Близнецы-братья

Иван Давыдов
15 апреля 2008, 18:43

Единороссы, торжествующие очередную победу, на самом деле в непростой ситуации. Вроде бы сбылись мечты: Владимир Путин внял наконец уговорам и согласился возглавить партию, заняв специально под него в спешке созданную должность. Но при этом второй президент России предпочитает держать дистанцию -- партбилета у национального лидера как не было, так и нет.

Особой тайны из повестки съезда не делалось. Заранее было известно, что обоим президентам предложат стать партийными, а действующему – еще и возглавить «Единую Россию» в довесок к обычной. Никто не сомневался также, что избранный президент, вежливо поблагодарив, от высокой чести откажется. А вот с Путиным некоторые вопросы оставались: все-таки Россия и Владимир Владимирович знакомы не первый год. За это время мы успели уяснить, что лидер наш предпочитает до последнего не раскрывать карты, тяготея временами к действиям неожиданным. Согласись он на предложения партийцев – и слишком многое стало бы понятным.

Но интрига скончалась в муках уже вчера – после того, как единороссы поменяли устав и пообещали за ночь его зарегистрировать (ведь когда есть воля – все достижимо), стало ясно, что все судьбоносные решения уже приняты. Сам текст изменений места сомнению не оставлял – партию возглавит, вступать не будет.

Зачем партии Путин?

Этот вопрос, пожалуй, неуместен, даже если отвлечься от того очевидного факта, что решения принимались не в партии. Партия без Путина – медийная фикция, конгломерат разного уровня чиновников и примкнувших к ним регионального масштаба бизнесменов. Выстроенная, работающая машина, способная (с поправкой на тепличность условий для нее и некоторую прохладность – для конкурентов) выигрывать выборы и штамповать законы, разработанные, как правило, вне партии.

Косвенно это нелицеприятное для партии парламентского большинства утверждение подтвердил сам ход съезда: появление президента, вполне протокольная (мы ведь даже отвыкли от такого за последнее время – Путин показал, что может быть политиком весьма зажигательным) речь и главное – согласие занять пост председателя, -- все это просто вынесло за скобки прочие мероприятия. Кто-нибудь, помимо непосредственных участников, например, запомнил, о чем шла речь на форуме, предварявшем съезд, на круглых столах и т. п.? Очень, честно говоря, сомнительно. А ведь там единороссы обсуждали и собственную идеологию, и планы развития страны до 2020 года.

Но дело в том, что сейчас Путин – и есть идеология партии, ее программа, платформа, а также крылья, ноги и хвосты, которые то ли выросли уже из «Единой России», то ли собираются вырасти в рамках «широкой внутрипартийной дискуссии».

Шансов превратиться во что-то большее, чем просто группа мужчин в дорогих пиджаках, согласно голосующих «за» в парламенте (и, ну как же мы могли забыть, -- там еще три миловидные гимнастки!), шансов, извините, родить что-то стоящее, без прояснения отношений с собственным, де-факто, лидером, у партии не было.

Теперь отношения – яснее ясного, дело за малым: поразить страну и мир реализацией всего того прекрасного, светлого и несколько пока бесформенного, что в ходе прошедшей парламентской кампании принято было именовать «планом Путина».

Да, кстати, и с планами Путина все как-то яснее стало, что ли.

Зачем Путину партия?

А вот этот вопрос – посложнее первого. Путин и без ЕР – самый влиятельный политик в стране и, что немаловажно, самый популярный. Во всяком случае, пока. Да и впереди отнюдь не заслуженный отдых, а обещанный и принятый заранее пост премьера.

Пока, потому что сейчас между преемником и предшественником настоящая страсть, в пределах, конечно, позволительных суровым мужчинам.

Но уже ползут опережающие реальность слухи о том, что кажущийся вовсе несамостоятельным президент России за номером три на самом деле не таков, и в беседах со вторым, не предназначенных для телекамер, показывает зубы. А вот займет главное кресло, тогда…

Что тогда, впрочем, слухмейкеры описать не могут, да и не в этом дело. Путин своим согласием почти исключил все возможные «тогда», показав – не просто политиком номер один, но и человеком власти номер один остается он. Дело не в названиях. Премьер, за спиной которого парламентское большинство, практически неуязвим. Он даже более сильная фигура, чем президент: попытка вступить с ним в конфликт чревата масштабным политическим кризисом, а Россия за истекшие восемь лет политические кризисы как-то разлюбила.

Итак, сегодня Владимир Путин открыто показал, что намерен и дальше управлять страной, умудрившись соблюсти при этом все формальности: все возможные выборы состоялись, и Конституцию менять не понадобилось. Поправок в партийный устав оказалось достаточно.

И два нюанса

Да, два нюанса все-таки есть: один для Путина, другой для нас.

Путин сделал все, что следовало, чтобы сохранить реальную полноту власти, не вступая в конфликт с Конституцией. Но есть одна вещь, которой никто гарантировать не может. Никто не знает, как на самом деле поведет себя партия парламентского большинства, случись, не приведи Господь, будущему президенту с будущим премьером и впрямь поссориться. Пока предельная лояльность партии к лидеру гарантировалась еще и отсутствием по-настоящему критичных для нового политического порядка ситуаций. Собственно, возможный раскол на самом верху (видимый или подковерный) вполне может оказаться такой ситуацией.

Но тут, как говорил герой одного американского мультфильма, есть только один способ проверить: попробовать. В конце концов, сам Путин, озабоченный все годы своего президентства, скорее, формальной, чем содержательной стороной власти, и строил эту партию (о чем прямо говорил еще в ходе думской кампании). Что выросло, то выросло, другого все равно нет.

А вот что касается прочего населения РФ… Уже довелось слышать восторженные восклицания о том, что вековая мечта отечественных либералов наконец сбылась и страна в ближайшем будущем получит ответственное правительство. Лидер парламентского большинства станет премьером, и это еще один уверенный шаг навстречу демократии западного образца.

Прямо эту мысль высказала Валентина Матвиенко, но она – человек партийный, заинтересованный. Однако и от независимых экспертов сходные идеи приходилось выслушивать.

Но дело в том, что ответственное правительство – не случайность, а процедура, прописанная законодательно. И лидер партии сперва выигрывает выборы в парламент, а уж потом становится премьером. А не наоборот. Впрочем, с данной конкретной случайностью нам, возможно, даже и повезло.