Не без металла в голосе

Константин Смирнов
обозреватель Expert.ru
21 апреля 2022, 00:00

На совещании у президента 20 апреля металлургам в качестве приоритетного обозначен внутренний рынок, другой приоритет - развитие номенклатуры изделий, третий, для которого необходимо участие правительства - повышение внутреннего спроса на эти продукцию металлургии. Правительству также поручено разобраться с ВТО, что будет сделать тем более нелегко, что последнее пребывает в плачевном состоянии.

Пресс-служба президента РФ
Совещание по развитию металлургической отрасли

Президент Владимир Путин 20 апреля провел совещание по поддержке металлургии в условиях санкций. Глава государства предложил правительству вместе с участниками рынка разработать и внедрить новую модель отрасли, рассчитанную не только на противодействие санкциям, особенно ведущим к ограничению экспорта, но и на более дальнюю перспективу. В частности, предписано увеличить спрос на металлы на внутреннем рынке. А к 1 июня правительство должно представить проект новой стратегии взаимоотношений с ВТО. Металлурги в ответ попросили снизить налоги.

Собственные вызовы для отрасли 

Президент начиная с 24 февраля регулярно проводит совещания с членами правительства, руководством ЦБ и представителями предпринимательского сообщества. Главная тема — противодействие экстраординарным западным санкциям, как в производства, так и в социальной сфере. 

Так, 18 апреля глава государства собрал совещание по общим вопросам социально-экономического развития. Ранее обсуждалось положение дел и соответственно меры господдержки авиаотрасли, строительства, ТЭК, аграрного сектора и Арктики. 

20 апреля очередь дошла до черной и цветной металлургии. 

Представители отрасли сетуют на двойное давление, извне и внутри страны. С 1 января этого года увеличилась ставка НДПИ на добычу железной руды и появился специальный акциз на жидкую сталь.  

В этом году ставка НДПИ на добычу железной руды была доведена до 5,5% от средней мировой цены. На сырье для коксующегося угля — до 1,5%. На руду для производства меди, никеля и металлов платиновой группы, добываемую в Красноярском крае — до 6%. Спецакциз на жидкую сталь составит 3% от мировой цены, если она превысит $300 за тонну производимых из нее слябов. 

В результате Минфин запланировал дополнительно собрать с металлургов, производителей кокса (а также производителей минеральных удобрений) в 2022-2024 годах 546 млрд руб. Только поступления от «жидкого» акциза в трехлетний бюджет должны были составить 179,45 млрд рублей: 61,6 млрд руб. — в 2022 году, 59,1 млрд — в 2023-м, 58,75 млрд руб. — в 2024-м. 

В принципе могло быть и хуже. В августе 2018 года Андрей Белоусов, тогда помощник президента, направил Владимиру Путину письмо, взорвавшее информационное поле. Он предложил в ежегодном режиме дополнительно изымать у металлургов и нефтехимиков до 500 млрд руб. Цены на металлы росли уже в 2018 году. Продолжили в 2019-ом. После падения в коронавирусном 2020-ом в прошлом году мировые цены в целом на все металлы почти удвоились. Вслед за ними ввысь устремились и внутренние. Пришлось для их сдерживания с августа по 31 декабря 2021 года ввести экспортные пошлины.  

В этом году наблюдается взрывной рост мировых цен. По данным Bloomberg, к марту алюминий подорожал на 25%, палладий — на 61% (кстати, российский металл закрывает 45% мирового спроса), никель — на 130%. 

Так что, по оценке Минпромторга, до последних событий вокруг Украины планировалось дополнительно собрать с металлургов всего лишь до 20% от конъюнктурных сверхдоходов, а не почти все как предлагал Белоусов. 

Но фискальным прессом правительство не ограничилось. 10 марта совещание с металлургами провел заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов. Он потребовал снижения цен на горячекатаный прокат, арматуру и другую металлопродукцию, которая продается напрямую конечным потребителям. 

Затем глава Минпромторга Денис Мантуров провел встречу с собственниками и топ-менеджерами крупнейших металлургических компаний, по итогам которой рекомендовал им установить «прозрачные цены» на внутреннем рынке по всей цепочке «сырье — производитель — дистрибьютор — потребитель». В Минпромторге также призвали компании при формировании цены не ориентироваться на экспорт. 

