Розовые сети

Среда обитания
Москва, 24.04.2008
«Русский репортер» №15 (45)
Сетевой маркетинг появился в США 50 лет назад и быстро распространился по всему миру. В России сейчас в нем занято не менее 2,5 млн человек. Сетевой маркетинг предполагает, что основу клиентуры составляют друзья и родственники. Правда, в большинстве стран мира такое финансово выгодное использование близких людей считается не вполне этичным. В России уж точно. Но методы обучения новобранцев дают на удивление быстрые плоды. Как это происходит, попытался разобраться наш корреспондент

Я-история

— Вы тоже здесь работаете? — спросил меня лучащийся счастьем старичок, кивнув на здание, в котором находится наша редакция.

— Ну да! — ответила я, и старичок, как мне показалось, стал еще счастливее.

— Значит, вы тоже за красоту? — почти закричал он от радости.

— Ммм… Ну да! 

А что тут скажешь? Что я — против?

Старичок гордо показал мне туго набитую сумку с логотипом известной косметической компании. Оказывается, счастье ему подарил прямой маркетинг. Я взяла у него визитку. А потом потеряла. Но чужое счастье не давало мне покоя. Тогда я набрала в строке поиска «Мэри Кэй», и интернет тут же выплюнул десятки ссылок.

На одной из страниц — дама средних лет в смелом платье. Судя по фотографии, ей уже за сорок. Набираю контактный номер. Мне отвечает слегка утомленный голос Любы (назовем ее так): «На этой неделе я уже провела собеседование для новичков, но могу встретиться с вами индивидуально».

О том, что в «Мэри Кэй» женщины не торгуют косметикой, а «делают мир лучше», я узнала еще до этого. Но хотелось понять, насколько они сами верят в «Свою Миссию» и «Свою Мечту».

«Я-история» Любы (позже я узнала, что на «классах по красоте» надо обязательно рассказывать «Я-историю») не содержала никаких сверхъестественных порывов и озарений, но была сдержанно драматичной. Одинокая женщина приехала в Москву, вскоре осталась одна с ребенком и, чтобы выжить, решила податься в «Мэри Кэй». Деньги на стартовый набор косметики заняла у мамы — та и сама приехала поддержать дочь.

— У меня здесь никого не было. Первый класс по красоте (так в «М.К.» называется презентация косметики. — «РР») я проводила у себя дома для мамы и соседки. А у вас, я думаю, вообще никаких проблем не будет, — Люба окинула меня оценивающим взглядом.

Первая победа Любы — соседка: через несколько дней после класса она заказала три флакона духов.

Второй заход в «Мэри Кэй» Люба совершила недавно, когда ребенок уже вырос. Пришла делать карьеру, как она говорит. Сначала «работала холодными контактами», то есть пыталась продавать косметику незнакомым людям.

— Приходила на выставки, знакомилась с народом, и меня проводили внутрь. Но это уже высший пилотаж! — Люба гордится своими успехами. Она лидер бизнес-группы и обладательница Бриллиантовой звезды. Еще бывают Бриллиантовые шмели, Красные пиджаки и много других призов, которые ждут успешных «консультантов по красоте» на ступенях карьерной лестницы. То есть Лестницы успеха — есть и такая награда.

Мы приезжаем на склад. У машин суетятся люди: грузят коробки, заклеенные фирменным розовым скотчем. В помещении — ресепшен, столики и окошко кассы. Люба деловито раскладывает передо мной какие-то бумаги, в том числе анкету. Некоторые вопросы в ней приводят меня в замешательство: «О чем вы мечтаете? К чему стремитесь?» И еще: «Считаете ли вы свой имидж безукоризненным?» Первые два мне последний раз задавали в далеком пионерском детстве. Но сейчас, давно выйдя из пионерского возраста, ответить вот так запросто про мечты и стремления я затрудняюсь.

