Историю ждет бизнес-реконструкция

Культура
Москва, 08.04.2013
«Эксперт Северо-Запад» №14 (611)
По мнению экспертов, потенциал исторических реконструкций не используется в полной мере, между тем как сегодня это одно из самых перспективных направлений туриндустрии

Фото: Интерпресс/Юлия Эдома

В преддверии нового туристического сезона многие информационные центры и военно-исторические общества объявили о планах провести масштабные мероприятия, воссоздающие исторические события. Сегодня их организацией занимаются преимущественно энтузиасты из общественных организаций, зачастую вкладывающие собственные средства. Тем временем, на взгляд экспертов, на исторических реконструкциях можно заработать: это направление способно стать отдельной ветвью событийного туризма.

Коммерциализация потенциала исторических реконструкторов пока не началась – для этого лишь создана исходная инфраструктура. Теперь ход за властями, бизнесом, учреждениями культуры, которые должны перейти от разовых мероприятий к построению регулярных взаимообязывающих отношений с военно-историческими клубами. По словам специалистов в области туриндустрии, такая работа плотно ведется в Москве, что, в свою очередь, позволяет рассматривать реконструкции как бизнес. «Можно сказать, что в Петербурге эта ниша свободна и ее в ближайшее время могут занять москвичи, – предупреждает директор Северо-Западного регионального отделения Российского союза туриндустрии Татьяна Гаврилова. – В городе проходят реконструкции боев не более чем столетней давности, например битвы за освобождение Ленинграда. Большая часть реконструкций проходит в Ленобласти, но коммерчески прибыльные проекты, пожалуй, реализует только Выборг, где воссоздаются самые разные события, вплоть до освобождения Выборга в финской войне».

От викингов до Гитлера

Движение исторических реконструкторов возникло в России в 1990-е годы и сегодня охватывает десятки тысяч энтузиастов. Интерес к такого рода клубной организации, по мнению социологов, кроется в низкой активности россиян по созданию дееспособных некоммерческих объединений – коллективов, не связанных ни с выполнением государственных функций, ни с зарабатыванием денег. Принято считать, что слабое развитие этого навыка препятствует эффективному решению самых разных задач – от наведения порядка в подъезде дома до выборов достойных представителей во власть.

Реконструкторы – это сообщества людей, объединившихся ради изготовления точных копий исторических облачений и амуниции и использования этих артефактов в ходе разного рода мероприятий: парадов, демонстраций, просветительских лекций, походов, сражений и т.д. Реконструкторское движение в полной мере самодеятельное и разнородное: клубы имеют самую различную организационную структуру, занимаются разными эпохами с разным уровнем аутентичности аксессуаров. Впрочем, определенная аутентичность имеется всегда – в противном случае перед нами будут уже не реконструкторы, а ролевики.

По охвату эпох самой массовой темой является наполеоника – именно ее поклонники привлекались к празднованию юбилея Бородинской битвы. Довольно мощные и качественные клубы занимаются средневековьем – как русским, так и эпохой викингов. Широко представлен ХХ век: Первая мировая, РККА 1930-х – 1940-х годов. Есть клубы, специализирующиеся на временах Петра Великого или русской армии конца ХVII века. Вовлеченность реконструкторов в изображаемый контекст не мешает отстраненному, аналитическому отношению к нему. Так, наличие в Петербурге клуба «100-й полк 5-й горной дивизии Вермахта» свидетельствует вовсе не о приверженности его членов к идеологии гитлеризма, а о том, что эти люди знакомы и с историей Красной армии.

Сами реконструкторы ставят перед собой довольно разные цели в рамках этого увлечения. Для кого-то это возможность поучаствовать в шоу, то есть своего рода любительский театр. Для других – способ самореализации в рамках организационной деятельности клубов. Для третьих же – воплощение глубокого интереса к истории, связанное с кропотливыми поисками в библиотеках, архивах и музеях. При этом клубы, порой находящиеся друг с другом в весьма сложных отношениях, отличаются и уровнем дисциплины – способностью без эксцессов реализовать разработанный план мероприятия.

Тем временем организаторы реконструкций и участники сталкиваются с определенными сложностями, например с правовым статусом имитации старинного оружия, правилами его транспортировки и применения, с условиями выпуска на дорогу копий исторической самоходной техники и выхода в море реплик исторических кораблей (у нас самый крупный объект такого рода – петровский фрегат «Штандарт» страховой стоимостью несколько миллионов долларов). Порой трудно вписываются в нынешние правовые нормы и условия проведения реконструкторских боев. Впрочем, сейчас готовится проект специального закона об этом виде деятельности, и есть основания рассчитывать, что его принятие не столько создаст новые проблемы, сколько разрешит уже имеющиеся.