Эти усилия оказались результативными. Как подытожил вице-премьер Марат Хуснуллин, цены на строительную арматуру снижены на 13%. 

Таким образом, металлурги ощущают себя в непростой ситуация. С одной стороны, мол, фискальный пресс, с другой — западные санкции 

Поэтому на совещании у президента представители отрасли подняли вопрос о снижении ставки НДПИ на железную руду, коксующийся уголь и акциза на жидкую сталь. Номинальные цифры можно не трогать. Главное отвязать фиксацию ставки от экспортных цен и вообще от мировых. К тому же можно еще и просто ограничить рост фискальных ставок нынешними рублевыми пределами. Например, сбор «жидкого» акциза остановить после достижения бюджетного плана (показатели см. выше).

Металлургам обозначена стратегия

Но фискальный вопрос из-за его технической сложности может быть решен только на площадке правительства. Те или иные льготы, вероятно, станут известны в мае. 

К тому же ряд мер господдержи уже фактически введен в действие. Так, владелец НЛМК Владимир Лисин еще ранее высоко оценил эффективность отмены на год административных проверок всех предприятий, а также меры поддержки одного из основных внутренних потребителей металлопродукции — строительного комплекса. Его первым в качестве локомотива отрасли и упомянул на совещании Владимир Путин. 

А он, перечислив проблемы, с которыми столкнулась отрасль (включая не только проблемы с экспортом металлов, но и запреты на поставку в Россию важных компонентов для их производства), указал также, что "ключевые, опорные для бизнеса понятия оказались лишними в политической игре евробюрократов" и заметил, что "оснований полагать, что поведение наших партнёров принципиально изменится". В этих условиях стратегия развития металлургии существует у нас, по словам Владимира Путина, как на корпоративном уровне, так и на уровне государства.

От имени государства президентом было сказано следующее. "В том числе с учётом новых тенденций нужно вносить изменения в структуру производства и поставок российской металлургической продукции. Знаю, что бизнес уже перестраивает логистические и производственные цепочки, находит новых поставщиков и покупателей, чтобы сохранить работу предприятий, защитить интересы трудовых коллективов.

Но при этом нужно заботиться не просто об "обеспечение устойчивой работы всего металлургического комплекса, сохранение объёмов производства,". А и о наращивании возможностей предприятий, увеличении номенклатуры товаров, производимых в России. "Возможную модель развития отрасли в современных условиях, да и на перспективу" и было предложено обсудить на совещании вместе с представителями бизнеса (и внушительным составом руководства экономико-промышленных ведомств и Центробанка, а также администрации президента).

"При этом подчеркну важность внутреннего спроса. Его нужно поддержать и стимулировать, прежде всего за счёт увеличения объёмов жилищного, инфраструктурного, коммерческого и промышленного строительства, за счёт широкого выпуска товаров, где используется металлургическая продукция", - заявил президент.

Он добавил, что "для поддержки спроса на отечественный металл необходимо запускать долгосрочные проекты и программы, эффект от реализации которых будет ощутим для всей экономики, для российских регионов и жителей".

Так кто, судя по обозначенным на совещании у президента 20 апреля задачам, переориентация металлургии на внутренний рынок станет ключевым направлением выхода из кризиса. Также, конечно, необходим и поиск новых внешних потребителей. А это является трудной задачей из-за санкций.  

Санкционный удар 

Безусловно, внешний фактор куда опаснее внутренних противоречий. США, ЕС и Великобритания ввели санкции на импорт некоторых видов металлопродукции из России после 24 февраля. В частности, запрет на торговлю с РФ коснулся товаров из железа и стали: металлических листов, продукции из олова, арматуры, стержней, катанки из нержавеющей стали, уголков, профилей, шпунтов, проволоки, бесшовных и сварных труб.

Суммарно российские металлурги оценивают объем продукции, которую невозможно экспортировать в западные страны из-за санкций, в 4 млн тонн в год. Что, вообще-то не смертельно, так как составляет всего 10% от общего экспорта. Но санкции нарастают, разрушаются логистические цепочки. Поэтому общее сокращение потребления своих товаров в нынешнем году из-за сложностей на экспортных направлениях и падения спроса на внутреннем рынке представители металлургической отрасли оценивают в целых 30% или в 13 млн тонн. 

