Агрессивная бухгалтерия

Борис Хейфец
25 сентября 2006, 00:00

Россия провела целый ряд масштабных списаний долгов далеко не бедным странам третьего мира. Платой за щедрость стали новые оружейные контракты и инвестиции на рынках стран-должников

Объем финансовых требований России к иностранным государствам сократился за последние пять лет в полтора раза. Согласно недавно обнародованным данным Минфина, на начало текущего года долги иностранцев России составляли 72,3 млрд долларов против 104,4 млрд долларов в 2001 году. Причем реальная сумма долга еще меньше — не все уже согласованные на межправительственном уровне суммы дисконтирования наших требований нашли отражение в статистике, так как урегулирование межбанковских расчетов произойдет позже.

Столь быстрое сокращение внешнедолговых активов во многом связано с изменением российской политики в этой области. После вступления в Парижский клуб в 1997 году наша страна стремилась придерживаться основных принципов облегчения долгового бремени, принятых в этой неформальной организации кредиторов. В последние годы в связи с ростом экономического потенциала и усилением влияния России в мировой политике руководство страны приняло решение по реструктуризации крупных сумм задолженности некоторым далеко не бедным странам на льготных условиях со значительным дисконтом: Ираку в 2004 году — 9,3 млрд долларов, или более 90% всей задолженности; Сирии в 2005 году — 9,8 млрд долларов (70%); Алжиру в 2006 году — 4,7 млрд долларов (100%). Однако реструктуризация задолженности названных стран была осуществлена на особых условиях, отличающихся от правил Парижского клуба. Если следовать последним, то указанные страны в силу величины их душевого дохода и некоторых других показателей долговой нагрузки не могли бы рассчитывать даже на незначительное списание долга.

Ранее значительные суммы были списаны Россией Вьетнаму (9,4 млрд долларов в сентябре 2000 года) и Монголии (более 11 млрд долларов в декабре 2003 года). Хотя эти страны и менее развиты, чем Ирак или Алжир, они тоже по международным правилам не могли рассчитывать на такой существенный размер списания — 86% всего долга у Вьетнама и 98% всего долга у Монголии.

Счет прибылей и убытков

Попытаемся дать самую общую оценку баланса подобного урегулирования. Среди положительных моментов можно назвать:

  1. улаживание затянувшихся спорных вопросов, мешающих успешному развитию двусторонних отношений;
  2. возвращение на традиционные рынки и расширение торгово-экономического сотрудничества за счет экспорта продукции обрабатывающей промышленности, выигрыш в усиливающейся конкуренции на рынках развивающихся стран;
  3. повышение гибкости сотрудничества с развивающимися странами, предложение новых его форм, например сделок trade-in, предполагающих обмен старой техники на новую или модернизированную;
  4. получение заказов российскими предприятиями, обеспечение занятости и дополнительных доходов бюджета;
  5. установление относительно устойчивых связей по снабжению запасными частями, ремонту и модернизации поставляемой техники на перспективу;
  6. возможное получение доступа к реализации выгодных проектов на территории стран-должников и увеличение объема российских зарубежных инвестиций.

Урегулирование долговых проблем обеспечило российским компаниям дополнительные конкурентные преимущества на рынках стран-должников. Так, соглашение с Сирией предусматривало, что из сирийского государственного долга в размере 13,4 млрд долларов будет списано 9,8 млрд, а из оставшихся 3,6 млрд Россия получит деньгами 1,5 млрд, а 2,1 млрд долларов будут конвертированы в местную валюту и поступят на счет в государственном банке Сирии. Эти средства могут быть инвестированы в совместные проекты на сирийской территории. Речь идет как об уже реализуемых российскими компаниями проектах, так и о новых. В 2005 году «Стройтрансгаз» подписал контракты на сооружение таких крупных объектов, как первая очередь панарабского газопровода протяженностью 324 км и газоперерабатывающего завода в районе Пальмиры, «Татнефть» — о разведке и концессионной добыче на двух участках нефтяных месторождений в Сирии. «Дочка» «Стройтрансгаза» — Stroytransgaz Oil Progress — предложила Сирии построить НПЗ мощностью 140 тыс. баррелей сырья в сутки (около 7 млн тонн в год). Объем предполагаемых инвестиций может составить 2 млрд долларов.

Благодаря полному списанию задолженности Алжира в размере 4,7 млрд долларов была достигнута договоренность о крупных закупках этой страной российской военной техники на не меньшую сумму. Фактически же к моменту подписания соответствующего соглашения уже были заключены контракты на 7,5 млрд долларов. При этом предусматривается, что долг будет списываться поэтапно, в соответствии с поступлением конкретных сумм платежей из Алжира за российские поставки. Таким образом, можно говорить о своеобразных своп-сделках «долг в обмен на экспорт» и «долг в обмен на доступ к активам».

Благодаря полному списанию задолженности Алжира в размере 4,7 млрд долларов была достигнута договоренность о закупках этой страной российской военной техники на 7,5 млрд долларов. Кроме того, Россия и Алжир договорились об обмене квотами при экспорте газа в США и Европу

Новые направления сотрудничества открывает и упоминавшаяся выше схема trade-in, которая может быть использована и в дальнейшем в случае возникновения потребности в модернизации военной техники. Эта схема предусматривает, в частности, что по мере пополнения парка алжирских ВВС новыми МиГ-29 старые машины этой марки (36 единиц), закупленные Алжиром в 90-х годах в Белоруссии и на Украине, поступят в распоряжение корпорации «МиГ». После ремонта и модернизации полученные из Алжира самолеты могут быть проданы в некоторые африканские и азиатские государства. Опыт последних соглашений с Бангладеш, Бирмой, Суданом и т. п. показал, что в мире имеется спрос на дешевые самолеты МиГ-29 первых версий.

Способствовало урегулирование долговых вопросов и расширению взаимодействия в других областях. Алжир, который входит в четверку мировых экспортеров газа, и Россия договорились об обмене квотами при экспорте газа в США и Европу, а также о возможном участии алжирцев в сооружении в России завода по производству сжиженного газа. Соглашение с Алжиром открывает дополнительные возможности для расширения бизнеса российских компаний в Алжире, где уже работают «Стройтрансгаз» и «Роснефть». Ведутся переговоры и об участии в проектах по добыче и поставкам в страны Евросоюза алжирских нефти и газа. «Газпром» подписал меморандум о взаимодействии с алжирской государственной компанией Sonatrach. Это дает возможность маневра с поставками газа. В Португалии, например, имеются привлекательные для российской корпорации энергоактивы (Galp Energia), но главным поставщиком газа на этот рынок является Алжир. «Газпром» может договориться об увеличении алжирских поставок в Португалию в обмен на расширение им поставок в Северную Европу, которые «зачтутся» Алжиру.

Среди отрицательных моментов долговых своп-сделок можно выделить:

  1. потерю мощного рычага давления при решении различных политических и экономических вопросов, которые могут возникнуть в двух- и многосторонних отношениях;
  2. неполучение бюджетом определенных доходов по уже заключенным соглашениям об урегулировании задолженности;
  3. отказ от товарных поставок из стран-должников, что может быть связано с утратой дополнительных доходов, а также потенциальных возможностей расширения таких товарных потоков в будущем и формирования на их основе новых направлений сотрудничества;
  4. необходимость в соответствии со ст. 127 Бюджетного кодекса РФ ратифицировать российским парламентом соглашения, условия которых отличаются от принятых международными договорами норм;
  5. создание нежелательных прецедентов, на которые будут опираться как должники, которые уже реструктурировали свою задолженность перед Россией, так и не сделавшие этого. Формирование у заемщиков образа уступчивого кредитора, которого легко можно уговорить смягчить свои требования, и т. п.

Например, сирийскую схему планировалось применить и к Алжиру, которому предлагалось списать 3 млрд долларов, то есть только часть всей задолженности. Однако в конечном счете Россия заняла более мягкую позицию. После урегулирования задолженности Сирии и Алжиру более жесткие контрпретензии выдвинули Афганистан и Ливия, о чем будет сказано ниже.

Уступки в списании иракского долга мотивировались Минфином компенсацией в виде возврата российских компаний в нефтяную отрасль и их участия в восстановлении страны. Делались также намеки на получение выигрыша в виде выгодных для России условий досрочного погашения задолженности Парижскому клубу. Однако реальных выгод от своих уступок Россия не получила, в то время как США, добившись списания иракского долга, продемонстрировали свою способность оказывать влияние на другие государства и получать нужные для себя результаты. Кстати, похожая ситуация складывается и по афганскому долгу.

