Специфика грузинской демократии

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
28 ноября 2007, 20:20

Предвыборная кампания в Грузии набирает обороты, и чем ближе 5 января – дата выборов президента страны – тем быстрее грузинская власть забывает, что предвыборный процесс должен иметь хотя бы вид демократического. Последней «жертвой» грузинской демократии стал единственный человек, способный составить реальную конкуренцию действующему президенту.

Вчера в Берлине был арестован бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили, лидер оппозиционной режиму Михаила Саакашвили партии «За единую Грузию». Арест был осуществлен по просьбе грузинских властей на основании Европейской конвенции о взаимной выдаче преступников.

На родине Ираклия Окруашвили обвиняют по четырем статьям Уголовного кодекса: взяточничество, осуществленное организованной группой с вымогательством, отмывание денег, злоупотребление служебными полномочиями и служебная халатность. По странному стечению обстоятельств все эти обвинения появились после того, как сам Окруашвили, выступая на оппозиционном канале «Имеди», обвинил действующего президента Грузии Михаила Саакашвили в тягчайших преступлениях: организации заказного убийства, коррупции, вымогательстве и т. п. Тогда Окруашвили был арестован, и в тюрьме его смогли убедить отказаться от своих слов. Он был выпущен на свободу под залог в 6 млн долларов, внесенный близким к режиму Саакашвили бизнесменом Тамазом Нижарадзе, а накануне массовых митингов оппозиции в Тбилиси в начале ноября бывший министр обороны был выслан в Германию, подальше от митингующих, для «поправки здоровья».

Однако даже из Германии Ираклий Окруашвили смог посредством телеэкрана донести до собравшейся на проспекте Руставели оппозиции свои слова и мысли. После этого грузинские власти объявили его в международный розыск – якобы из-за неявки на допрос. Каким образом за час (а именно столько времени, по словам адвоката Эки Беселия, прошло между доставкой повестки по тбилисскому адресу ее подзащитного и обращением прокуратуры в суд по поводу его неявки) бывший министр обороны мог бы явиться на допрос из Германии (куда его отправили сами грузинские власти) в тбилисскую прокуратуру, официальный Тбилиси не объясняет. После ареста грузинские власти, согласно Европейской конвенции о взаимной выдаче преступников, в 40-дневный срок должны подать документы для начала процедуры экстрадиции Ираклия Окруашвили в Грузию.

События вокруг Ираклия Окруашвили – очередной и далеко не последний скандал в грузинской предвыборной кампании. У грузинских властей, похоже, еще более оригинальные представления о демократическом избирательном процессе, чем, например, даже у российских.

На днях по обвинению ни много ни мало в подготовке государственного переворота был арестован лидер азербайджанской диаспоры в Грузии Дашгын Гюльмамедов, по совместительству являющийся главой избирательного штаба одного из кандидатов на пост президента Грузии, этнического азербайджанца Фазиля Алиева.

Кроме того, в ходе предвыборной кампании грузинского президента посетило неожиданное озарение. Причем «пророссийского» характера, чего за ним ранее не наблюдалось. Михаил Саакашвили изменил свою позицию в отношении участия России в организации оппозиционного митинга в Тбилиси. Теперь, оказывается, главный организатор всего этого не Кремль, а оппозиционный бизнесмен и по совместительству самый богатый человек Грузии Бадри Патаркацишвили. «У зла в Грузии есть одно имя и лицо, – утверждает Михаил Саакашвили. – Это лицо известно всем. Но хочу ему сказать: потратишь миллиарды – ничего не получится, попытаешься обмануть людей – ничего не получится. На подносе захочешь преподнести Грузию недоброжелателям, которые нас хотят поставить на колени, – у тебя ничего не получится», – добавляет грузинский президент. Бадри Патаркацишвили уже предъявлены официальные обвинения, и бизнесмен вынужден скрываться, что, безусловно, негативно сказывается на его возможностях вести активную предвыборную кампанию.

