Контртеррористический конец

Александр Попов
26 марта 2009, 13:04

Президент Чечни Рамзан Кадыров вчера объявил о том, что федеральные власти вскоре примут решение о завершении контртеррористической операции в республике. В МВД России пока официально эту информацию не подтвердили. Между тем очевидно, что подобное решение либо уже принято на высшем уровне, либо вскоре будет обнародовано.

В Грозном вчера прошло выездное заседание комитета Госдумы РФ по безопасности. Как сообщает пресс-служба президента и правительства Чечни, на пресс-конференции после завершения мероприятия Кадыров заявил, что возглавляемая им республика выиграла войну против экстремизма и терроризма. «Мы искоренили терроризм на корню, хотя есть определенный круг бандитов, которые бегают по соседним субъектам и временами появляются у нас, но они не представляют для нас никакой угрозы», – высказал уверенность чеченский президент. Глава республики также сообщил, что в республике сейчас осталось около 50-100 членов бандформирований. Но и они, знает Кадыров, уже не верят в идею о независимости региона от России. Их прежний лидер Доку Умаров, заявил президент Чечни, практически убил в их умах идею суверенитета, и поэтому бандиты в массовом порядке складывают оружие. «Эти люди сами выходят на нас и признают, что были неправы. Они разочаровались в своей идее о независимости», – подчеркнул Кадыров. Такие же чувства испытывают и Ахмед Закаев, и другие так называемые «депутаты Ичкерии», скрывающиеся за рубежом. «Они готовы прийти и служить чеченскому народу и выражают согласие с сегодняшней политикой РФ в Чечне. Но говорят об этом только в приватных беседах, так как боятся потерять лицо среди своих бывших сторонников», – сказал Кадыров.

Чеченский президент считает, что регион давно перешел к новому этапу развития, в котором на первое место выходят другие вопросы. «Это возрождение экономики и социальной сферы. Мы строим новую жизнь, и все, что связано с экстремизмом, у нас уже неактуально. В народе практически забыли, что такое терроризм, а если и вспоминают, то только для того, чтобы проклясть имена тех, кто принес несчастье и страдания нашей стране», – сказал Кадыров. Именно поэтому президент Чечни выразил уверенность, что уже с 31 марта соответствующие федеральные ведомства примут нормативный акт, снимающий все ограничения в отношении Чеченской республики, действовавшие в течение последних десяти лет.

Речь в данном случае идет о контртеррористической операции, которая началась в Чечне в сентябре 1999 года – именно тогда первым президентом РФ Борисом Ельциным был подписан соответствующий указ. Хотя боевые действия в Чечне продолжались и в предыдущие годы, именно десять лет назад для усиления борьбы с терроризмом в республике федеральный центр принял новые меры. Для этого были все основания: в конце 1990-х – начале 2000-х годов в нескольких российских городах была совершена серия террористических актов, ответственность за которые возложили на чеченских сепаратистов (последние с готовностью свою причастность признали). Активные боевые действия в Чечне продолжались до 2000 года, после чего они перешли в тлеющую стадию: происходили периодические столкновения между федералами и боевиками. Лидер боевиков, президент так называемой Ичкерии Аслан Масхадов был уничтожен в ходе спецоперации в марте 2005 года.

В последние несколько лет, по данным МВД, на территории Чечни действовали несколько сотен членов незаконных вооруженных формирований. Как бы там ни было, но спецрежим сопровождался содержанием на территории Чечни подразделений ряда силовых структур – от МВД до ФСБ, на что, естественно, тратились немалые федеральные средства. По некоторым данным, в республике сейчас размещено около 50 тыс. военнослужащих. Это 14 тыс. военнослужащих 42-й мотострелковой дивизии Минобороны и 46-я бригада внутренних войск численностью 15 тыс. Оба этих соединения дислоцируются в республике на постоянной основе. А еще свыше 20 тыс. военнослужащих внутренних войск находятся в регионе временно. Поскольку операция была начата президентом России, только он и может ее завершить. Теперь такую миссию может возложить на себя Дмитрий Медведев.