А тем временем начинает воплощаться моя американская мечта. Покончив с анкетами, мы начинаем выбирать косметику для стартового набора De Luxe. Мой математический идиотизм (итоговая сумма не сходилась три раза) заметно раздражает Любу. Кажется, мой имидж действительно не безукоризнен. В итоге она сама заказывает для меня два набора Time Wise для разных типов кожи, пудру и коробку для нее, тушь, «Чудо-набор», два тональных крема, что-то еще, при этом загадочно приговаривая: «Так… Значит, по первой секции… одна базовая». По мере составления списка я впала в состояние повышенной внушаемости: такое количество косметических средств и приятных названий в сочетании с возможностью купить все это с большой скидкой сделали свое дело.

Заплатив в кассу 4 тыс. с копейками, я была совершенно свободна. Косметику вместе с учебником и рекламными брошюрами, а также моим идентификационным номером, который мне пока не присвоили, должны были привезти на дом. А без номера нельзя войти на специальный сайт и включиться наконец в бурную жизнь «Мэри Кэй». Оставалось ждать посылки.

По дороге к метро Люба произносит несколько фраз, которые становятся мне понятны чуть позже. Во-первых, что надо обязательно проводить классы. Во-вторых, что ничего не надо придумывать — просто читать по флип-чарту. И еще: надо обязательно посещать занятия для новичков. Это-то как раз было и так понятно. И я отправилась на занятия.

Школа красоты

Вечером следующего дня я еду в метро и читаю журнал «Аплодисменты». Это специальный журнал «Мэри Кэй» — имеется в виду, что все успехи по продаже б.е. (безусловных единиц) косметики сообщество «М.К.» встречает бурными и продолжительными аплодисментами. На обложке мартовского номера — три новых Национальных лидера. Никакого отношения к политике эти дамы среднего возраста не имеют. И вообще, группа Национальных лидеров довольно многочисленна. Вот Ведущего Национального лидера поздравляют с тем, что у него появился Дочерний Национальный лидер, и с получением статуса Старшего Национального лидера. А на соседней странице можно прочитать статью про то, как все начиналось.

В 60-е годы Мэри Кэй Эш «приходилось обучать мужчин азам своего мастерства с тем, чтобы потом они заняли более высокую позицию, которая для нее по-прежнему оставалась недоступной…». Потом она заметила, что женщины всю жизнь что-то «продают», стоит им это что-то удачно купить. Потом, как утверждает источник, Мэри села и составила два списка —  проблем, с которыми она столкнулась, работая в крупной компании, и путей их решения. Составив план маркетинга, она поняла: «Это то, что нужно». Оставалось понять, что должна продавать идеальная женская компания. Косметику, которой она сама пользуется, решила Мэри и скупила формулы любимых кремов.

Эту каноническую историю знает не только любой лидер бизнес-группы, но и рядовой консультант по красоте. На многочисленных фотографиях в журнале женщины в одинаковых пиджаках или вечерних платьях позируют на фоне любимого логотипа с коронами на головах и шмелями на груди. Их лица лучатся от счастья. Сколько же б.е. надо продать, чтобы стать такой счастливой?

Из журнала я узнаю, что в мире «Мэри Кэй» есть не только своя мера вещей — безусловная единица, но и свой способ отсчета времени. Год «М.К.» почему-то называется семинарским. Журнал полон трогательных историй. «Косметика “Мэри Кэй” казалась мне очень дорогой», — пишет бывшая воспитательница детского сада. Или: «Моя жизнь похожа на сказку», — делится радостью бывший заводской инженер. Встречаются и совсем удивительные для неподготовленного читателя фразы: «… то, что я получила эту награду, не моя заслуга — это заслуга Бога. Он дал мне эту миссию — дарить людям любовь…» В таких и только таких истерически-восторжен­ных выражениях женщины «Мэри Кэй» говорят о торговле косметической продукцией со страниц корпоративного журнала.