Еще одно препятствие – нежелание многих музеев сотрудничать с реконструкторами: делиться информацией, разрешать фотографировать экспонаты, копировать документы. Как отмечают эксперты, иностранные музеи аналогичного статуса гораздо охотнее идут на контакт.

Затратный реквизит

Реконструкция – хобби не из дешевых. Комплект обмундирования солдата Петровской эпохи обойдется более чем в тысячу евро. Столько же или даже больше стоит реплика исторического кремневого мушкета. Небесплатны для участников и многие мероприятия, вплоть до выезда за рубеж для совместных акций с зарубежными коллегами по хобби. Все это означает, что в клубах циркулируют немалые в бытовом отношении суммы – реконструкторские организации демонстрируют завидный по меркам других НКО уровень взаимного доверия между своими членами.

Небезынтересно движение и для исторической науки. В рамках реконструкторской деятельности накапливается немалый объем специфических знаний, по ряду причин обычно игнорируемых академическими историками. Так или иначе, в недрах движения сформировалось некоторое количество вполне респектабельных научных репутаций.

Бой как турпродукт

Очевидно, что реконструкторское движение имеет мощный, хотя по большей части пока не востребованный образовательный потенциал. Понятно, что реконструктор и сам по себе наглядное пособие. Развивая это обстоятельство, члены отечественных клубов активно выступают с лекциями и демонстрациями в школах, кадетских корпусах и других учебных заведениях. С другой стороны, мощный образовательный потенциал имеет само участие в жизни и мероприятиях клубов – наверное, такая практика была бы весьма полезна студенту-историку и даже не историку: прожив несколько дней в обличии солдата XIX века, человек имеет шанс не только узнать не по-книжному реалии былой эпохи, но и понять кое-что важное о том, как вообще теория воплощается в социальной практике. (В некотором смысле это похоже на учебные сборы военных кафедр, где вроде бы ничего нового по изучаемой дисциплине не узнают, но без них военное образование получить нельзя.)

Тем временем для самих реконструкторов их деятельность исключительно убыточна. Основные доходы реконструкторов – спонсорская помощь, гонорары за участие в публичных мероприятиях, киносъемках и т.п., однако, как правило, эти средства редко окупают затраты. Впрочем, капитан «Штандарта» Владимир Мартусь утверждал несколько лет назад, что смог вывести свое судно на окупаемость.

А потенциал у исторических реконструкций есть. Последнее время реконструкторов стали все чаще приглашать в качестве специальных шоу-групп на корпоративные мероприятия – выставки, праздники, приемы. Основной же коммерческий потенциал связан с туризмом, причем здесь участие реконструкторов может принимать разнообразные формы.

Простейшей в плане реализации является собственно организация реконструкторских шоу. Президент группы компаний «АКТИС» Николай Слиозберг считает, что выступления реконструкторов перед туристами всегда пользуются успехом, при том что серьезной рекламной и финансовой поддержки на сегодня они не имеют и организуются эпизодически. Слиозберг сравнил ситуацию с виденным им в Марракеше регулярным аттракционом – демонстрациями боевого искусства народов региона, идущими десятилетия едва ли не в ежедневном режиме с одной и той же программой и неизменно привлекающими толпы туристов. «По уровню зрелищности это шоу уступало реконструкторским боям, случайным свидетелем которых мне доводилось быть в России, – подчеркнул он, – тем не менее у нас что-то подобное в плане бизнеса оформится, по моим оценкам, лет через пять».

Следующая по сложности форма участия реконструкторов в турбизнесе, говорит Николай Слиозберг, – вовлечение туристов в изготовление реконструкторских артефактов. В принципе, мастер-классы старинных ремесел уже не редкость, однако они существуют как бы сами по себе, вне связи с практикой применения изготовленных по старинным технологиям вещей. А это принципиально новое ощущение. И наконец, самое тяжелое по возможности воплощения и, наверное, дорогостоящее из связанных с реконструкторством туристических развлечений – непосредственное участие туриста в походе: от нескольких часов на аутентичном бивуаке до нескольких дней на марше по пересеченной местности. Однако здесь все-таки требуется соблюдение определенных дополнительных ограничений, дабы не разрушить тонкую атмосферу исторической достоверности. Как полагает Слиозберг, на этой базе перспективно создание туристического продукта для детей и подростков.

Санкт-Петербург

Посещаемость некоторых шоу исторической реконструкции Северо-Запада

У партнеров

    Реклама