Две с половиной войны

Шамсудин Мамаев
23 апреля 2001, 00:00

Этим летом российские военные будут участвовать в боевых действиях на Кавказе, в Средней Азии и на Балканах

За три дня до неожиданного прилета Владимира Путина в Чечню на одном из блокпостов под селением Курчалой были задержаны двое молодых людей, имевших поддельные документы. Они оказались курьерами Аслана Масхадова. У парней изъяли документ под названием "Приказ верховного главнокомандующего Чеченской республики Ичкерия N307". Речь в нем шла о подготовке новой весенне-летней кампании в Чечне: боевикам, находящимся в других регионах, предписано концентрироваться на территории Чеченской республики, полевым командирам - начать расконсервацию блиндажей и опорных баз в лесных массивах, доукомплектовать отряды людьми из "числа ополчения" и приступать к боевым действиям. В этот же день командование моджахедов сообщило и о первой атаке в рамках "нового стратегического наступления" - 10 апреля один из отрядов атаковал сразу три рядом расположенных российских блокпоста.

А на следующий день информационный сайт чеченских сепаратистов опубликовал текст известного российского эксперта Александра Умнова с анализом военно-политической ситуации. Цитируем: "Министерство обороны России всерьез рассматривает возможность массированного вторжения в Среднюю Азию бойцов исламских вооруженных формирований (при возможной активной поддержке со стороны афганского движения талибов). Приведены в состояние повышенной боевой готовности Московский и Пянджский погранотряды, но дополнительные резервы Россия предполагает перебросить только после начала активных боевых действий в Средней Азии. Наиболее боеспособные части российской армии скованы боевыми действиями в Чечне. Маленькая Чечня лишает Россию возможности маневра на всем пространстве от Кавказа до Средней Азии. Боевые части, принуждаемые командованием к проведению карательных операций, перестают быть боевыми частями и уже не способны на решение масштабных задач. С открытием второго фронта в Средней Азии поражение России будет неминуемым".

По данным Росинформцентра, с 1 октября 1999 года по 2 февраля 2001 года в Чечне погибли 2728 и ранен 7971 российский военнослужащий. С февраля 2001 года силовые ведомства прекратили сообщать о числе погибших и раненых.

Никаких стратегических секретов Умнов не раскрыл - он лишь оформил своими выводами ту информацию, которую передал Москве министр иностранных дел Германии Йошка Фишер еще в феврале. Ссылаясь на доклад немецкой разведки, Фишер тогда информировал своих российских коллег, что ориентировочно в мае в Средней Азии назревает "очень серьезный" конфликт. И что эта война может оказаться настолько масштабной и длительной, что неизбежно окажет негативное влияние на обстановку в Европе в целом. Поскольку же выступление исламистов в Средней Азии послужит ободряющим фактором для чеченских боевиков, следует ожидать существенной дестабилизации обстановки и в "некоторых районах" самой России. Если же российская армия будет вынуждена войти в Узбекистан и Киргизию, то у нее не хватит сил, чтобы контролировать ситуацию.

На только что состоявшейся встрече российского президента с немецким канцлером Герхардом Шредером положение в Средней Азии уже не обсуждалось - угроза Европе возникла там, где германская разведка ее вообще не ожидала, на Балканах. И внимание Берлина переключилось именно туда. А еще через два дня албанский снайпер застрелил здесь российского солдата - это первая боевая потеря нашего контингента. Так что России этим летом, похоже, придется сдерживать натиск международного терроризма уже не на двух, а сразу на трех южных фронтах. Точнее, на двух с половиной - все же на Балканах основную роль будет играть KFOR.

Где гарнизоны?

"Мы должны понять, в каком объеме выводить войска, куда они должны выводиться, - заявил Владимир Путин журналистам, прилетев в прошлую субботу на главную базу ОГВ на Северном Кавказе в Ханкале. - Могу вам сказать, что сокращение будет происходить в соответствии с процессами роста возможностей правоохранительных органов".

Сообщение о возможной отправке в Таджикистан трехтысячного контингента российских десантников для отражения вероятной крупномасштабной агрессии против центральноазиатских стран СНГ проскочило по информационным каналам еще в начале марта. Однако на деле все не так просто - в соответствии с подписанными в рамках Договора о коллективной безопасности соглашениями для этого необходимы просьба Душанбе и реальное наличие угрожающей ситуации. Поэтому Москва все же запланировала первоочередной вывод из Чечни как раз войск ВДВ, но пока вывела только около трехсот десантников. Для борьбы же с бандформированиями и защиты местной власти и населения от террора боевиков Генштаб разработал план размещения армейских гарнизонов по 100-120 человек почти в 200 населенных пунктах республики. При этом сохраняются местные органы милиции и отряды самообороны. Недовольные произволом федералов Ахмад Кадыров и Бислан Гантемиров с энтузиазмом поддержали вывод войск. Однако стоило Владимиру Путину появиться в Чечне, как он получил обращение старейшин Аргуна с просьбой приостановить вывод войск.