Мне становится немного страшно: сектанты они, что ли? Триединство от «Мэри Кэй» — бог, семья и бизнес. Бизнес, заметьте, на третьем месте. Но, судя по публикациям, на первом месте все-таки продажи, деньги и награды. Простая операция по реализации товара превращается чуть ли не в религиозную церемонию. «А как красиво продает такая-то! — восклицает журнал. — Сколько изящества в движениях и какой прекрасный русский язык у сякой-то!»

Таким же восторгом исполнены и лица женщин на фотографиях. Похоже, им действительно привалило счастье. И они усиленно подбад­ривают и поздравляют друг друга со страниц журнала, демонстрируя гордость легендарным Красным пиджаком, жемчужинами и брошами, коронами и статусами. Все это великолепие вручается на семинарах, парадах и балах. Я никогда не видела такого скопления улыбающихся женщин, как в журнале «Аплодисменты».

Интересно, что авторы этого замечательного издания точно так же, как, видимо, и все участники этой странной косметической торговли, ни на секунду не ставят под сомнение абсолют корпоративных ценностей. Настоящий сеанс гипноза: «Каждый Консультант по красоте… мечтает стать обладателем одной из самых главных драгоценностей Семинарского года: броши “Роза”, Бриллиантового шмеля, Золотого кольца Королевы или Фрейлины». А если не мечтает?

Нужный дом со сложной дробной нумера­цией я ищу довольно долго. Забредаю в какой-то двор, заваленный строительным мусором, и уже совсем было решаю выбираться обратно, как мне навстречу выпархивает ярко накрашенная дама в беретике.

— А где тут дом 44 дробь 2 корпус 3?

— Корпус 3? Вам «Мэри Кэй»? Так бы сразу и сказали! — она так и светится радостью. — У них окно горит, сразу увидите.

На занятие явилось шестеро новобранцев (или новобранок?). Я — новичок из новичков. Все остальные уже работали с «Мэри Кэй» раньше хотя бы несколько месяцев. Те, кто пришел раньше, уже освоились и разливают чай в плас­тиковые чашки. На столе коробка пирожных. Я оказываюсь в окружении дам, приятных во всех отношениях. Больше всего мне нравится Мария Семеновна — женщина предпенсионного возраста с интеллигентным лицом. Пока она радует продукцией «Мэри Кэй» нескольких своих подруг, но в будущем планирует заняться этим бизнесом более серьезно. Еще в нашей группе юная дева, изредка поглядывающая на себя в зеркальце с логотипом «Шанель»; строгая дама с короткой стрижкой в шелковой блузке, напоминающая мне мою учительницу истории; девушка с толстой золотой цепью на шее и девушка без цепи и, судя по всему, без постоянной работы.

Во главу стола садится Маргарита — лидер бизнес-группы и обладательница Бриллиантового шмеля, который красуется у нее на лацкане пиджака. Симпатичная полненькая лидерша сидит как раз на фоне портрета Мэри Кэй Эш, мудро прищурившейся на букет искусственных цветов.

В облике ведущей нашего занятия все говорит о том, что она преуспевает, причем в сугубо женском коллективе. Во всяком случае, до встречи с ней я никогда ни на ком не видела деловых пиджаков, так выразительно открывающих декольте. А может, она просто блузку чем-то испачкала и ее снять пришлось?

Лидерша начинает встречу со знакомства и чудесной «Я-истории» — именно так во всех журналах и брошюрках «М.К.» называются истории о себе.

— Мама пришла и рассказывает: «Познакомилась с парнем в метро, он милостыню собирает. Я ему говорю: чего здесь стоять? Присылай к нам свою жену, пусть деньги зарабатывает». И просит у меня набор косметики. Этот парень для своей жены захотел купить!

