Греция: лед тронулся

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
22 мая 2012, 13:16

По состоянию на конец марта государственный долг страны составил 280,3 млрд евро, что почти на 24% ниже, чем это было в конце прошлого года. По данным Счетной палаты, долг упал на 23,8% (до 370 млрд долларов) по сравнению с 368 млрд евро на конец декабря.

Иллюстрация: Эксперт Online
Госдолг Греции в первом квартале 2012 года сократился почти на четверть

Афины минувшей осенью серьезно ужесточили свои расходные статьи, объясняет аналитик МФХ FIBO Group Анатолий Воронин. Сокращению уровня госдолга способствовало и списание большей суммы долгов Греции перед частными инвесторами в рамках программы PSI, и реструктуризация оставшейся части долга, и частичное погашение облигаций начиная с зимы этого года. Пока информация выглядит только технической, поскольку сокращение показателя произошло за счет разовых мер. И для выхода из кризиса этого недостаточно — нужно продолжать работу в данном направлении.

Действительно, как отметили власти, это стало возможным благодаря «успешной реализации программы реструктуризации экономики страны, которая была начата прежним правительством Греции». Эта программа предполагала широкое участие в реструктуризации долга частного сектора, что позволило списать около 106 млрд евро долга. Инвесторы согласились получить деньги за облигации с дисконтом 53,5% от его номинальной стоимости, с увеличением срока погашения долга до 30 лет. И если еще два года назад греческие облигации по большей части находились в руках частных инвесторов, то теперь 75% оставшегося долга находятся у стран еврозоны и МВФ.

«Ключевое слово "успешной программы" — списание, — указывает замдиректора аналитического департамента Московского фондового центра Елена Чернолецкая. — Реалии современной мировой экономики не предусматривают дефолтов, а лишь списание и реструктуризацию. Хотя, по сути, Греция уже находится в дефолте: 106 млрд евро, списанные по программе участия частного сектора (то есть инвесторы не получат данные средства), и стали оптимистичным уменьшением госдолга Греции». Причем можно сказать, что остальная часть долга тоже находится под дефолтом: инвесторы после реструктуризации должны получить средства с 53,5-процентным дисконтом через 30 лет. На текущий же момент цены новых облигаций не позволяют ни привлекать новые заимствования, ни полноценно обслуживать долг.

Между тем долг Греции по-прежнему очень высок, и ей понадобится либо новая реструктуризация, либо новые кредиты, чтобы рассчитаться с долгами. Этого недостаточно, чтобы удовлетворить критериям ЕС, сообщил, например, China Post источник в министерстве финансов, и в итоге эта цифра будет выше. Тем более что помощь в виде кредитов от ЕЦБ и МВФ добавят к общей задолженности. И хотя сокращение госдолга для Греции — это позитивное событие, указывает аналитик «Инвесткафе» Антон Сафонов, реальных позитивных структурных изменений в экономике страны пока не происходит, и неизвестно, насколько успешным и эффективным будет программа сокращения госрасходов. В соответствии с соглашением с «тройкой» кредиторов, Греция должна провести общее снижение государственного долга до 160% ВВП на конец 2011 года и до 120,5% ВВП к 2020 году, что по-прежнему будет значительно превышать 60-процентный потолок ЕС, но уже станет управляемым показателем.

Сейчас страну ждут повторные выборы 17 июня, а на рынках вовсю циркулируют слухи, что Греция может покинуть еврозону. То есть ждать осталось недолго. Гордиев узел затянут настолько сильно, отмечает эксперт ИФК «Солид» Никита Рязанов, что даже не требует разрубания — лопнет сам даже при незначительной нагрузке. Таким катализатором могут послужить именно выборы. Несмотря на неспособность сформировать коалиционное правительство, избранный в мае парламент наиболее наглядно отражает настроения греков: две трети граждан проголосовали за политические силы правого и левого толка, объединенные одной мыслью, которая, похоже, уже успела обрести статус национальной идеи: отказ от обязательств перед ЕС.

«На мой взгляд, — говорит аналитик, — выборы не станут панацеей: греки, измученные постоянным сокращением расходов, оказались, по сути, в положении, когда даже робкая мысль об улучшении финансового положения недопустима в ближайшие 20–30 лет. Этот срок установлен частными инвесторами, давшими согласие на отсрочку в погашении долга. За это время успеет родиться и вырасти целое поколение греков, которые получат в наследство тяжкое долговое бремя и никаких преимуществ от участия в некогда великом проекте создания единой европейской валюты. А стоит ли овчинка выделки? Похоже, греки решили, что нет».

Отсутствие национальной валюты лишает греческое правительство жесткого, но эффективного механизма девальвации. И хотя отказ от единой валюты в пользу национальной выглядит вполне оправданным, система евро остается крайне громоздкой и неповоротливой. Механизм исключения одной отдельно взятой страны ни разу не применялся, и потому сложно судить о том, какие последствия подобная ампутация может преподнести. В любом случае о позитиве в данном ключе говорить не приходится.

Опять же с введением нацвалюты улучшения не наступят молниеносно, объясняет Никита Рязанов, это потребует от истощенной казны высоких затрат и времени. Напечатать деньги недолго, а вот для банков это будет настоящей головной болью: кредиты, выданные в евро, потребуют перерасчета. Ну и, конечно, не стоит забывать, что вновь введенная драхма с прежней из общего будет иметь разве что название. В случае если новое правительство Греции все-таки решится отказаться от погашения долгов и выполнения условий инвесторов, это будет равнозначно сожжению мостов: греки, вернувшие драхму, останутся один на один со своими проблемами: новых кредитов им никто не предложит еще очень и очень долго.