Три шпиона и ученый

Актуально
Москва, 15.07.2010
«Русский репортер» №27 (155)
Шпионскую сеть Москвы арестовали в США лишь для того, чтобы вытащить из российских тюрем нескольких агентов западных спецслужб. В этом признались власти США, когда подтвердили, что «обменные списки» они подготовили еще до арестов. «РР» разбирался, почему власти США выбрали именно трех бывших «кротов» и ученого Сутягина

Вице-президенту США Джозефу Байдену за последние дни не раз пришлось держать экзамен по математике.

— Все ли в порядке в этой истории с арифметикой: десять за четырех? — спрашивал его, например, Джей Лино, автор ток-шоу на канале NBC.

— Мы получили назад на самом деле неплохих четырех. А те десять, хоть и находились в США долго, не успели много сделать, — парировал вице-президент.

В Америке обменом действительно довольны: любой из трех агентов западных спецслужб, получивших сейчас свободу, обладает гораздо более серьезным послужным списком, чем все десять русских шпионов, вместе взятые. Особняком стоит лишь ученый Игорь Сутягин: он так и не признал свою вину, и его многие считают никаким не шпионом, а политическим заключенным.

Кого выдали

Совет национальной безопасности США обсудил список тех, кого хотелось бы вытащить из российских тюрем, еще 18 июня, за десять дней до арестов русских шпионов. В итоге остановились на четырех фамилиях: бывшего полковника СВР Александра Запорожского, бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля, бывшего полковника ФСБ Геннадия Василенко и ученого Игоря Сутягина.

Неудивительно попадание в этот список только первых двух. Именно Запорожского и Скрипаля считают самыми удачными «кротами» западных спецслужб последних десятилетий. Именно они, по некоторым данным, выдали западной разведке значительную часть российской резидентуры по всему миру. В том числе именно им приписывают провал двух самых крупных российских агентов последнего времени — сотрудника ЦРУ Олдрича Эймса и агента ФБР Роберта Ханссена (обоих в США приговорили к пожизненному заключению).

Александр Запорожский уволился из СВР в 1997 году и переехал с семьей в США, где работал консультантом в одной из фирм. В 2001 году его то ли выманили в Москву бывшие коллеги, то ли он прилетел, чтобы увидеть внука, и был задержан в аэропорту. По другой информации, его усыпили и вывезли из Америки в коробке под видом дипломатической почты. Правда, против этой версии протестует его адвокат. Как бы то ни было, в июне 2003 года Запорожский получил 18 лет лишения свободы по обвинению в государственной измене.

Сергей Скрипаль ушел в отставку из ГРУ в 1999-м, работал в МИДе, потом занялся бизнесом, но в 2004-м его арестовали и приговорили к 13 годам тюрьмы.

Понятно, зачем Запорожский и Скрипаль понадобились западным спецслужбам: там считают, что в свое время они поделились далеко не всей информацией и смогут сдать еще многих агентов. «Не сомневаюсь, что Скрипаля допросят его бывшие начальники из МИ-6. Это событие имеет огромное значение для Британии. Не исключено, что эта информация позволит раскрыть целую разведывательную сеть, которая работает против интересов Великобритании и остального Запада», — уверяет на страницах британской прессы сотрудник местных спецслужб. Британские таблоиды уже запугивают обывателя сообщениями, что на территории страны работают никак не меньше пятидесяти российских разведчиков.

Чуть большее удивление вызывает фигура бывшего сотрудника КГБ Геннадия Василенко. В шпионаже в пользу США его обвинили еще 22 года назад, причем сдал его все тот же Роберт Ханссен. Но тогда обвинение развалилось, и позже, как многие пенсионеры спецслужб, Василенко работал в охранном бизнесе. Причем его деловым партнером в США был бывший сотрудник ЦРУ Джек Платт.

Их отношения подробно описаны в книге «Дело Ханссена. “Кроты” в США»: «Платт работал в ЦРУ в отделе контрразведки и занимался выявлением и вербовкой сотрудников советской разведки, работавших в США. Он попытался завербовать Василенко. Однако тот ответил твердым отказом, а через некоторое время поменялся с Платтом мес­тами и предложил ему работать на КГБ, но также безрезультатно».

