При чем тут санкции

Тема недели
Москва, 19.01.2015
«Эксперт» №4 (930)
Финансовый кризис, разразившийся в конце прошлого года, требует кардинально новой экономической политики, жестко направленной на одну задачу: создание новых рабочих мест в производстве. Наш рецепт — существенное снижение налогов, опора на сбережения населения и быстрый запуск серии целевых облигационных займов, развивающих импортозамещающие проекты в регионах

Растущая безработица, падение уровня жизни, снижение ВВП, потребления, инвестиций плюс высокая инфляция и постоянная угроза банковского кризиса — таков совокупный тон прогнозов на 2015 год. Самое утешительное, что мы слышим от представителей экономических властей, — правительственный прогноз возобновления роста в 2016–2017 годах.

Наблюдаются вопиющие противоречия между текущей повесткой, доминирующей в обществе, и той повесткой, которая нужна для перевода экономики страны в качественно иное состояние.

Что обсуждают? Инфляцию — какой она будет в наступившем году, когда пройдет пик и как бы выйти на уровень в 4%. Впрочем, это обсуждают уже 25 лет. Дефицит государственного бюджета — три или четыре триллиона рублей, будет дыра в бюджете в связи с дешевой нефтью. Собираются сокращать расходную часть бюджета, и кое-кто даже поговаривает о повышении налогов. Слышатся приглушенные намеки (громко сказать боятся) на решающее значение западных санкций для плачевного состояния российской экономики: мол, если бы не испортили отношения с Западом и не было бы санкций, то, глядишь, не было бы и проблем в экономике. Легко считывается несложная мысль: мы все делали правильно, но вот большая политика, на которую мы повлиять не можем, портит дело. С таким настроением экономического спада действительно не избежать. Но нам нельзя тупо ждать рецессии, для нас сегодня входить в спад слишком рискованно — можем и не выйти.

Внезапное обострение

Первая рабочая неделя года началась с письма руководителя Ассоциации региональных банков России Анатолия Аксакова в ЦБ с просьбой срочно понизить ключевую ставку с 17 до 15%, что позволит остановить вал повышения ставок по кредитам на уровне 18–20% и притормозит запущенную волну дефолтов по обслуживанию займов юридическими лицами. Эту инициативу Аксакова так или иначе поддерживают все эксперты. «Произошедшее повышение ключевой ставки надо рассматривать как хирургическую меру, оно не должно быть продолжительным», — сказал на заседании «Меркурий-клуба» его президент Евгений Примаков. Банк России на это реагирует хладнокровно: в своем пресс-релизе он пишет, что ключевая ставка будет снижена при формировании устойчивой тенденции снижения инфляции. С учетом того, что только-только запущена тенденция к росту инфляции и, например, в Минэкономразвития считают, что в силу инерционности процесса своего пика на уровне 18% годовых инфляция достигнет лишь в апреле-мае, пресс-релиз ЦБ можно считать разновидностью бюрократического сарказма.

Впрочем, одного только снижения ключевой ставки уже недостаточно, чтобы остановить рецессию. Всего за три месяца экономика получила целую серию мощных ударов, которые ставят нашу индустрию, сельское хозяйство и торговлю в тяжелейшее положение. И эти удары — вовсе не санкции. Первый — колоссальная девальвация, которая пока выглядит неконтролируемой. Второй — рост процентных ставок. И то и другое с размаху ударило по себестоимости и рентабельности предприятий и, как следствие, по их инвестиционным планам и просто

Новости партнеров

Реклама