Маленькая страна Александр Захаров

Портфолио
Москва, 14.02.2008
«Русский репортер» №5 (35)

Московский художник Александр Захаров родился в 1960 году. В начале 80-х обратил на себя внимание общественности: был принят в члены Союза художников, однако «доверия не оправдал», так как регулярно проводил перформансы анархического толка. Был одним из основателей сквота-мастер­ской в Фурманном переулке в Москве.

В конце 80-х уехал в Нью-Йорк, подписал контракт с галереей Стюарта Леви и стал довольно успешным в Америке русским художником. В начале 2000-х годов возобновил выставочную деятельность в России, в связи с чем сменил место жительства с далекого Нью-Йорка на близкий Мюнхен.

Серия про маленьких розовых медведей родилась у Александра Захарова как очень серьезная игра. «Это некоммерческий проект, — говорит автор. Но он настоящий и искренний. Он — про ребенка, который живет в каждом из нас».

Сначала у Александра Захарова по­явился маленький медвежонок, выживающий один в суровом и непропорционально большом для него мире. Затем сказочный мир поделился между двумя враждующими кланами — розовыми медведями и агрессивными куклами Барби — и возникла Маленькая сказочная страна. Сам Захаров говорит, что с момента появления в его творчестве этих работ поменялась и его аудитория: она стала более женской и более домашней. Он понимает, что среди его новых почитателей нет богатых коллекционеров, но не считает это большой трагедией.

  Фото: Сергей Анисимов для «РР»
Фото: Сергей Анисимов для «РР»

«Всегда, сколько себя помню, мне было жалко брошенных, потерянных игрушек. Каждый ребенок испытывает чувство сострадания к маленьким вещам. Одинокая игрушка вызывает переживания настолько сильные, что оставить ее на земле — все равно что бросить в беде живое существо. “Спасти” игрушку — дело гораздо более важное, чем все обязанности перед взрослыми.

По мере того, как вокруг меня скапливалось все больше и больше куп­ленных и найденных на улице игрушек, я все чаще задавал себе вопрос: почему для каждого ребенка так важны эти маленькие, смешные вещички? Почему даже у большинства взрослых теплеет на сердце при виде какого-нибудь медведя или плюшевой обезьяны? Часто в личном пространстве моих очень “серьезных” знакомых я видел этих безмолвных посланцев детства… Когда все плохо, тебя никто не любит, мир отвернулся от тебя, маленький плюшевый друг становится единственным, кто поймет, утешит и поможет. Каждый из нас может вспомнить, как в детстве, обиженный и отвергнутый “большим миром”, убегал куда-ни­будь в укромный уголок, прижимая к себе любимую игрушку, и жаловался ей на несправедливость, просил о помощи. Потерянная игрушка — это потерянный, брошенный ангел».

«Еще в детстве, играя с младшей сестренкой, я использовал предметы, находящиеся в комнате, превращая их в детали “пейзажа”, который мы потом “заселяли” игрушками, придумывая для них разные истории. Лет до двадцати, выстраивая, подготавливая свою “страну” к приему первых жителей, оборудуя сцену и подбирая декорации, я делал огромное количество графических изображений персонажей. Но оказалось, что моя сцена-пей­заж и персо­нажи-герои — два совершенно разных мира. Пейзаж оказался идиллическим, а герои — агрессивными и уродливыми.

Постепенно мои пей­зажи начали заселять плюшевые медведи и другие обитатели детской. Я хотел обезопасить себя и свою “пейзаж-страну” от проникновения туда образов зла. Единственное, что давало мне такую гарантию, — подарить это пространство образам детства. На смену “демонам” власти, злобы и отчаяния, терзавшим мой придуманный мир и меня самого, пришли “ангелы”, посланцы детства, образы игрушек».

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (35) 14 февраля 2008
    Дети и секс
    Содержание:
    Секрет в любви

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Фотополигон
    Реклама