Фильмы

Афиша
Москва, 05.02.2015
«Русский репортер» №5 (381)

Левиафан

Андрей Звягинцев

Мнение

Не верь, не бойся, не проси

Реакция на «Левиафан» в России оказалась подобной реакции советских властей и общественности на «Доктора Живаго»: никто не смотрел, но все осудили. При этом каждому, кто хоть сколько-нибудь внимательно следит за российским кино, понять это преувеличенное возмущение нет никакой возможности. Водка, тоска, безысходность, коррумпированные рыла чиновников и низкие, не верящие ни в бога ни в черта иерархи? Так это обычные герои и обстоятельства русского кино, превратившиеся уже буквально в жанровый канон. Плох тот русский фильм, в котором нет мата, гада милиционера и пьяного, но хорошего героя Алексея Серебрякова. Условность этой «рашки-говняшки» прекрасно считывается мировой аудиторией, способной рассмотреть универсальную и архаичную историю о смерти бога-отца, современный парафраз Книги Иова. Как в житейском плане — посмотрите на сломленного, не знающего, что делать, героя Серебрякова. Так и в масштабах человеческого универсума — жестокая и тупая несправедливость в фильме творится именем бога. Эта вполне ветхозаветная фигура Большого Брата, всевидящего божества-надзирателя, присутствует в любом обществе. В странах поразвитее она становится общественным мнением, в странах пожестче — Великим Вождем или там товарищем генсеком. Его участь на самом деле очень тяжела, ведь он тот другой, кто предположительно еще верит — в высший замысел, в коммунизм или там демократию, в неумолимый закон. Мы-то уже на собственном опыте знаем, что почем, но все еще надеемся, что кто-то где-то, в красном тереме или высоком замке, работает ночами, не спит и не пьет.

Именно эту фарисейскую надежду и разбивает «Левиафан». Тот, кого боятся и на кого надеются антигерои фильма — преступный мэр и архиерей, Великий Инквизитор, — давно мертв и гигантским скелетом лежит на холодном берегу. Его нет — а значит, нет никакой идеологии, способной оправдать всякую локальную несправедливость. Жить с этим пониманием тяжело и нервно. Вот общественность и нервничает.

Василий Корецкий, кинообозреватель «РР»

Кingsman: Секретная cлужба

Мэтью Вон

Едва ли не лучший экшен за последний год — экранизация ироничного шпионского комикса про дядю из MI6, который берет на работу раздолбая. Обучение крошки-хулигана в сто раз более зрелищно, чем любой фильм бондианы. И в двести раз смешнее.

50 оттенков серого

Сэм Тейлор-Джонсон

Экранизация книги, феноменальный культ которой в мире, пережившем не только сексуальную, но и порнореволюцию, просто необъясним. И все же —  влажные фантазии корпулентной писательницы Эрики Леонард Джеймс, источником возбуждения которой был другой литературный суперхит («Сумерки», переписанные на взрослый манер), стали не просто литературным хитом, но и феноменом масскультуры. История соблазнения простушки-журналистки вежливым, сильным и опасным миллионером больше похожа на куртуазный роман, чем на современную историю опасной связи. «У меня необычные вкусы», — говорит миллионер и достает из старинного комода шелковую повязку на глаза. В общем, совсем не «Нимфоманка», скорее, рекламный ролик Agent Provocateur.

Восхождение Юпитер

Лана и Энди Вачовски

Новая космическая вампука брата и сестры Вачовски, Юпитер Джонс, мойщица туалетов с недоразвитой планеты Земля, оказывается наследницей межгалактической династии уберменшей. Во вселенной Вачовски Земля — что-то вроде птицефабрики при высшей космической расе. И вот на нашу планету отправлен биоробот-солдат (Ченнинг Татум), который должен вывезти Юпитер из кладовки в сияние звездного господства. По пути обоим придется много стрелять.

Игра в имитацию

Мортен Тильдум

Подробная реконструкция жизни Алана Тьюринга (его играет Бенедикт Камбербэтч), английского математика, который внес решающий вклад в расшифровку кода немецкой шифровальной машины «Энингма». Фильм рассказывает о печальной юности Тьюринга, его взлете во время войны и травле, которой ученый подвергся из-за своей сексуальной ориентации. Не желая отбывать наказание в заключении (статью за гомосексуализм в Англии отменили только в 1967 году), Тьюринг выбрал химическую кастрацию, а потом покончил с собой.

У партнеров

    Реклама