Вот такая юмористическая ситуация, которая должна вселить в нас, начинающих консультантов, веру в свои силы. Затем Маргарита говорит, что, несмотря на негативный опыт «Гербалайфа» в России, сетевой бизнес — это прекрасно. Потому что сети создают все: банки, рестораны, тур­агентства. А сумка консультанта — это не что иное, как франшиза. Еще она рассказывает грустную историю своей подружки, которая открыла рекламное агентство, обучила специалистов, но те разбежались и наоткрывали собственные, а ей даже спасибо не сказали.

— С бизнесом «Мэри Кэй» такого не происходит, — подчеркивает Маргарита, — ваши консультанты приносят вам дивиденды. Наконец, все легко просчитать: сколько вложил в бизнес и сколько можешь получить.

Все занятие Маргарита только и делает, что вселяет в нас веру в собственные силы и учит рассчитывать будущие заработки. Для Ирины, похожей на учительницу, мы рассчитываем путь к одному из призовых украшений «Мэри Кэй». Оказывается, что даже в этом Семинарском году она успеет достичь своей мечты, если только будет проводить по два класса в неделю. Мы рассчитываем также путь к Красному пиджаку, Бриллиантовому шмелю («У меня их два», — скромно замечает Маргарита) и другим радостям жизни. Выясняется, что розовый «мерседес» — самый вожделенный для всех лидеров приз — регулярно заменяется на новый, а также что «Мэри Кэй» платит пенсию и отправляет в путешествия.

Но меня удивляет одно: где же рассказы про миссию и веру, почему мне никто не пытается внушить, что я вот-вот начну менять к лучшему жизнь женщин, дарить мечту и раскрывать свой творческий потенциал? Видимо, надо больше учиться.

А еще меня не на шутку тревожит, как мои подруги отнесутся к моему сугубо коммерческому предложению. Вряд ли тут помогут рассказы про мечту и миссию. Но делать нечего: бизнес с «М.К.» начинается именно с подружек. «Для начала, — объясняет Маргарита, — надо составить список сотни знакомых женщин».

Вернувшись домой, я сажусь за список. И составляю его с удивительной легкостью — даже не ожидала. В нем оказываются мои бывшие и нынешние сослуживицы, школьные подруги, подруги подруг, сестры подруг, мамы подруг моей дочери, а также ее воспитательницы в детском саду, моя мама и ее женское окружение, сестра, племянница, сотрудницы PR-агентств, с которыми мне приходилось иметь дело по долгу службы, массажистка и парикмахер. В конце концов я даже вписываю туда преподавателя йоги трехлетней давности и свою бывшую коллегу, проживающую в США (вдруг приедет?). Вот только как все эти люди воспримут меня в новом качестве?

Как это устроено

Помнится, Люба утверждала, что ответы на все свои вопросы я найду в учебных пособиях. Тут они как раз и прибыли с курьером — две коробки, заклеенные розовым скотчем. В моем стартовом наборе помимо баночек-тюбиков, пробников и палеток обнаружилось несколько номеров журнала «Аплодисменты», «Руководство независимого консультанта по красоте», книга Мэри Кэй «Об умении работать с людьми», чековые книжки, какие-то брошюрки, газетки, рек­ламные листовки и даже диск с записью учебного класса по красоте.

Начинаю с «Руководства». Это помесь азов бух­учета, психологической инструкции и косметического справочника. На одной из первых страниц опубликован «Кодекс поведения независимого консультанта». Я узнаю, как проводить класс по красоте — презентацию косметики для нескольких женщин. Как найти хозяйку класса — женщину, которая согласится собрать у себя дома на презентацию-продажу своих подружек. Как «обработать» эту самую хозяйку, чтобы она осталась довольна и помогла мне завербовать новых консультантов. Подробнейшим образом рассказывается о позитивном настрое. Например, надо спрашивать не просто «Что вы чувствуете?», а «Вы чувствуете, что кожа стала мягче?». Если при этом еще почаще использовать обороты вроде «ваш крем» или «ваше прекрасное увлажняющее средство», то гостьи класса непременно почувствуют его своим и захотят купить.

В брошюрке «Лестница успеха» написано, что следующая ступень посвящения, на которую я могу претендовать, — это Старший консультант. Чтобы им стать, всего-то и надо что обзавестись одним или двумя бизнес-партнерами. Затем — Главный организатор: это 3–4 активных партнера в месяц и по-прежнему никаких комиссионных. Но отсюда и до Будущего лидера бизнес-группы недалеко. А он получает 4–12% комиссии с продаж своей личной группы — восьми тетенек, торгующих косметикой.

Будущий лидер не просто привлекает консультантов, но еще и всячески их опекает: устраивает собрания, издает и рассылает «Новости бизнес-группы» и обучает новичков. У следующего в иерархии — Независимого лидера бизнес-группы — есть уже не только личная, но еще и бизнес-группа, и комиссионные увеличиваются: 4–12% от доходов личной группы и 9–14% от продаж бизнес-группы. Чем больше продаж, тем больше комиссия. На занятии мне объясняли, что лидер — это все равно что директор фирмы. Дослужившись до этого верой и правдой, можно выиграть автомобиль и «участвовать в поездках в разные страны вместе с супругом».

А дальше — Будущий ведущий, Ведущий, Элитный ведущий и наконец Национальный лидер, бывает даже с добавлениями — Старший и Ведущий. Уфф… Усвоить всю эту информацию с одного раза довольно сложно. Понятно только, что под Национальным лидером — тьма народу с сумками «Мэри Кэй». И со всех он получает комиссионные: с личной группы, с бизнес-группы, с дочерних бизнес-групп первой, второй и третьей линии, а еще и дополнительное вознаграждение за их развитие. Он также может преподавать в университете «Мэри Кэй» и использовать служебный автомобиль.

В брошюрке подробнейшим образом излагается, при каких условиях претенденты на следующую ступень посвящения могут писать прошение в главный офис. К каждому этапу прилагается подробный расчет доходов. Так, например, комиссионное вознаграждение за личную бизнес-группу составляет 34 703 рубля, а премия за нее — 13 тыс. рублей.

Суммарное вознаграждение Старшего или Будущего ведущего лидера мне понравилось больше: 86 856 рублей. Убедиться в правильности расчетов можно, если воспользоваться специальной табличкой «Система начисления комиссионного вознаграждения». Между прочим, такие доходы складываются из продаж личной бизнес-груп­пы — 300 безусловных единиц и дочерней биз­нес-группы — 800 безусловных единиц. Я начинаю перемножать одну б.е. на 300 и чувствую головокружение. А найдется ли в городе Москве столько женщин, желающих покупать эту косметику?

Но, в конце концов, надо же с чего-то начинать! И я решаю начать с ближайших подруг.

С сумкой по жизни

Трудность состоит в том, что две мои подруги, способные поддержать меня в любых начинаниях, кроме угрожающих жизни и здоровью, нянчат в настоящий момент грудных детей. Поскольку и у той и у другой имеется еще и по взрослому ребенку, а одна к тому же работает, речи о полноценном классе быть не может. Я решаю, что сойдет и мини-презента­ция. Это тоже разрешается. В «Руководстве независимого консультанта по красоте» приводится примерный сценарий телефонного разговора, который должен состояться между мной и потенциальной клиенткой. Расписано все: как создать позитивный фон, здороваться, прощаться, узнавать о здоровье домочадцев. Но я решаю не пугать близких людей непривычными фразами про «потрясающе провести время» и «потрясающую продукцию “Мэри Кэй”». Пусть знают, что со мной все по-преж­­не­­му в порядке.

Итак, звонок первый:

— Катя, а как бы ты отнеслась к презентации косметики «Мэри Кэй»?

— Сейчас, Олечка, тут поворот. Та-а-ак… Что ты говоришь?

— Я хочу устроить для тебя презентацию косметики марки «Мэри Кэй»!

Сначала она долго смеется, потом задумывается. Потом вздыхает. И уже совершенно серьезно говорит: «Знаешь, если тебе и правда очень надо, приезжай завтра вечером».

Следующий звонок Жене. Она сейчас не работает, но свободного времени у нее от этого больше не становится, скорее наоборот.

— Презентацию? Косметики? Ну… Вообще-то у меня сегодня есть время. Но косметика мне пока не нужна, у меня все есть. А я думала, ты просто так звонишь…

— Так это была не шутка? — спрашивает

Катя, как только я ставлю перед ней сумку, заполненную коробочками, тюбиками, кис­точками и еще парой килограммов наглядной агитации. — Может, тебе просто денег взаймы дать? У тебя вообще как — все нормально?

Потом она немного расслабляется и включает чайник. Потом соглашается полистать брошюрку «Секреты красоты». Время мы действительно проводим прекрасно. Но получается, что я как бы на работе, а Катя мне как бы чего-то должна. Естественности, прямо скажем, не хватает. Протестировать на себе систему Time Wise Катя соглашается с легким вздохом. И с таким же — купить «Очищающее средство 3 в 1». И дальше наша встреча идет как обычно, но уже без косметики.

С Женей все складывается еще сложнее. Она, оказывается, обиделась. Так и встречает меня — с обиженным лицом. Но соглашается попробовать на себе косметику, даже вспоминает, как уже пользовалась «Мэри Кэй» и осталась довольна. Тут я и вворачиваю, как рекомендует брошюрка: «Женечка! Это косметика высокого качества из США! Я просто хочу, чтобы ты выглядела лучше!»

— А что? — спрашивает она не без угрозы. — Я  разве плохо выгляжу?

Потом мы, конечно, выпиваем чайку. И, слегка оттаяв, Женя соглашается что-нибудь у меня приобрести. В будущем. А потом что-то невнятно бормочет про срочные непредвиденные дела, и я собираюсь домой.

По дороге я пытаюсь припомнить, когда последний раз мы с Женей прощались, не договорившись снова встретиться или созвониться? «М.К.», кстати, советует непременно договариваться о продолжении отношений. Но в наших отношениях, похоже, грядет пауза. У меня есть два варианта: забыть о своих коммерчески выгодных предложениях и сохранить подругу или продолжать в том же духе и потерять Женю.

Ничего, решаю я, надо провести настоящий класс и пригласить на него приятных, но не очень близких женщин. Возможно, это оптимальный вариант. И сажусь за изучение пособий.

Выбираю из списка идеальную хозяйку класса. В Марине, с которой мы когда-то вместе работали, а теперь неизменно радуемся друг другу при встрече, соединились почти все необходимые качества: она любит заботиться о других, давать им советы и прекрасно «продает» то, что ей нравится. Именно по ее наводке я купила себе диктофон. Наконец, у нее много подруг и она гостеприимная хозяйка.

Класс

«Проводи Классы — и твоя жизнь изменится! Взгляни на себя по-новому, поверь в себя, осуществи свои самые дерзкие идеи и мечты!» — взывает ко мне газета, издаваемая бизнес-лидером Любой.

Стать хозяйкой класса, который, как я обещала, продлится не больше часа, Марина соглашается не без уговоров. В результате мероприятие пришлось сократить до получаса. Как хозяйка Марина должна заранее пригласить своих подруг, а потом провести уточняющий обзвон. Мы заполняем «Профили по уходу за кожей», чтобы знать, кому что подходит. На класс являются три женщины. Атмосфера за большим кухонным столом, на котором мы загодя разложили пробники с кремами и палетки, складывается оживленная и благожелательная. Остается открыть свой флип-чарт — картонную раскладушку с подсказками — и шпарить по нему. Что я, собственно, и собираюсь сделать. Для чистоты эксперимента. Но вовремя понимаю, что не смогу. Ну как, например, на полном серьезе выговорить: «Сегодня я покажу вам прекрасные средства “Мэри Кэй”, в которые можно просто влюбиться!» Или: «Наши средства предлагают постоянные преимущества». Шпаргалка хоть и выстроена с соблюдением всех законов психологии, но изложена каким-то пародийно-аме­ри­канизированным языком. Зато в ней есть трогательные подсказки: «расскажите свою Я-историю», «дотроньтесь до руки» (это когда рассказываешь о креме для рук). Значок в виде стаканчика подсказывает, что пришло время нанести средство. Я листаю шпаргалку и стараюсь подбирать человеческие слова.

А девочки увлеченно мажутся то одним, то другим кремом и даже как будто остаются довольны.

— Ну, как ощущения? Чувствуешь, какая увлажненная кожа? — спрашиваю я у каждой поименно, как велит «М.К.».

— Прекрасно! — говорит Аня.

— Нормально! — подтверждает Ира.

— А это для старой кожи? — с тревогой спрашивает Саша двадцати с чем-то лет.

И кто ее только позвал? Но я уже осмелела и запела:

— Он отшелушивает… тонизирует… сокращает морщины…

— А вот это тоже для старой кожи? — уже строго спрашивает меня Саша, тыча в нос очередным пробником.

Но на нее уже никто не обращает внимания.

Идиллия заканчивается на тональном креме, который полагается наносить после всех отшелушивающих, увлажняющих и прочих средств.

— Это не мой тон! — возмущается хозяйка класса.

— Почему он плотный, как цемент? — подхватывает Ира.

— А я люблю кислородную косметику, — скромно признается Аня. Никогда бы не заподозрила ее в таком вероломстве.

Все тут же начинают смывать тональный крем. По ходу дела выясняется, что «Мэри Кэй» экономит на новациях, на упаковке, на разнообразии.

— Да вообще на всем экономит! — подытоживает хозяйка класса.

«Не будет тебе подарка!» — думаю я мстительно.

— А по-моему, хороший тон. Впитывается — и не видно! — говорит Саша, но ее опять никто не слушает.

— У кого есть нормальный тональный крем? — спрашивает Марина, отпихнув тюбик.

Тут Ира достает косметичку, и класс «Мэри Кэй» заканчивается. Ира пользуется другой косметикой. Но в общем все остаются довольны.

Кроме меня. Ведь журнал «Аплодисменты» обещал мне, ха-ха, «мир в мыслях, возможность жить в гармонии с собой и окружающим миром», как у героини одной из публикаций.

В принципе верить всей душой в «Мэри Кэй» или любого другого продавца косметики, каст­рюлек, лечебных бальзамов и чудодейственных коктейлей очень удобно. Все этические, религиозные и какие угодно стремления, сомнения и метания схлопываются в один тугой комок — продажи! Вот что сделает тебя счастливым, и ты наконец обретешь то, что в обычной, несетевой жизни удается очень и очень немногим, — гармонию и одновременно много денег. Достигнешь одним махом и просветления, и розового «мерседеса». Все респондентки журнала «Аплодисменты» неизменно говорят, что им помогает вера. Но к тому моменту, когда тебя начинает цитировать корпоративный журнал, способность смотреть на себя со стороны и понимать, что с тобой стало, исчезает бесследно.

Клуб разбитых сердец

Психотерапевт Оксана Орлова считает, что в сетевой бизнес чаще всего приходят женщины, недавно пережившие сильный стресс. Например, развод. Или женщина сидит дома с маленьким ребенком и чувствует, что мужу становится с ней скучно, он пропадает на каких-то переговорах и корпоративных вечеринках, а домой не очень торопится. В любом случае изменить мир к лучшему или сделать всех женщин счастливыми посредством продажи баночек с кремом или кастрюлек никто не стремится. Женщины всего лишь хотят заработать денег, обрести финансовую независимость. На начальном этапе многих привлекает также шкала приоритетов «Мэри Кэй»: бог, семья и бизнес. Многим женщинам она очень близка.