Не было получено Россией и достойных инвестиционных выгод в Монголии, хотя значительное списание долга российские переговорщики первоначально оправдывали возможностями конверсии его части в акции монгольских предприятий. Единственной уступкой Монголии стало продление соглашения по СП «Эрдэнэт», срок действия которого закончился в 2002 году. Перед этим Монголия выдвинула контрпретензию об увеличении своей доли в СП с 51 до 80%, но потом за льготные условия списания согласилась на сохранение прежних пропорций. При этом Россия получила от монгольского долга денежную сумму (менее 300 млн долларов) даже меньшую, чем та предлагала ей в начале 90-х годов (около 400 млн долларов). Сейчас, когда российские компании хотели бы инвестировать в монгольскую экономику, оказалось, что все лучшие объекты или уже обрели своих хозяев, или за них идет нешуточная конкуренция со стороны китайских, корейских, канадских и других иностранных фирм. А использовать мощный долговой рычаг мы уже не можем.

Новые клиенты

В ближайшие годы можно ожидать нового существенного «усыхания» российских внешнедолговых активов. Пробежимся по главным должникам. Кроме Ирака и Алжира огромное долговое облегчение получит Афганистан. Еще в 2004 году речь шла о списании Афганистану около 80% задолженности. Вариант предусматривал списание афганского долга по специальным кредитам, а также частичное сокращение долга по экономическим кредитам с последующей реструктуризацией остающейся части долга на выгодных для Афганистана условиях. Ситуацию изменило выдвижение Афганистаном контрпретензий по «советской интервенции». На международной конференции по Афганистану Россия в феврале 2006 года заявила о готовности аннулировать афганский долг в 10 млрд долларов в случае, если Афганистан признает свой долг и откажется от репараций и компенсаций в связи с военными действиями и пребыванием советских войск на его территории. Процесс аннулирования, по мнению российской стороны, должен обязательно проходить в рамках Парижского клуба. Россия также хотела бы, чтобы списание долга Афганистана бывшему СССР обеспечило недискриминационную работу российских компаний.

Любопытная ситуация складывается и с одним из самых богатых наших должников — Ливией. Эта страна также применила тактику контрпретензий. В связи с тем, что Россия в 1992 году присоединилась к экономическим санкциям ООН, Ливия заявила, что прежние контракты, заключенные еще во времена СССР, оказались невыполненными, а значит, сумма долга должна быть по крайней мере меньше. По некоторым данным, Ливия признает около 1 млрд «долговых» долларов. Кстати, в ливийском долге из 3,5 млрд долларов на накопленные в результате невыплат проценты приходится 1,3 млрд, то есть почти 36%. Поэтому не случайно, что в июне 2006 года заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак сказал о согласии применить алжирскую схему списания всей задолженности в обмен на эквивалентные по объему поставки военно-технической продукции в Ливию. Обязательным условием подобной схемы будет признание Ливией предъявляемых ей Россией финансовых требований в полном объеме. Сделать это будет непросто, но в любом случае перспектив прямого возврата ливийской задолженности Минфин уже не видит.

Более 28 млрд долларов учитываемой Россией задолженности приходится на две самые проблемные в плане востребования долга страны — Кубу и КНДР. Исходя из созданных ранее прецедентов рассчитывать на их возврат не приходится. Куба, например, не признает существования советского долга, выдвигая встречные претензии в результате резкого разрыва экономических отношений между Кубой и СССР (до 25–30 млрд долларов). Они превышают российские требования по ее старой задолженности перед бывшим СССР. Может быть, какие-то результаты будут достигнуты во время предстоящего в сентябре визита на Кубу премьер-министра Михаила Фрадкова. Предполагается, что Россия может предложить Кубе новый кредит в 350 млн долларов за реструктуризацию задолженности по кредитам, выданным после 1 января 1992 года (более 160 млн долларов), признание и урегулирование задолженности по советским займам на условиях, близких к монгольским.

Постепенно выполняет свои обязательства по погашению рупийного долга Индия, однако ее задолженность в долларах возрастает (уже 28% всего долга). Причина — новые российские кредиты. Россия пыталась ускорить процесс выплаты старого индийского долга путем расширения инвестиционного сотрудничества. Еще в 2004 году были достигнуты предварительные договоренности о возможности конвертации части долга (0,9–1 млрд долларов) в акции индийских предприятий, но Индия никак не дает окончательного согласия на эту операцию. Индийцы выдвигают определенные условия: дисконт в 5–7% при конверсии долга в акции, чтобы российский инвестор не имел права выходить из проекта в течение пятнадцати лет. Россия настаивает на отказе от дисконта и сокращении срока выхода из активов до пяти лет. Подписание конкретного соглашения пока задерживается. Не последнюю роль в этом играет и то, что погашение долга связано с поставками чая — традиционного экспортного товара Индии. Перспективы его экспорта в этом случае значительно ухудшатся.