На самом деле никакого "роста возможностей правоохранительных органов" не происходит - налицо их катастрофический спад. "Гарнизонизация" Чечни должна была начаться одновременно с состоявшейся в феврале передачей управления контртеррористической операцией в руки ФСБ, но пока никаких сведений о начале этого процесса не поступало. Например, 9 апреля в село Кулары вошли около 15 боевиков. Никакого гарнизона в селе не оказалось. Троих местных жителей, братьев Дашаевых, потребовавших от бандитов уйти из села, застрелили с криками "Аллах акбар!". Пытавшийся воспрепятствовать бандитам участковый инспектор Бислан Ибрагимов также был застрелен. Другой группой боевиков в своем доме на глазах у мужа и ребенка была убита заместитель главы сельской администрации Лариса Мовсарова. Еще пятеро сельчан с тяжелыми огнестрельными ранениями были госпитализированы.

Вполне возможно, что с "гарнизонизацией" произошла такая же техническая нестыковка, как и с выплатой "боевых" контрактникам. Эта проблема, которая в значительной степени и стала причиной приезда президента в Чечню, оказалась чисто аппаратного происхождения - выяснилось, что деньги военным были выделены, но из-за передачи управления в Чечне от Минобороны к ФСБ возникла неразбериха с порядком утверждения приказов по их выплате, и Минфин приостановил финансирование. Однако при проведении контртеррористической операции ценой подобных нестыковок становятся человеческие жизни.

Как раз с февраля, дополнительно к идущему уже с осени отстрелу представителей местной власти, началось уничтожение русского населения Грозного. На сегодняшний день убито уже 37 русских жителей чеченской столицы, а самый наглый и демонстративный расстрел произошел в день приезда в Чечню российского президента: вначале на центральном рынке столицы кто-то застрелил трех русских женщин, а затем боевики буквально изрешетили заместителя прокурора города Владимира Мороза, начавшего расследование этого дела. В сознание мирных жителей внедряются две тяжелые мысли: о всесилии боевиков и бессилии федеральной власти.

Днем и ночью

Бесперспективность ситуации заключается в том, что вряд ли "гарнизонизация" Чечни приведет к лучшему результату, чем тот, который мы видим в Грозном. Войск в чеченской столице достаточно - около 8 тыс. вооруженных представителей силовых структур России. Однако говорить о том, что они являются хозяевами положения, - нельзя. Как нельзя представить себе прогуливающегося по улицам города одинокого солдата или офицера - передвигаются они только группами и с большой опаской. Легальных источников заработка у жителей Грозного нет, все взрослое население и молодежь тем или иным способом подрабатывают на войне. Например, мальчики восьми-двенадцати лет являются прекрасными наблюдателями и разведчиками. За то, что они наведут исполнителей на "цель" - любого представителя российской власти, - получают 15-20 долларов. Аслан Масхадов своим указом тарифицировал боевикам стоимость федералов - солдат ВС РФ стоит 15 баранов, рядовой десантник - 20 баранов и так далее до полковника включительно. Начиная с генералов цена измеряется уже в быках и может доходить до 40 штук. Сама тарификация связана с исторической традицией, идущей от имама Шамиля, но сейчас награда выплачивается наличными, в СКВ.

В интервью радио "Свобода" Руслан Хасбулатов отметил, что, согласно полученным непосредственно от жителей деревень данным, около 100 тыс. человек погибло в Чечне по причинам, имеющим непосредственное отношение к военным действиям. Российские генералы сообщают, что в результате контртеррористической операции в Чечне погибли одна-две тысячи мирных жителей. Достоверных данных нет.

Только что возбуждено уголовное дело и начато расследование по факту выдачи паспортов нового образца членам бандформирований в Надтеречном, одном из самых пророссийских районов Чеченской республики. Установлено, что за денежное вознаграждение в размере 300-500 долларов здешнее руководство паспортно-визовой службы РОВД выдавало общегражданские паспорта нового образца с фиктивными данными даже лицам, находящимся в федеральном розыске. В Грозном тоже была проведена паспортизация населения. Как выяснилось, в среднем каждому жителю города уже выдано по два паспорта. В результате столь "успешной" паспортизации все, кому это необходимо, вполне свободно перемещаются по городу, совершенно не опасаясь проверок на блокпостах.