Не забыл грузинский президент и про средства массовой информации, «четвертую власть», от позиции которых зависит рост или падение популярности кандидатов на пост президента. Особого внимания Михаила Саакашвили удостоился крупнейший оппозиционный телеканал «Имеди». Сначала грузинский спецназ провел погром в помещениях телеканала, уничтожив дорогостоящее оборудование, на ремонт которого, по словам журналистов, уйдет несколько месяцев. Затем судебные власти, обвинив «Имеди» в антигосударственной деятельности, наложили арест на имущество и лицензию на вещание. Саакашвили не остановило даже то, что фактическим владельцем телекомпании (по крайней мере, до октября следующего года) является не кто иной, как Руперт Мердок, один из самых влиятельнейших медиамагнатов Соединенных Штатов, который уже выразил возмущение подобными действиями грузинских властей. Грузинский президент знал, что Соединенные Штаты дальше возмущения и призывов «обеспечить демократический процесс выборов» не пойдут. Теперь, после разгрома «Имеди», все общенациональное медиапространство Грузии так или иначе находится под контролем Михаила Саакашвили. Но самое главное в том, что именно после разгрома «Имеди» грузинский президент понял, что ему можно все.

Михаил Саакашвили, скорее всего, одержит победу на январских президентских выборах. И если все действительно будет так, то виной этому станет политическое бессилие (если не сказать – импотенция) грузинской оппозиции. Мало того что оппозиционеры оказались не в состоянии нормально организовать митинг в Тбилиси в начале ноября (в результате чего после первого дня количество митингующих сократилось почти в десять раз, а оппозиционные лидеры призывали тбилисцев «взять на прокорм» митингующих). Им еще и не удалось преодолеть личные амбиции и выдвинуть единого кандидата на грядущие 5 января президентские выборы. Часть оппозиционных партий назвала «единым кандидатом» депутата грузинского парламента Левана Гачечиладзе. В результате, по данным на 26 ноября (когда грузинский центризбирком завершил прием заявок от желающих участвовать в президентской гонке), на выборах оппонентом харизматичному и до сих пор еще популярному Михаилу Саакашвили станет «единый кандидат от оппозиции» – малоизвестный и слабо раскрученный Леван Гачечиладзе… и еще 20 оппозиционных кандидатов. Среди них такие относительно известные люди, как сам Бадри Патаркацишвили, а также глава лейбористской партии Шалва Нателашвили, лидер «Новых правых» Давид Гамкрелидзе, глава партии «Имеди» Ирина Саришвили.

Победа же одного из нынешних оппозиционных кандидатов на досрочных президентских выборах маловероятна. Во-первых, потому, что среди них нет харизматичных кандидатов, способных по популярности сравниться с Михаилом Саакашвили. Единственный потенциально достойный соперник нынешнего президента сейчас в берлинских застенках, ожидает экстрадиции в Грузию. Но его участие в выборах маловероятно. Прежде всего потому, что против этого выступает ряд грузинских оппозиционеров. Ведь в случае победы они не смогут контролировать Ираклия Окруашвили.

Во-вторых, если сейчас большинство из оппозиционных кандидатов не сойдет с предвыборной дистанции и на выборах «разделит» между собой голоса грузин, недовольных политикой Михаила Саакашвили, то тем самым они точно обеспечат последнему легкую и, самое главное, абсолютно легитимную победу.

Ведь для Михаила Саакашвили ключевая цель  – легитимизация собственной власти. После массовых оппозиционных митингов Михаилу Саакашвили необходимо подтвердить, что он – «народный президент». Именно поэтому он параллельно с выборами намерен провести общенациональный референдум. Грузины должны будут ответить на два вопроса. Во-первых, хотят ли они вступить в НАТО. Во-вторых, когда, по их мнению, должны будут состояться следующие парламентские выборы – весной 2008 года или в период с 31 октября по 31 декабря 2008 года. Напомним, что именно вопрос о незаконном, по мнению оппозиции, переносе даты выборов с весны на конец 2008 года стал поводом для массовых манифестаций на проспекте Руставели.
Параллельно с этим грузинский президент уже определился и с приоритетными задачами, которые он будет решать в случае своей победы: «Во время моего второго президентского срока одной из главных задач будет вывод сборной Грузии на чемпионат мира по футболу».