С чего начнем?

Виталий Лейбин
Редактор отдела «Науки и технологии» журнала «Эксперт»
2 октября 2008, 00:00

Упадут ли цены на недвижимость в России? Этот вопрос широко обсуждается на фоне финансового кризиса. Но, в общем-то, это не очень существенно, если принять во внимание чудовищный дефицит жилья и скромные темпы строительства в нашей стране.

Так называемый ветхий фонд (квартиры, обитатели которых еще 25 лет назад окончательно забыли о капитальном ремонте) составляет никак не меньше 100 млн кв. м. То есть примерно 2 млн российских семей живут в развалюхах, а все остальные — более-менее в тесноте. Ну, будет некоторая коррекция цен на квартиры в столице — кого это волнует, кроме тех, у кого есть лишние метры в Москве?

Позитивная новость состоит в том, что, как и после дефолта-98, уже происходят ускоренные мучительные изменения в сознании, а, возможно, в ближайший год они начнутся и в хозяйстве.

Наши финансовые власти накануне начала паники на бирже продолжали активно изымать деньги из экономики, хотя, как потом оказалось, их надо было туда вливать. Зато теперь, насколько мы понимаем, в правительстве практически все согласны с тем, что деньги экономике надо давать, причем не только короткие, но и длинные, и не только банкам, но и производителям. Правда, никто еще точно не знает, как это делать, но уже понятно, что делать это надо. Говорят также, что Дмитрия Медведева и его спутников на Дальнем Востоке всерьез поразило бедственное состояние инфраструктуры — от дорог до канализации.

Вроде бы сейчас всем понятно, что стране нужно технологическое обновление, которое само по себе не случится. Скажем, строительство массового жилья, как и многое другое, при капитализме — дело в основном частного бизнеса. Но ведь всем понятно, как плотно этот рынок завязан на государственные решения. Сейчас единичные крупные компании «при губернаторах» строят дорогое жилье в порядке уплотнения. При этом большая часть нашей страны практически не застроена — занято лишь 0,37% территории. Конечно, существенная часть этих просторов — вечная мерзлота, но даже за вычетом районов, не приспособленных для жизни, получатся далеко не среднеевропейские 10%. То есть земли в стране много, а строить негде.

Сейчас, по предварительным данным, на передачу в недавно созданный фонд жилищного строительства претендуют около 30 тыс. земельных участков, или около 1,5 млн гектаров. Это, в принципе, очень прилично. Но тут опять возникнут вопросы к государственному планированию: где нужно строить жилье, а где все равно бесполезно?

И на этом компетенция государства не кончается, потому что неизбежно возникнут новые вопросы: например, кто будет строить доступное жилье и что это, собственно, такое? Для того чтобы частные компании могли начать что-то возводить по доступным ценам, к участку должны быть подведены различные коммуникации. А кроме того, должны появиться строительная промышленность и современные экономичные технологии возведения домов, которые бы могло освоить множество новых мелких и средних строительных компаний.

Плохая новость в том, что модернизировать в нашей стране нужно многое, и по большинству направлений не очень понятно, как это делать и с чего начать.

Но хорошая новость в том, что главное — начать.