Опасность, которой нет

Сергей Смирнов
26 мая 2003, 00:00

Дифференциация доходов в России - статистический, а не политический феномен

На днях жизнь доказала мне, что дифференциация доходов населения в России сохраняется. Произошло это после того, как с моей любимой длиннобазной "Нивы" ночью сняли "щетки". Моя наивная вера, что такого рода кражи личного имущества граждан остались в прошлом, была поколеблена. Впрочем, теперь подобные кражи вызваны не дефицитом запасных частей, а бедностью многих наших сограждан.

Понятно, что не все бедные или недостаточно обеспеченные будут воровать, да и щеток, в общем, не жалко, если уж они кому-нибудь из нуждающихся - а ведь скорее всего в выпивке! - принесут пользу после демпинговой продажи. Но щеток у меня на всех не хватит. А бедный от вырученных денег все равно не разбогатеет. Ситуация кажется тупиковой. Да и перспектив не видно: Институт комплексных социальных исследований РАН обнародовал новейшие данные опросов наших сограждан. Так вот, выяснилось, что 25,5% опрошенных считают, что уровень жизни населения в период нынешнего президентства снизился, и только 21% - что повысился. При том что своевременность выплат зарплат, пенсий и социальных пособий улучшилась по мнению 63,6% опрошенных, а ухудшилась - по мнению всего 5,5% респондентов.

Даже школьник, сопоставив эти пары данных, сделает элементарный вывод о недостаточности размеров этих самых зарплат, пенсий и социальных пособий. Ну на самом деле, о чем можно говорить, когда детское пособие составляет всего 70 руб. в месяц, а прожиточный минимум детей - 1900 руб. Ну да бог с ним, не живут ведь на него. Но средний-то размер назначенных месячных пенсий практически соответствует прожиточному минимуму пенсионера - и это уже серьезно. Однако ситуацию здесь быстро не улучшить: проводимая пенсионная реформа лишь гарантирует индексацию государственных пенсий в зависимости от показателей инфляции. Помочь таким бедным сейчас, к сожалению, можно только если включить их в программы адресной социальной поддержки (пособия по нуждаемости, жилищные субсидии и другие). А это значит, что они с голода хотя и не умрут, но в принципе останутся бедными - у них и впредь не будет никаких перспектив существенно повысить свои доходы, то есть они будут постоянно находиться в нижних децильных группах населения по уровню доходов.

Но и с нашими согражданами, находящимися в трудоспособном возрасте, ситуация не однозначна: среди них тоже наблюдается значительное расслоение. Вот, например, в январе 2003 года при средней начисленной заработной плате в стране 4696 руб. ее величина колебалась от 2871 руб. в образовании до 21194 руб. в газовой промышленности - разница почти в 7,5 раза! Отношение этих зарплат к величине прожиточного минимума трудоспособного населения в IV квартале - 2065 руб. в месяц - составляло соответственно 1,4 и 10,3. Ну и как тут преподавателю не позавидовать "богатому" газовщику или соседу, работающему в сфере финансов, кредита и страхования, где средняя зарплата составила 19311 руб. Вот и получается, что 44,4% опрошенных Институтом комплексных социальных исследований РАН считают, что наиболее серьезные противоречия в стране сейчас существуют между богатыми и бедными.

И вообще, согласно тем же опросам, в среднем в расчете на одного выигравшего от проводимых реформ приходится 3,2 проигравших. Между тем социального взрыва нет, и правительство имеет возможность спокойно работать, проводя те реформы, которые считает нужными. Самыми большими социальными взрывами можно считать регулярные внутриправительственные разборки: вспомним, например, недавнюю, на грани непарламентских выражений, полемику в "Известиях" между первым заместителем Минэкономразвития Михаилом Дмитриевым и начальником департамента социального развития аппарата правительства РФ Евгением Гонтмахером. А оба вроде в одной упряжке - отвечают за социальную политику России.

Конечно, не всем в стране дано быть олигархами и получать адекватные этому достойно-сомнительному званию доходы. Но мы говорим сейчас о другом - о том, что даже современная российская экономика при всех ее недостатках - теневых финансовых потоках и не облагаемых налогом доходах работников, неформальных во многих случаях трудовых отношениях, высоком уровне коррупции - дает возможности желающим достойных заработков. Но не тем, кто привык с советских времен выступать в роли "лежачего камня": модели занятости в рыночной и плановой экономике имеют очень мало общего. Для того чтобы преуспеть в новых условиях, работник должен быть прежде всего гибким и мобильным, способным к постоянному переобучению, умеющим анализировать ситуацию на рынке труда, стремясь занять наиболее эффективные рабочие места. А такие высокооплачиваемые рабочие места в России есть. И не только в банковском секторе или на буровой.

В отличие от начала 90-х годов для бедных и малообеспеченных появился важный амортизирующий фактор, а именно сегментация потребительского рынка. Не только богатые и представители среднего класса, но и менее обеспеченные могут приобрести автомобиль - только у одних будут Mercedes или Lexus, а у других - "Ока". И у кого-то дома стоит телевизор за 3000 руб., а у кого-то - домашний кинотеатр за 150 тыс. Кто-то имеет возможность одеваться в бутиках, а кто-то ездит за одеждой на оптовые рынки.

Рискну предположить, что пока будет сохраняться такая возможность, России не грозят никакие потрясения. А преуспевание соседа на фоне собственного прозябания - не только повод для зависти, но и основа твоих будущих успехов. Если, конечно, к ним стремиться.