По словам Оксаны, для внедрения в мое сознание корпоративных ценностей прошло слишком мало времени. Верить в свою лидерскую звезду и мечтать о розовом «мерседесе» начинаешь не сразу. Надо посещать разные семинары, контактировать с сообществом, быть, что называется, в тусовке.

Большое преимущество этого бизнеса в том, что здесь не страшно стартовать, объясняет Оксана, расписан весь алгоритм действий, вся иерархия. Это снижает тревогу. Очень важно, что каждый шаг поощряется призами, подарками, публикациями. Когда тебе без конца твердят, какое это почетное дело — продавать, снижается критичность по отношению к собственным поступкам. Начинаешь стремиться занять более высокую позицию, а через социальный статус постепенно «съезжаешь» к личному отношению, любви к компании и признанию всех ее ценностей. Статус бизнес-лидера — это крючок, с которого практически уже нельзя соскочить. Это статус-ловушка. Перейти на аналогичную должность в другую компанию невозможно, остается только двигаться дальше.

Еще бывают Бриллиантовые шмели, Красные пиджаки и много других призов, которые ждут успешных «консультантов по красоте» на ступенях карьерной лестницы

Взамен женщина получает не только заработок, но и замкнутую социальную среду, в которой ее ценят, признают и поддерживают.

У меня есть два варианта: забыть о своих коммерчески выгодных предложениях и сохранить подругу или продолжать в том же духе и потерять Женю

Пчелы, звезды и другие награды — то же самое, что ордена и почетные грамоты. То, чего сегодня нет во многих традиционных компаниях. Параллельно растет признание извне: если женщина начинает нормально зарабатывать, улучшаются отношения в семье, ближайшее окружение начинает проявлять больше уважения.

Выходит, главное — встроиться в среду, где дружба ради продаж не выглядит дикой. Потому что, если просто торговать, не вписываясь в эту систему, не веря в ее основные ценности, начинается расщепление личности. Так что уж лучше верить. Это и проще, и приятнее. РР

Иллюстрации: в оформлении статьи использованы учебные пособия и периодика «Мэри КЭй»

В сетях

Основателем MLM — сетевого маркетинга — считается американец Карл Ренборг. Он создал компанию, торгующую БАДами на растительной основе. Людям, по рекомендациям которых БАДы покупали их знакомые, Ренборг выплачивал комиссионные. А систему многоуровневого вознаграждения разработали два бывших сотрудника Ренборга, основавшие компанию Amway.

Среди компаний сетевого маркетинга большая часть торгует косметикой, причем большинство дистрибьюторов — женщины. Оборот членов Всемирной ассоциации прямых продаж составляет болеe $105 млрд. Распространение этого вида бизнеса в США впечатляет: дистрибьютор есть в каждой десятой американской семье.

В России членами Ассоциации прямых продаж, по данным 2006 года, являются 2,5 млн дистрибьюторов, а суммарный оборот их бизнеса достигает $3 млрд. Ежегодно эта цифра увеличивается на 20–30%.

Среди наиболее известных в России MLM-компаний — косметические Amway, Avon, Oriflame, Faberlic; Vision (биодобавки), «Белый кот» (средства для уборки), Tupperware (пластиковая посуда), Zepter (посуда, косметика), Edelstar (БАДы, бальзамы, бытовые приборы, посуда, страховые и инвестпрограммы), «Доктор Нона» (БАДы, косметика), «Рейбоу» (пылесосы), «Дайна» (нижнее белье).

У партнеров

    «Русский репортер»
    №15 (45) 24 апреля 2008
    Правительство Путина
    Содержание:
    Амбиции Путина

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама