Ближневосточная Швейцария

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
30 июля 2012, 00:00

Главная цель политики Израиля в условиях нарастающей нестабильности на Ближнем Востоке — чтобы его боялись тронуть. Только так он может гарантировать свою безопасность

Фото: Алексей Майшев
Евгений Сатановский

Бурные события на Ближнем Востоке пока не затронули Израиль, однако это вовсе не означает, что он будет оставаться в стороне и впредь. О политике этой страны и о ее будущем после «арабской весны» «Эксперт» побеседовал с президентом Института Ближнего Востока Евгением Сатановским.

Как относится Израиль к массовой смене режимов в арабском мире? Они несут Израилю новые угрозы или новые возможности?

— Для израильской леволиберальной политической элиты, которая за последние 20 лет проиграла все, что могла, поставила страну на грань гибели, потеряла влияние и власть, а сейчас пытается хоть что-нибудь наверстать, это новые возможности. К тому же в рамках демократических революций само по себе слово «демократия» обладает магическим символизмом, и поэтому не поддержать демократию израильские левые не могут. Даже если эта демократия радикальная, исламская и для них крайне опасная.

В реальности же рухнувшие светские режимы заменяются на смертельных врагов Израиля — исламистов. Последние врагами были и будут, и ни о каком договоре с ними речи идти не может. Израиль для них — враг исторический и религиозный.

Однако при этом победившие в Египте и Тунисе исламисты пытаются выстраивать хорошие отношения с Западом, привлекают оттуда спонсоров. Может ли это стать сдерживающим моментом, который не даст им перейти определенный «порог конфликтности» в отношениях с Израилем?

— Как показывает опыт, евреев продают дешево и с большой для них кровью. Их продали в конце 1930-х годов фашистам, продадут и сейчас — исламистам и другим режимам, подведомственным Катару или Саудовской Аравии. Поэтому исламисты будут делать в отношении Израиля то, что считают необходимым. Более того, Запад также будет давить на Израиль, поскольку захочет за его счет решить все свои проблемы с исламистами. В США и Европе верят, что без Израиля все на Ближнем Востоке будет хорошо, а с исламистами будет мир. Точно так же, как когда-то верили в успех в случае сдачи Гитлеру Чехословакии. В итоге, напомню, тогда получили Вторую мировую.

Правила игры

Как «арабская весна» и массовая исламизация ближневосточных режимов повлияла на процесс палестино-израильских переговоров?

— Прежде всего нужно понять, что процесс палестино-израильских переговоров уже давно мертв. Зомбировать покойника пытались многие, начиная с американского президента, но сделать это практически невозможно. Палестинское государство никто не строил. И если его не создали в гораздо более выгодных с экономической и политической точки зрения 1990-х годах и в начале в 2000-х, то не создадут и сегодня. Однако признаваться в этом никто не хочет. Более того, все, кто имеет к этим переговорам хоть какое-то отношение, усиленно делают вид, что они живы. Этих людей понять можно — «палестино-израильский мирный процесс» чрезвычайно взяткоемок, и ни палестинское руководство, ни международная бюрократия не хотят терять свой хлеб и уходить на незаслуженную пенсию.

«Арабская весна» может только ухудшить ситуацию. Во-первых, из-за того же нарушения баланса сил. Если еще вчера на ситуацию хоть как-то влияли светские арабские режимы типа режима Мубарака, заинтересованные в поддержании контактов с Израилем в сфере безопасности, то сегодня арабские монархии не заинтересованы ни в чем, кроме своих собственных интересов по выстраиванию халифата. Во-вторых, идет процесс радикализации всех политических группировок. И арабская весна еще не снесла руководство Западного берега лишь по той причине, что территория, на которой они сидят, находится под контролем израильских сил безопасности. Те, кто хочет устроить там исламистскую революцию по примеру Газы, понимают, что Израиль жестко пресечет любые беспорядки на Западном берегу.