Все дороги в городе закреплены за различными силовыми структурами, которые должны отвечать за их безопасность. Но "с пяти вечера и до семи утра Грозный предоставлен боевикам и террористам. Они могут делать все что хотят. Нет мобильных групп, нет освещения, нет патрульно-постовой службы, не организовано преследование бандитов. С наступлением темноты все райотделы запираются и замыкаются в своих подразделениях", - рассказывает мэр города Бислан Гантемиров. Поэтому каждое утро на проспектах и улицах Грозного появляются бойцы с миноискателями. Однако эта деятельность не дает практически никакого результата - сразу после осмотра улиц вновь начинают подрываться машины, бронетехника, люди. Причина в том, что "для установления фугаса местному милиционеру надо заплатить всего двести долларов, а для убийства военнослужащего - пятьсот. Тут это такая же вещь, как покупка яблок на российских рынках", - объясняет Гантемиров. Каждый второй чеченский милиционер - скрытый боевик. Бислан даже как-то выступал перед главами районных администраций, утверждая, что милиция засорена боевиками, и требуя предоставить ему право ее "зачистить". Но Москва взяла эту функцию на себя. Тем не менее пока федеральная власть живет в Ханкале, а республиканская - в Гудермесе, Гантемиров является единственным представителем власти, который живет в Грозном. Временами перестреливается с боевиками, временами с федералами. А его родной брат тем временем контролирует торговлю на центральном рынке.

"Порядок в Грозном нельзя навести, отсиживаясь в Гудермесе", - заявил недавно глава администрации Чечни Ахмад Кадыров. Однако его переезд сюда затягивается еще с прошлого года. Последний срок переезда был назначен на 15 апреля. Однако 12 апреля Кадыров сообщил, что в графике ремонта Дома правительства республики произошел сбой - машины, которые везли из Москвы окна и двери для здания чеченской администрации, были на несколько дней задержаны в одном из регионов Северного Кавказа. Кем и почему они были задержаны, Кадыров не объяснил. Но выразил уверенность в том, что до конца месяца ремонт закончится и аппарат сможет начать работу в чеченской столице.

Тем временем в республику приехал федеральный министр по делам Чечни Владимир Елагин. Он встретился с председателем правительства Чечни Станиславом Ильясовым, затем участвовал в совещании по проблемам нефтяного комплекса республики и заседании правительства по вопросам восстановления разрушенного жилья. После этого Станислав Ильясов сообщил, что администрация и правительство Чечни приступят к работе в Грозном 23 апреля.

Плоды воображения

"Попытка представить наш регион, как пороховую бочку, которую могут легко взорвать даже несмышленые дети, является плодом болезненного воображения. От своего имени и, не сомневаюсь, от имени своих коллег по региону хотел бы заверить озабоченных нашей судьбой россиян, что Центральная Азия не взорвется!" - заявил недавно президент Киргизии Аскар Акаев. Действительно, боевики Исламского движения Узбекистана уже два года пытаются поджечь Среднюю Азию своими вторжениями и пока не преуспели - как и их чеченские коллеги на Северном Кавказе. И хотя сейчас готовится явно значительно более масштабное вторжение, чем в прошлые два года, ключом к военному успеху моджахедов в Средней Азии все же является установление полного контроля талибов над Афганистаном. То, чего они никак не могут добиться уже четыре года, считая со взятия Кабула в 1996 году.

В прошлом году летнее вторжение отрядов Джумы Намангани в Среднюю Азию сыграло роль отвлекающего удара для основной армии талибов: приковав к себе всеобщее внимание, заставив мировое сообщество всячески склонять талибов к переговорам, а Москву перенацелить военно-техническую помощь с Ахмад-Шаха Масуда, лидера антиталибского Северного альянса Афганистана, на Ташкент и Бишкек, Джума дал возможность талибам внезапно выйти из переговоров и, захватив Талукан (административный центр провинции Тахар на северо-востоке Афганистана), перерезать все транспортные артерии, по которым Северному альянсу поступала помощь из Москвы. Тем не менее Ахмад-Шах Масуд устоял, а мировое сообщество поняло свою ошибку, и Совбез ООН наложил запрет на поставки оружия талибам. Вопреки, кстати, мнению генсека ООН Кофи Аннана и всех гуманитарных организаций ООН, призывающих к переговорам противоборствующих сторон. Конечно, они не испытывают какого-либо сочувствия к талибам, просто в Афганистане сейчас засуха, и военные действия усугубляют бедствия народа.

Сейчас масштабную военную помощь Масуду оказывают не только Россия, но также Иран и Индия. Транспортные самолеты с оружием, боеприпасами и провизией прибывают в Душанбе или на военный аэродром в Курган-Тюбе. Уже оттуда техника переправляется через границу. Помощники Масуда утверждают, что благодаря этой помощи альянсу удалось дополнительно привлечь в свои ряды 20 тыс. бойцов. Кроме того, сейчас по движению "Талибан" периодически наносят разящие удары в провинции Бамиан воспрявшие духом хазарейцы, а скоро, видимо, к активным действиям перейдет и лидер афганских узбеков Рашид Дустум, который только что провел переговоры с Масудом. А на запад страны приехал из Ирана бывший губернатор провинции Герат Исмаил Хан, тоже готовый выступить против воинственных "студентов медресе".

