Когда конец света?

Актуально
Москва, 12.02.2009
«Русский репортер» №5 (84)
Управляемая «плавная» девальвация рубля к основным валютам завершена. Теперь эксперты пытаются угадать, когда именно и с какой валютой начнут происходить неуправляемые события. Когда и где ожидать катастрофы?

Вот так мы и работаем, — Денис обводит рукой свое рабочее место, — три монитора и непрерывно бурчащий гибрид радио, телефона и калькулятора с двумя трубками и массой кнопок, который позволяет «подвесить» на линии несколько брокеров одновременно. «Агрегат», похоже, рад вниманию.

— Пятьдесят шесть, семьдесят девять, «Газпром», два ноль пять, — бубнит он хриплым голосом диспетчера таксопарка. Денис делает потише.

Денис Овчухов — замначальника управления дилинга финансовой корпорации «Уралсиб». Его работа — на средства клиентов играть на скачущих курсах валют.

— То, что обычным людям может показаться просто бесконечными столбиками цифр, для нас — своего рода фильм, причем покруче большинства идущих в кинотеатрах, — Денис улыбается удачной метафоре.

И это «кино» с каждым днем становится все увлекательнее.

— Если раньше происходящее на рынках было больше похоже на степенную картину, снятую каким-нибудь режиссером-академиком, то последние пару месяцев это, несомненно, экшн, самый что ни на есть отвязный боевик, — азартно продолжает Денис. — Сначала Центробанк объявил девальвацию и потихоньку «ронял» рубль, параллельно выжимая из игроков рублевую наличность. А теперь, когда мы подошли к планке, за которую власти рубль пускать не хотят, нам, конечно, интересно, что дальше-то будет. На днях, как обычно, играли себе потихоньку против рубля. И тут вдруг — бах! — Денис буквально подпрыгивает в кресле, — огромная такая заявка на продажу долларов. Миллиард, представ­ляете! Ну, ясно: ЦБ пришел, больше ни у кого столько нет. И намерения у него, судя по сумме, самые серьезные. Естественно, все сразу на попятный пошли — атаковать такую ставку ни у кого ни денег, ни решимости не хватит.

В тот день, про который рассказывает Денис, значение бивалютной корзины на несколько минут все же подошли к верхней планке (40,98 руб.), установленной Центробанком, — 41 рубль. После чего главный банк страны и выставил на продажу тот самый миллиард. Покупать его никто не стал.

Так что теперь Денис уверен: в ближайшие недели или даже месяцы рубль своих позиций не сдаст — слишком уж силен и решителен ЦБ. Зачем, мол, было его главе Сергею Игнатьеву называть конкретную цифру в 41 рубль, если он не имел в виду биться за нее «до последнего»? А теперь на кону реноме российских властей, до сих пор неизменно старавшихся следовать в русле собственных заявлений.

Что дальше? Судьбу рубля сегодня зачастую связывают с ценами на нефть. Мол, если они упадут, например, ниже $35 за баррель, неизбежно последует новый этап девальвации.

Однако у этого вполне обоснованного прогноза есть один существенный недостаток: он составлен так, как будто в цене на нефть заключено некоторое событие, задающее масштаб всему остальному. То есть он не учитывает, что рубль живет в динамично меняющейся среде, в которой действует не только нефть, а у доллара и евро есть свои собственные проблемы.

Так на что же нам ориентироваться, чтобы понимать, как будет складываться судьба нашей национальной валюты?

Сегодня, когда мировой валютный рынок нестабилен, российский рубль из-за снижения цен на нефть превратился в очень привлекательный объект для атак спекулянтов. И все же, как сказал на встрече в редакции журнала «Эксперт» известный французский экономист Жак Сапир, главным событием станет всеобщее бегство от доллара, которое может стартовать к началу лета.

Что может привести к такому развитию событий? В этом году США вынуждены будут выпустить облигаций государственного займа на сумму в $1,7–1,9 трлн. Они потребуются для того, чтобы покрыть колоссальный бюджетный дефицит, а также для осуществления массивной антикризисной программы, которую предлагает президент Обама.

— Проблема в том, — говорит Жак Сапир, — кто купит такое огромное количество облигаций. И неизвестно, что мы увидим: постепенное снижение курса доллара или бегство от него.

Впрочем, нельзя точно сказать, какое именно событие выбьет опору из-под пирамиды необеспеченного доллара и грандиозного государственного долга США.

Резкое снижение мировой резервной валюты не выгодно никому — ни европейцам, ни японцам. Никто пока даже не думает о том, как вести себя в условиях всеобщего бегства от доллара. Но это вовсе не значит, что катастрофы не случится. Понятно, все будут пытаться спасти накопленные капиталы, вот только никто точно не знает, в какие активы их следует перевести.

— Мы никогда не видели всеобщего бегства от американского доллара. Мы двигаемся к совершенно незнакомой территории. В такой ситуации спекуляции будут очень интенсивными, — предсказывает Жак Сапир.

И что же? Может ли наш рубль выстоять в этом финансовом апокалипсисе? Есть ли эффективный способ сохранения стабильности в рублевой зоне?

Выход из грядущего тупика, безусловно, есть. И у России тут свой джокер — накопленные золотовалютные резервы. Правда, считает Сапир, его очень просто можно потерять, если наши финансовые власти радикально не пересмотрят свою антикризисную тактику. Есть одна непростительная ошибка, которую уже сегодня совершает Россия, и в этом она не одинока — столь же необдуманно действуют минфины и центральные банки многих стран. Пытаясь спасти свои банковские системы и заново запустить механизмы кредитования, они стараются насытить банки ликвидностью. И это правильно. Но как они это делают? Они вкачивают в свои банковские системы колоссальные финансовые ресурсы, не имея налаженных механизмов контроля. Естественно, эти деньги утекают из банков в неизвестном направлении — в «черные дыры», как выразился Жак Сапир.

Между тем, Россия уже сейчас могла бы наладить систему госрегулирования потоков капитала. Понятно, что эта чрезвычайная мера должна вводиться только на время кризиса и не должна быть такой жесткой, как в Советском Союзе. Речь идет только о том, чтобы штрафовать за заведомо спекулятивные операции. Например, нужно не создавать никаких препятствий для прямых инвестиций, но штрафовать процентов на 50 тех, кто занимается так называемыми портфельными инвестициями.

Как такой режим контроля потоков капитала может сказаться на обычных гражданах? Им, например, могут позволить менять рубли на иностранную валюту в ограниченных объемах. Скажем, ограничить их суммой в $8 тыс, если они отправляются за границу. Такие меры, если они будут временными, не станут чрезмерно обременительными для россиян, зато помогут пережить финансовый шторм.

— Достаточно в течение месяца потерять $40 млрд из золотовалютных резервов — и ваши политики будут готовы к таким шоковым мерам, — «успокоил» нас Жак Сапир.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (84) 12 февраля 2009
    Бедность
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Реклама