Нервный срыв

Евгения Новикова
6 сентября 2012, 19:15

Греция решила требовать от Германии репарации за Вторую мировую. Сумма Минфином Греции пока не названа, но оценки приводятся разные. По некоторым данным, речь может идти о 7,5 млрд евро. Денег Афины не получат, но рискуют серьезно испортить отношения со своим главным кредитором. Германия неоднократно заявляла, что уже расплатилась за все и со всеми.

Иллюстрация: Эксперт Online
Греция решила требовать от Германии репарации за Вторую мировую

«Тема не закрыта, и мы оставляем за собой право решить вопрос удовлетворяющим нас образом», — заявил замминистра финансов Греции Кристос Стайкурос парламенту, сообщив, что Минфин подсчитает сумму репараций, которую Германия должна выплатить грекам за преступления Второй мировой войны. По его словам, эксперты изучат архивы министерства, чтобы определить размер соответствующей суммы. Как сообщают некоторые СМИ, речь идет о 7,5 млрд евро. Вопрос о долге Германии перед Грецией является особенно сложным в правовом отношении, и он будет разрешен в соответствии с положениями международного права, добавил чиновник.

Вопрос о репарациях Греция поднимает не впервые. В марте 2010 года Афины намекнули Берлину на наличие такого долга. В тот момент Греция уже находилась на грани дефолта. Тогда заявление о репарациях прозвучало на самом высшем уровне: Георгиос Папандреу, в тот момент премьер, сказал в Брюсселе, что вопрос о репарациях «остается открытым», хотя, по его мнению, «поднимать его сейчас» было бы неразумно.

В Афинах в то время звучали более громкие заявления. Теодорос Пангалос, в то время вице-премьер, сказал, что во время Второй мировой немцы вывезли золотой запас Греции и тем самым разрушили ее экономику. Мэр Афин Никитас Какламанис потребовал от Германии 70 млрд евро в качестве репараций. Кроме того, Афины хотели получить компенсации за заем объемом в 2 млрд, который Германия во время оккупации заставила выделить Грецию.

Берлин спокойно сказал, что вопрос о репарациях за нацистские преступления закрыт. Греции уже получила 115 млн марок по договору от 1960 года. Кроме того, Берлин выплатил компенсации узникам концлагерей. МИД Германии тогда заявил, что решение лондонской конференции 1953 года (о том, что Германия должна была рассчитаться по всем внешним долгам в течение 5 лет после объединения) потеряло силу после заключения в 1990 году договора «Два плюс четыре» об окончательном урегулировании в отношении Германии. Этот документ был заключен между ГДР, ФРГ, а также США, СССР, Францией и Великобританией. Союзники по Второй мировой войне отказались от своих прав в отношении Германии. Суверенитет Германии над внутренними и внешними делами был восстановлен. Все последующие выплаты осуществлялись по решению Берлина, а не в соответствии с обязательствами.

Отметим, Германия является крупнейшей экономикой ЕС и главным спасителем евро. Именно она — главный донор Евросоюза. И в частности, той же Греции, которая регулярно не может справиться с проблемами в собственных финансах. В 2010 году Греция получила от Евросоюза и МФВ беспроцентный кредит в 110 млрд евро в обмен на обещания соблюдать жесткие требования сокращения бюджетного дефицита.

Весной 2012 года тема выплаты репараций снова оживилась. В Греции проходила предвыборная кампания — досрочно избирался парламент. И обсуждение получения денег с Германии было очень кстати. Особенно в этом деле отличилась  партия «Независимые греки». Берлин тогда дал понять, что не намерен вступать в дискуссии. «Спустя 65 лет после окончания войны... вопрос о репарациях, с точки зрения федерального правительства Германии, больше не ставится», — заявили в МИД ФРГ.

К лету 2012 финансовое состояние Греции усугубилось. В Европе не исключают, что эта страна может покинуть зону евро, хотя Германия по-прежнему выступает против такого шага. Кредиты, полученные от МВФ и ЕС (240 млрд евро) так и не стабилизировали ситуацию, госдолг составляет 150% ВВП.

И тема германских репараций возникла вновь. На сей раз ньюсмейкером оказался не представитель партии, а госчиновник, заместитель главы Минфина. «Это все очень эмоционально, — заявил "Эксперту Online" берлинский политолог Александр Рар. — Сейчас ситуация в Европе дошла до такого предела, что кое у кого сдают нервы. Конечно, такому гордому народу как греки неприятно постоянно слушать критику, исходящую из Германии, по поводу того, что они не умеют обращаться с бюджетом и финансами, не умеют наладить финансовый порядок в стране. Когда от решений зависят судьбы людей, бюджет Греции, состояние целой нации, понятно, что такие аргументы, как тема репараций, используются некоторыми, чтобы накалить страсти или, может быть, получить дополнительную поддержку электората в крайне левых или крайне правых кругах. С моей точки зрения, они недопустимы. Германия все вернула, свою вину признала и выплатила всем, кому нужно — такова немецкая точка зрения.  И то, что Германия в последние годы сделала для Европы, тоже нельзя забывать».

Ответа Берлина на выступление замглавы Минфина Стайкуроса не последовало. Но и в Германии, по свидетельству Рара, далеко не все рады тому, как ведут себя Афины в последнее время: «Нервы сдают и у Германии, которая хотела бы сохранить Грецию в зоне евро, но понимает, что либо с ней нужно говорит гораздо строже, чем это делается сейчас, либо смотреть реальности в глаза и спасать евро, возможно, без Греции. В Германии тоже есть те, кто требует выдворить греков из еврозоны, кто заявляет, что греки не умеют работать».

Такого рода напряженность между соседями по ЕС, очевидно, ни к чему хорошему привести не может, особенно, если учесть, что европейцы собирались строить политический союз, общеевропейский дом. «Конечно, такие разговоры просто вредны для атмосферы внутри ЕС, для совместного выхода из кризиса», — добавляет Рар.

Но, по мнению политолога, особого значения конфликту придавать не стоит, пока тема не обсуждается на высшем уровне: «Пока такие заявления делают комментаторы в прессе, журналисты, общественные деятели, политики второго эшелона, на них другой стороне особенно реагировать не надо. Сложно будет, если такие заявления будут исходить из уст самих руководителей и первых лиц. Но этого, к счастью, не происходит».