Все это способно изменить ситуацию на фронте, которая до сих пор развивалась не в пользу Северного альянса. Хотя говорить о наступившем в войне переломе рано - на стороне талибов воюют наемники из арабского мира, и на их сторону могут встать даже подразделения регулярной пакистанской армии. Поэтому основная война в Центральной Азии еще впереди. А это подпитывает надежды и моджахедов Чечни.

Проигранный мир

За две недели до поездки в Чечню Владимир Путин провел заседание Совбеза РФ по проблеме восстановления чеченской экономики. Добыча нефти в Чечне - единственная бюджетообразующая отрасль, и неудивительно, что основное внимание было уделено именно ей. Открывая заседание, Владимир Путин сообщил, что с начала восстановительных работ в Чечне ликвидировано 16 открытых нефтяных фонтанов, "однако столько же загорелось". Ущерб от этого сопоставим со стоимостью всей федеральной программы восстановления Чеченской республики, указал президент РФ.

После завершения крупномасштабных боевых действий с осени прошлого года на территорию Чечни, по данным МЧС РФ, вернулось около 98 тыс. беженцев. Теперь численность населения Чеченской республики составляет 603,4 тыс. человек, из которых 145 тыс. проживает в городах, а 458,4 тыс. человек составляют сельское население республики. Еще 136 тыс. беженцев, покинувших свои дома с начала антитеррористической операции на Северном Кавказе, в настоящее время проживают на территории Ингушетии, Северной Осетии, Дагестана и Ставропольского края. 28 тыс. вынужденных переселенцев размещены в пяти городках, построенных для беженцев на территории Ингушетии. По данным Северо-Кавказского регионального управления МЧС, остальные беженцы находятся у родственников или проживают в частном секторе.

Тем не менее в выступлениях участников заседания отмечалась успешная работа компании "Роснефть" и ее чеченской "дочки" "Грознефтегаз", которая увеличила добычу нефти с 6,9 тыс. тонн нефти в декабре прошлого года до 30 тыс. тонн в феврале этого года. Что же касается пожаров, то указывалось, что они вызываются, как правило, "несанкционированными заборами", то есть хищениями, нефти. Было решено, что вся выручка от продажи нефти будет перечисляться на спецсчет правительства Чечни и направляться на восстановление экономики республики.

"Это у руководства любимая идея: мол, нужно восстанавливать республику за счет нефти. До самого последнего времени отдавали нефть то Минсельхозу на посевные, то футбольному клубу 'Терек' на возрождение чеченского футбола. Нас заставляли отгружать нефть в качестве налоговых зачетов. Мы понимаем, что у руководства есть реальные проблемы: надо завозить ГСМ, стройматериалы и так далее. Но дойную корову надо иногда подкармливать. При Масхадове у нас тоже все забирали, - жалуется руководитель 'Грознефтегаза' Баудин Хамидов. - Для нас, нефтяников, ситуация в республике почти не поменялась. Перед началом контртеррористической операции мы практически перестали что-то добывать: все месторождения были захвачены бригадными генералами, которые не подчинялись Масхадову. А сегодня то же самое происходит под прикрытием федеральных генералов. Сейчас местное население при содействии федералов вывозит нефть. Непосредственные расхитители получают двадцать процентов, десять процентов достается федеральным силовые структурам, а остальное идет тем, кто занимался этим бизнесом еще при Масхадове. Если вчера эти люди ездили на джипах, обвешанные автоматами, то сейчас они на 'Жигулях' и без оружия - их прикрывают российские военные. Есть конкретные ставки: сопровождение военными колонны с краденой нефтью до границы республики стоит пятьдесят тысяч рублей. Дальше надо договариваться с дагестанскими, ингушскими или российскими постами. Была у нас недавно встреча с армейским руководством в Чечне. Я ставил вопрос о хищениях. Но военные всегда ссылаются на теракты. Они, мол, пытаются их предотвратить - и скважина загорается. А ведь в результате разборок, борьбы за сферы влияния на скважинах гибнут и военные, и местные жители. Мы генералам говорим, что военные скоро станут неуправляемыми. Они все будут делать ради того, чтобы не упустить этот доход".

Выиграть войну в Чечне - мало, главное - выиграть мир. Российская власть пока не сумела доказать мирным чеченцам, что она эффективнее и лучше прежней. Чеченцы видят, что российские офицеры очень похожи на их собственных полевых командиров - так же любят деньги и уважают не закон, а кулак. Но командиры все-таки свои, а офицеры - чужие.