Так это или нет, неясно, но в любом случае такая форма знакомства не помешала им начать совместный бизнес после выхода на пенсию. Однако в 2005 году Василенко арестовали по уголовному делу — за незаконное хранение оружия и сопротивление работникам милиции. Дали три года. Но самое интересное, что в 2008 году срок закончился, а он все сидел. Не исключено, что в 2009-м состоялся закрытый
суд уже по «шпионской» статье. Официальной информации нет ни в базах данных Мосгорсуда, ни в базах Верховного суда. Так бывает, когда дело засекречено, говорят люди, знакомые с подобной судебной практикой.

Почему Сутягин

Понятно, что, оказавшись в списках на помилование в такой компании, кандидат исторических наук Игорь Сутягин должен был чувствовать себя неуютно. Обвиненный в 1999 году в шпионаже и приговоренный в 15 годам тюрьмы, он все это время не признавал свою вину, добиваясь оправдания.

— Десять лет от него пытались добиться признания вины, шантажировали, давили — он не соглашался. И если он сейчас взял и согласился — значит, были вес­кие основания, отказаться он уже не мог. Перед высылкой он был очень подавлен, — рассказал «РР» брат Игоря Сутягина Дмитрий.

— С ним встречались люди, как он понял, из российской и американской разведок, — говорит адвокат Анна Ставицкая. — Объяснили, что его будут обменивать, надо подписать бумагу, и один из пунктов — признать свою вину. Он сказал: «Если бы от этого зависела только моя судьба, я бы ни за что на это не пошел». Но от него зависела судьба еще тринадцати человек. И — намекнули — отношения между государствами. Как он мог поступить? Он очень переживает, что теперь будут думать, что он шпион. А для него важно, чтобы так не считали.

До ареста Игорь Сутягин заведовал сектором военно-технической политики Института США и Канады. Его обвинили в том, что он разгласил государственную тайну в книге «Стратегическое ядерное вооружение России». Перед изданием книга прошла военную цензуру, Сутягин написал в ней одну главу. В вину ему поставили также передачу сек­ретных сведений о новых видах во­оружения английской компании Alternative Future: по мнению следствия, ее сотрудники Надя Локк и Шон Кидд — британские разведчики. Адвокаты Сутягина утверждают: все переданные сведения он получал из открытых источников, они не являлись гостайной.

Но теперь ситуация действительно двусмысленная. Включив Сутягина в список для обмена, западные спецслужбы формально признали в нем своего агента, хотя именно против этого протестовали и он сам, и защищавшее его научное сообщество. Если это было сделано из гуманитарных соображений, в попытке освободить невиновного, то непонятно, почему в список попал лишь он.

— Мы удовлетворены тем, что Игорь на свободе, но совершенно не удовлетворены, что только он один, — говорит «РР» ответственный секретарь Общественного комитета защиты ученых Эрнст Черный. — У нас ведь есть еще Валентин Данилов, есть Игорь Решетин, Михаил Иванов, Александр Рожкин, Сергей Визир, Иван Питьков (российские ученые, в разное время с подачи ФСБ осужденные за шпионаж. — «РР»). Эти люди как были, так и остались за решеткой. Совершенно непонятно, почему российские власти под это событие не решили вообще ликвидировать все эти унизительные вещи.

Разговоры с пристрастием

В ближайшее время жизнь выданных людей тоже может сложиться по-разному. Сергей Скрипаль и Игорь Сутягин находятся в Великобритании, а Александра Запорожского и Геннадия Василенко доставили в США. На момент подписания номера единственным, кто позвонил своим родственникам, был Сутягин — сказал, что живет в гостинице в провинциальном городке, названия которого даже не знает. Молчание других — лишь подтверждение версии о том, что в ближайшие дни, а может, даже и месяцы, им предстоят долгие беседы с представителями западных спецслужб, которые попытаются выведать у них максимум достойной внимания информации о своих российских коллегах. Не факт, конечно, что им улыбнется удача. Но шансов у них явно больше, чем у российских чекистов, которым придется общаться с десятком собственных агентов: уровень их информированности в ходе этого скандала уже стал предельно ясным.

При участии Павла Бурмистрова

У партнеров

    «Русский репортер»
    №27 (155) 15 июля 2010
    Олимпиада
    Содержание:
    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама