператор корпоративной связи видим лавинообразный спрос на виртуальные сервисы и искусственный интеллект. Бизнесу, который работает на удаленке, нужна традиционная GSM-связь с высоким качеством голоса, но при этом чтобы все разговоры фиксировались. Чтобы даже в загородном доме чувствовать себя как в офисе, особенно, если речь идет об общении с клиентами. Облачная АТС позволяет включать функции «SMS-извинения» за пропущенный звонок и «SMS-визитка» новым клиентам, это увеличивает продажи наших клиентов на 7%, — делится наблюдениями генеральный директор оператора связи «Новотелс» Евгений Храновский. — Плюс интеграция с CRM-системами, интеграция в медицинской сфере с медицинскими информационными системами и искусственный интеллект, там, где робот может позвонить пациенту, напомнить о завтрашнем приеме и если тот отказывается от приема, то освободить это время и поставить задачу специалисту — перезвонить, продать другую услугу. Вот такого рода сервисы, конечно, востребованы. Сейчас к нам обращаются страховые компании, чтобы искусственный интеллект продавал страховки.

— Пандемия ускорила существующие тенденции на рынке. Несколько лет провайдеры, например, вообще не будут зарабатывать на интернете. Поэтому мы сейчас делаем ставку на ИТ-продукты, такие как цифровой домофон, и усиливаем команды, которые занимаются разработкой цифровых сервисов. Мы не пользователей в наши сервисы будем встраивать, а вокруг человека будем выстраивать интерфейсы, — констатирует директор по развитию цифровых продуктов компании «Интерсвязь» Дмитрий Ботов. — В секторе B2B ключевая ниша для провайдеров — цифровизация предприятий. Мы активно развиваем центры промышленного интернета и искусственного интеллекта. Продукты провайдеров должны быть направлены на повышение производительности труда на предприятиях, снижение издержек и т.д. Это системы видеонаблюдения, видеоаналитики, контроля доступа, автоматизация контакт-центров, интеграция с различными СRМ системами, IP-телефонией.

Драйвером роста индустрии также может стать 5G. «Это в первую очередь не столько про интернет для физических лиц, сколько про развитие новых технологий в разных отраслях экономики — от беспилотных автомобилей до целых производств, управляемых на расстоянии. Как только на государственном уровне будет решен вопрос о выделении частот, ни один из операторов не откажется от реализации подобного рода проектов. У нас есть экспериментальная зона 5G в Москве — в Сколково и Лужниках, мы открывали временные зоны 5G в Сочи и в Санкт-Петербурге, тестировали 5G в Хакасии на реальном производстве. Считаем, что пилотные зоны — это хорошо, но настало время развертывать и реальные коммерческие зоны. И мы к этому готовы», — утверждает Антон Воронин.

Антон Щербаков также считает, что пока не решен вопрос с частотами для 5G, говорить о дальнейшем развитии телекома будет непросто: «По крайней мере в больших городах эту тему пора развивать».

Вызовы и возможности

Что операторы ждут от 2021 года? Участники дискуссии отметили, что тренд на цифровизацию будет только углубляться. В условиях продолжающейся трансформации отрасли на фоне стремительного развития технологий и растущих ожиданий потребителей ключевым фактором успеха для игроков рынка станут новые направления. По мнению Никиты Жильцова, во всех сегментах рынка вырастет запрос на цифровые сервисы, операторы будут быстро менять продуктовую линейку, чтобы соответствовать ожиданиям потребителей.

В списке негативных ожиданий — реализация так называемого закона Яровой, который обязывает операторов хранить записи телефонных разговоров, SMS и т.д. В период пандемии было принято решение о годовой отсрочке его исполнения, точнее — об отсрочке нормы ежегодного увеличения на 15% емкости хранения трафика. По мнению Александра Мищихина, ни у одного действующего оператора, а ШПД-операторов это касается в большей степени, чем беспроводных, нет средств, чтобы наращивать мощности для хранения: «20 — 30% ухнуть в ненужное оборудование — это нереально. У телекомов уже давно нет той рентабельности, которая была раньше. Почему эти решения должны воплощаться в жизнь за счет компаний? Они выметут с рынка последних небольших операторов, остальные будут вынуждены повысить тарифы. Мы все можем пережить — пандемию, наводнение, но закон Яровой — это серьезнейший вызов для рынка, и ответить на него смогут не все».

— Мы будем вкладываться в хранение никому не нужной информации, это мусор, ведь около 95% трафика сейчас уже не поддается дешифровке, — дополняет коллегу Артем Черанёв.

— Закон о хранении данных и действиях абонентов — главный стоппер развития телекома, — подтверждает Евгений Храновский.

— Еще одним барьером является уровень доверия между компаниями при выстраивании  партнерских схем работы, — считает Дмитрий Ботов. — Прежде всего это касается региональных рынков. Этот барьер необходимо преодолевать, чтобы формировать между игроками взаимовыгодные отношения.

Подведем итоги. Несмотря на существенный рост трафика, потребления видеоконтента и облачного гейминга, считать телекомы бенефициарами пандемии — недопустимая ошибка. Все мобильные операторы потеряли часть выручки от фактического закрытия роуминга, просадки в рознице, в то время как инвестиции устремились вверх. Игроки смогли мобилизоваться как с точки зрения финансов, так и с точки зрения оргресурсов, но им нужно время, чтобы восстановиться, научиться эффективно монетизировать новые услуги. В этих условиях новые правила игры на рынке от государства лучше «заморозить» и не на год, а минимум на три.