Под санкции подпали и ряд владельцев российских металлургических компаний. Так, "Северсталь" 2 марта объявила о прекращении поставок стальной продукции в страны Евросоюза после введения ограничений в отношении основного акционера и председателя совета директоров компании Алексея Мордашова. 

Что делать с ВТО? 

Президент на совещании подчеркнул, что Россия занимает пятое место в мире по производству стали и ведущие позиции по производству ряда цветных металлов. Например, покрывает треть мирового потребления титана (авиастроение) и 45% палладия (автомобили, микросхемы и полупроводники). При этом только черная металлургия составляет 5% от ВВП. 

Так что Владимир Путин не без оснований заявил, что «для зарубежных покупателей и партнёров сотрудничество с российскими металлургами всегда было и остаётся предсказуемым и взаимовыгодным». 

Но, возмущен президент, «за последнее время в отношении наших компаний были введены незаконные ограничения со стороны западных государств», включая не только запрет на поставку готовой продукции, но и на приобретение некоторых компонентов для производства металлопроката, стальных листов, арматуры и т.п. 

Владимир Путин подчеркнул при этом, что все эти меры идут вразрез с принципами Всемирной торговой организации (ВТО), «о приверженности которым постоянно твердили европейские коллеги». 

Поэтому президент поручил правительству провести «комплексную оценку правомерности решений западных контрагентов, а также подготовить обновлённую стратегию наших действий во Всемирной торговой организации до 1 июня этого года». 

Президент поставил правильную задачу. Но чиновникам придется поломать голову над тем, как её решать. 

С 10 декабря 2019 года ВТО, учрежденной в 1995 году, фактически не существует. Точнее, аппарат ВТО трудится не покладая рук. Но его функционал ограничен чуть ли не до нуля. США заблокировали назначение новых судей апелляционного органа организации. Его работа приостановлена с 10 декабря 2019 года, когда истек срок полномочий еще одного судьи (для вынесения решения иск должен рассматриваться минимум тремя судьями). 

В результате до сих пор несмотря на то, что основной орган по разрешению споров ВТО формально продолжает работать, исполнение его решений стало добровольным делом — ведь окончательным считается решение именно апелляционной инстанции. Более того, из-за остановки работы апелляционного органа «зависло» рассмотрение 16 исков.  

В 2020 году в четырех случаях все-таки стороны подали на апелляцию. Но, как мы уже подчеркивали, апелляционные решения даже в случае их формулирования, все равно странами-участниками ВТО не исполняются.  

Буксует и низший уровень решения споров. Все реже собираются панели арбитров. В 2020 году их было сформировано всего шесть панелей арбитров. 

В целом в рамках ВТО с 1 января 1995 года было рассмотрено 598 споров. Но начиная с 2020 года они измеряются единицами по пять-шесть в год. 

При этом Россия, которая официально вступила в организацию в августе 2012 года, участвовала в 40 спорах, большую часть из которых она проиграла полностью или частично. 

Впрочем, было четыре победы. Две над Украиной. Арбитры ВТО отклонили иски Киева об ограничении с 2015 года экспорта железнодорожной продукции в Россию и нарушении транзита грузовых вагонов. В 2018 году удалось получить одобрение ВТО на полную загрузку газопровода OPAL, протянутого от “Северного потока-1” через территорию Германии в Чехию. Без этого решения трудно было бы в полной мере задействовать эту магистраль в ходе последнего газового кризиса. 

В 2020 году завершили спор с ЕС по поводу неправового применения союзом энергокорректировок. Это когда в Брюсселе подсчитывали себестоимость российских экспортных товаров не по российским же ценам на электроэнергию, а по котировкам третьих стран. 

Но все это уже в прошлом. Коллективный Запад не только отказался на практике применять к России правила ВТО, но уже множатся призывы исключить нас из этой организации. 

Забавно, но в декабре прошлого года ЕС подал иск на Россию в ВТО, требуя наложить на российский бюджет штраф в 290 млрд евро за то, что европейские компании имеют меньше шансов чем российские получить госзаказ, так как к ним предъявляются более жесткие требования. Но история затихла по причине бегства западных компаний с российского рынка. 

Впрочем, России не стоит самой уходить из ВТО. Как никак, но какая-то трибуна. И не только перед Западом, но и Востоком.