Марш профессионалов

От редактора
Москва, 20.09.2012
«Русский репортер» №37 (266)

Докладываю, признаюсь, каюсь: я был на шествии и митинге 15 сентября. Присутствовал я там не в качестве журналиста. Протестовать становится все более нормальным, а писать про норму скучно. Даже объединение сексуальных меньшинств с русскими националистами или колонна либеральных десантников — и то и другое было на «марше миллионов» — уже не вдохновляют меня на репортаж.

Если я скажу, что маршировать меня толкнули свербящие гражданские чувства, это тоже будет не совсем правдой. Чувства, конечно, есть. Мне очень хочется, чтобы граждане в России влияли на политику, чтобы власть сменялась посредством нормальных выборов, чтобы суды выносили справедливые приговоры, чтобы Дума не принимала идиотских законов… Есть у меня чувства.

Но есть еще и разум. И он подсказывает, что, даже если мы по призыву Сергея Удальцова все наденем темные очки, Путин от этого вряд ли уйдет в отставку. (Я на секунду представил себя на месте Путина: декабрь, сугробы, а все граждане в пляжных очках… Будь я Путиным — все-таки испугался бы и в отставку ушел.) Разум говорит, что власть не слушает митингующих, а митингующие не слушают сами себя.

Но кроме политического разума и гражданских чувств есть еще один мотив, который и вывел меня на проспект Сахарова. Это ощущение принадлежности к профессиональной корпорации. На «марше» была отдельная колонна работников образования и науки. Учителя, ученые, студенты, вузовские преподаватели шли под лозунгами «Нет рейдерскому захвату и слиянию вузов и школ!», «Школа — не рынок, знания — не товар», «России нужна новая эпоха просвещения. Нет средневековому мракобесию» и т. д.

Не то чтобы я был согласен со всеми этими лозунгами. Но я ощущаю себя членом этого профессионального сообщества. И раз сообщество выходит митинговать, то и я должен быть вместе с ним.

Нам остро не хватает профессиональной солидарности. Если протесты последнего года эту солидарность слегка пробудили, то это уже результат. Значит, мы не зря мерзли, мокли и оттаптывали друг другу ноги. И не так уж обидно, что в политике не наступило глобальных перемен.

Демонстрация — не только метод выражения протеста. Это еще и зона общения людей, относящихся к одному интеллектуальному кругу. Например, по пути к митингу я встретился со знакомым биологом, с которым проговорил возможный формат сотрудничества между летней экологической школой и летней школой «Русского репортера». А потом повстречал социолога, который рассказал мне, как идет обработка результатов последней волны Европейского социального исследования. Затем был историк, после него преподаватель педуниверситета, потом снова биолог…

Нам не хватает места для неформального общения, не хватает чувства профессионального единства. Мы раскиданы по университетам, институтам и редакциям. И так уж сложилось, что общей площадкой становятся оппозиционные шествия, которые наполовину относятся к сфере политики, а наполовину — к области досуга.

Единственным выступлением на митинге, которое я честно прослушал от начала до конца, была речь Андрея Демидова — одного из руководителей независимого профсоюза «Учитель». Во-первых, он очень хороший преподаватель истории и обществознания, об этом могу говорить уверенно, поскольку мы работаем в одной школе и у нас «общие дети». Во-вторых, у него приятное лицо нормального человека, чего не скажешь про многих других ораторов. А в-третьих, он в своем выступлении не сказал ни одной глупости и пошлости, что сейчас совсем уж редкость. Все-таки он профессионал.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№37 (266) 20 сентября 2012
Бизнес депутатов
Содержание:
Фотография
От редактора
Вехи
Реклама