Потому что израильтянам не нужны исламисты в Рамалле?

— Израильтянам исламисты не нужны нигде. Один раз Израиль наступил на эти грабли, когда не снес режим «Хамаса» в ходе операции «Литой свинец». Израильтяне сделали это потому, что не хотели брать под контроль Газу, однако уже очевидно, что Рамалла никакую Газу брать под контроль не может, не хочет и вообще оказалась недееспособной ни в чем без прямой экономической, военной и какой угодно другой поддержки израильтян. Единственное, на что способно руководство Западного берега, — притравливать на Израиль ООН и требовать непонятно на каком основании государственного статуса.

Впрочем, палестинские лидеры, со всем их вождизмом и криками в международных организациях, понимают правила игры. И как только «Хамас» или другие исламисты начнут их давить, то все это движение к независимости быстро прекратится. Жить-то все хотят.

Что для Израиля изменилось после перекупки «Хамаса» Катаром у иранцев?

— Да особо ничего. Ситуация с «Хамасом» понятна. Совершенно не важно, кто это движение патронирует и финансирует: решение о том, жить ему или умереть, зависит исключительно от израильского правительства и израильской армии. Поэтому движение не готово всерьез воевать с Израилем ни за Иран, ни за идеалы исламской революции, ни за какие другие коврижки, поскольку Исмаил Хания и Махмуд аз-Захар (лидеры «Хамаса» в Газе. — «Эксперт») прекрасно понимают, чем эта война для них кончится. В этом плане операция «Литой свинец» была для них достаточно понятным уроком.

Что касается их нового спонсора, то на первый взгляд Катар лучше относится к Израилю, чем та же Саудовская Аравия или Иран. Между тем в реальности катарская политика такая же агрессивная и коварная, как и саудовская, но с улыбкой на устах. В Израиле это понимают, поэтому попытки эмирата демонстрировать ваххабизм с человеческим лицом, при этом делая все, чтобы ухудшить положение Израиля на международной арене за его спиной, пока проваливаются.

Израиль ничего не ищет в Сирии

Каков на сегодня оптимальный для Израиля итог сирийского конфликта?

— Истеричные крики израильского лагеря о том, что нужно срочно договариваться с сирийской оппозицией, отдать ей Голанские высоты в обмен на мир, не имеют, к счастью, никакого отношения к реальной израильской политике. Израиль заинтересован в том, чтобы ситуация в Сирии стабилизировалась, угроза попадания ряда регионов этой страны под власть радикальных исламистов исчезла, ее территориальная целостность была сохранена, а запасы химического и биологического оружия не оказались в руки экстремистов. Именно поэтому Израиль сегодня — единственная сила в регионе, которая никак не поддерживает противников Башара Асада. Через израильскую границу не направляются боевики, не идут вооружение и деньги для свержения режима Асада. Израиль здесь, что называется, позитивно-нейтрален, хотя держит порох сухим. Израилю нечего искать в сирийской гражданской войне, и он там ничего и не ищет. О чем, кстати, прекрасно осведомлены в Дамаске.

Готов ли Израиль на какие-то более активные действия для реализации своих интересов в Сирии?

— Единственное, на что сейчас готов Израиль, — не вмешиваться до тех пор, пока ситуация не коснется его напрямую. К сожалению, это, вероятно, и произойдет. В Израиле готовятся к негативным сценариям, включающим в себя распад Сирии, а также возможные попытки режима Асада или его наследников перевести конфликт в плоскость сирийско-израильского противостояния. Готовятся и к самому худшему — дезинтеграции всего региона, включая Ливан. Такой сценарий делает чрезвычайно актуальным израильское военное присутствие на северной и северо-восточной периферии за пределами израильских границ. Израиль опять-таки на это идти не хочет, но выбора у него не будет.

Бывший премьер-министр Ливана Саад Харири и его люди получили огромные деньги за счет трафика оружия в Сирию. Говорят, что они усилились настолько, что готовы бросить вызов «Хезболле». Как возможная гражданская война в Ливане отразится на безопасности Израиля?

— Ливан был и остается для Израиля раздражающим фактором. При этом сама по себе ливанская гражданская война уже не имеет особого значения для Израиля по той простой причине, что на носу сирийская гражданская война. То есть превращение Сирии в Ливан — только в разы больший по размеру, объемам оружия и возможных волнений. Так что можно считать будущую ливанскую гражданскую войну и все спецоперации в этой стране некоторым слабеньким отголоском сирийских событий.

Специфический разрыв

Избранный египетский президент Мохаммед Мурси в кулуарах уже говорит о необходимости пересмотра Кэмп-Дэвидских соглашений. И некоторые аналитики удивляются крайне жесткой реакции Израиля на подобные инициативы. Например, почему действительно их не пересмотреть и не ремилитаризовать Синайский полуостров для того, чтобы египетская армия могла разобраться с боевиками, которые там действуют? Почему Израиль не соглашается на такой вариант?

— Египетская армия на Синае — это война, но не с террористами, с которыми египетская армия воевать не умеет, поэтому и потеряла давно контроль над Синаем. Эта война с Израилем. Она, безусловно, очень нужна «Братьям-мусульманам» и лично президенту Мурси. Ведь должен же он где-нибудь уничтожить нынешнюю египетскую армию, генералы которой не симпатизируют «Братьям-мусульманам» вообще и Мурси в частности. Точно так же, как аятолла Хомейни уничтожил армию шаха в войне между Ираном и Ираком. Так зачем же сейчас давать Египту дополнительные козыри в этой будущей войне?

Да и вообще какой смысл говорить о пересмотре Кэмп-Дэвида если основные статьи этого соглашения уже давно нарушены? В Египте нет израильского посольства. Египет не поставляет газ Израилю — 14 взрывов на газопроводе, произошедших с начала революционных событий, сделали эти поставки невозможными. Египетская армия регулярно нарушает статью о демилитаризации Синая, дислоцируя на полуострове гораздо большее количество военнослужащих, чем оговорено в соответствующих статьях Кэмп-Дэвида. При этом на Синае Египет не контролирует ни потоки беженцев, ни перемещение террористов, которые везут в Газу оружие на иранские деньги, ни собственно «Аль-Каиду». И чем их не устраивает нынешняя форма Кэмп-Дэвидских соглашений — тем, что египтяне, не делая для Израиля ничего из того, что обещали, исправно продолжают получать американские деньги? Тем, что Кэмп-Дэвид превратился в очередное жульничество в международных масштабах?

Тогда почему его попросту не денонсировать?

— Ну, если хотят — пожалуйста. Израиль готов вернуться к статус-кво, имевшему место до заключения Кэмп-Дэвида. Для этого египетская армия должна отойти на другой берег Суэцкого канала, на те территории, которые она занимала после войны 1973 года. Синайский полуостров переходит израильтянам, Шарм-аль-Шейх снова становится израильской военной базой, Дахаб — израильским аэродромом. Нефть и газ на Синае, разведанные, между прочим, израильскими геологами, поступают не в Египет, а в Израиль.

Египет на это не готов, он хочет разорвать Кэмп-Дэвидские соглашения по формуле «египтяне оставляют за собой все, что они получили по Кэмп-Дэвиду, и забирают все, что они дали взамен израильтянам». Подход, конечно, интересный, но вряд ли он будет поддержан в Израиле.

Жертвы впустую

Во время ливийской кампании ходили слухи, что Израиль помогал Каддафи оружием или финансами. Насколько правдивы эти слухи, и если они правдивы, то чем помогал и зачем помогал?

— Израиль не был заинтересован в свержении Каддафи, поскольку в отличие от западных коллег израильтяне «Аль-Каиде» стараются не помогать. Да и к сенуситам в Бенгази Израиль тоже особых симпатий не испытывал. С другой стороны, вопреки мнению арабской прессы серьезную поддержку Каддафи Израиль также не оказывал. Было бы очень смешно помогать Каддафи финансами — денег у него хватало на то, чтобы финансировать пол-Африки. Не было помощи в военной и разведывательной сфере — ибо если бы она была, то не исключено, что Каддафи правил бы Ливией до сих пор.

Как, на ваш взгляд, изменятся израильско-турецкие отношения в свете очень активного вовлечения Турции в «арабскую весну» в целом и в сирийские события в частности?

— Арабские интриги Эрдогана вряд ли ухудшат турецко-израильские отношения — они и без того крайне плохие. Турецкий премьер фактически довел их до состояния предразрыва. В будущем не исключены турецко-израильские баталии по вопросу дележа газового шельфа Восточного Средиземноморья, в котором может поучаствовать и Кипр. Любопытно, что Эрдоган в свое время пожертвовал отношениями с Израилем ради укрепления сотрудничества с арабскими странами, прежде всего с Ливией и Сирией. Эти режимы стали его самыми важными стратегическими союзниками — и сейчас, во время «арабской весны», Эрдоган на глазах изумленного человечества выступил против Муаммара Каддафи и Башара Асада.

Надо пересидеть

Как вообще повлияло на безопасность Израиля разрушение системы сдержек и противовесов в регионе? До «весны» в арабском мире было два условных блока, конфликтующих между собой. С одной стороны были светские режимы, с другой — исламистские нефтяные монархии. Но сейчас, после падения Мубарака и Каддафи, конкурентов у монархий не осталась. Они подминают под себя все страны региона начиная с Иордании.

— Ну, Израилю не привыкать существовать во враждебном окружении. Степень враждебности этого окружения, его способность нанести Израилю более или менее серьезный урон меняется от десятилетия к десятилетию. В итоге адекватные силы в Израиле уже перешли от иллюзий, что в арабском мире можно с кем-то надолго договориться, к пониманию, что договариваться там сегодня не с кем и не о чем. Разве что об уничтожении Израиля как государства.

Разумеется, никакой системы сдержек и противовесов в арабском мире больше нет, и радикальный ислам побеждает практически по всему фронту. Но говорить о цельном доминирующем исламском блоке все же не стоит. Те же саудовцы конкурируют в рамках исламской уммы и ваххабитской оси с другими государствами Персидского залива, прежде всего с Катаром. Так, у Эр-Рияда и Дохи даже разная клиентура. Если саудовцы финансируют салафитов, то Катар делает ставку на «Братьев-мусульман». К тому же не надо забывать о конфронтации арабских монархий с тем же Ираном.

Один из сценариев геополитического противостояния на Ближнем Востоке выглядит следующим образом. Регион станет ареной борьбы между странами Залива, Ираном и Турцией. Если реализуется именно он, каково будет место Израиля в этой схеме? Может ли Израиль как-то лавировать и реализовывать свои интересы?

— Действительно, можно говорить, что в регионе будет конкуренция между арабско-суннитским, турецким и иранско-шиитским проектами. Израиль в эту борьбу вмешиваться не намерен, поскольку по понятным причинам не претендует на место центрального игрока исламского мира. Ирано-саудовское противостояние или катарско-саудовская ревность и взаимное подсиживание за пределами его интересов. Все, на что Израиль претендует, — чтобы его боялись тронуть, поскольку только так он может гарантировать свою безопасность. Все должны понимать, что Израиль может уничтожить любого агрессора или группу агрессоров, которые попытаются проверить его на прочность. Может отбиться по принципу хорошо вооруженной Швейцарии, которая обе мировые войны сидела посредине воюющей Европы в своих напичканных оружием горах. Ее трогать не рисковали, а вот какую-нибудь Бельгию или Нидерланды с их задекларированным нейтралитетом попросту проходили насквозь. И сейчас находящийся посреди воюющего Ближнего Востока Израиль тоже должен попытаться отсидеться.