«Несмотря на то что республика является самым стабильным регионом, у нас до сих пор нет таможни. Аэропорт Грозный совершает рейсы только на внутренних линиях, есть и иные ограничения», – в очередной раз вчера посетовал Кадыров, напоминая федеральному центру об ограничениях, порождаемых спецрежимом. А начальник отдела комитета правительства ЧР по малому бизнесу и предпринимательству Нурмагомед Арсамбаев добавил сегодня, что «отсутствие возможности ввоза грузов в республику напрямую создает большую нагрузку для наших предпринимателей как в моральном, так и в материальном плане. Это необходимость переоформления грузов, прохождения дополнительного пути при перевозке товара и т.д. Мы вынуждены пользоваться услугами таможни соседних регионов - Дагестана, Кабардино-Балкарии, Ставропольского края, что в свою очередь несет двойные финансовые расходы для граждан республики». Между тем, по его словам, «сегодня люди строят дома, пытаются обустроить свой быт. Все это ведет к двойным, тройным расходам, а также негативно сказывается на малом бизнесе, который вынужден завышать стоимость своих товаров».

Председатель комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев, выступая на заседании в Грозном, согласился с Кадыровым. «Именно Чеченская республика стала объектом прямой агрессии со стороны сил международного терроризма, которая угрожала территориальной целостности РФ… После известного периода вооруженного противостояния положение в Чеченской республике на сегодняшний день является одним из наиболее стабильных в северокавказском регионе», – сказал Васильев. Он также отметил, что положительный опыт, накопленный в Чечне по решению проблем обеспечения безопасности в нынешних условиях, может быть полезным для использования в других субъектах России, где наблюдаются террористические проявления и экстремистские настроения.

Бывший советник президента РФ и экс-депутат Госдумы от Чечни, сенатор Асламбек Аслаханов считает, что основания для завершения контртеррористической операции в Чечне есть. «Организованных террористических групп в Чечне больше нет. Что никогда не будет терактов и других преступлений – этого никто не может гарантировать. Но бороться с этим можно в ходе обычной повседневной работы правоохранительных органов», – отметил Аслаханов. Однако в МВД России пока официально не комментируют заявление чеченского лидера о том, что в конце марта режим контртеррористической операции в Чечне будет снят. «Первый раз об этом слышу», – заявил «Интерфаксу» заместитель министра Аркадий Еделев. По данным газеты «Коммерсантъ», решение о завершении операции могло быть принято на состоявшейся 20 марта встрече премьера России Владимира Путина с чеченским президентом (они обсуждали вопрос финансирования восстановления республики в условиях кризиса). При этом источники информационных агентств в администрации президента РФ такие планы подтверждают, но отмечают, что «о сроках говорить пока рано».

Известно только, что 31 марта Национальный антитеррористический комитет соберется на плановое заседание, в ходе которого может рассмотреть вопрос о завершении спецоперации в Чечне. Эту информацию, в частности, подтвердил сегодня журналистам спикер Госдумы РФ Борис Грызлов, сославшийся на то, что с таким предложением в НАК обратилось руководство республики. По словам Грызлова, ситуация в регионе коренным образом изменилась, и поэтому Кадыров имеет все основания требовать отмены режима контртеррористической операции. Об этом же заявил сегодня журналистам и вице-спикер Госдумы от фракции «Справедливая России» Александр Бабаков, который курирует в качестве одного из руководителей нижней палаты парламента кавказский регион. «То, что мы видели вчера, демонстрирует: в республике сделано очень много... Не исключаю, что российские власти поддержат предложение руководства Чечни официально закончить эту операцию», – сказал Бабаков (вчера, кстати, принимавший участие в заседании в Грозном).

Возможно, Кадыров и поспешил объявлять об этом решении. Но сделал это вряд ли случайно. Как известно, политика президента Чечни открыто направлена на то, чтобы сделать из возглавляемой им республики, по сути, самый успешный регион России на Северном Кавказе. Хотя бы в глазах федерального центра. Этому служат многочисленные сообщения об интересе к инвестированию в Чечню со стороны иностранных инвесторов, различные культурно-массовые мероприятия, в том числе религиозного толка (достаточно вспомнить открытие самой большой в Европе мечети или недавнее торжественное празднование дня рождения пророка Мухаммеда). Для полноты картины Кадырову мешает спецрежим, в котором уже долгие годы живет регион. И, по всей видимости, у чеченского президента есть уверенность в том, что вскоре этот режим действительно станет историей.

По оценке экспертов, для этого есть как минимум два основания. Во-первых, экономический кризис, в который погрузилась Россия. В этих условиях федеральные власти явно были бы не против снизить финансовые расходы на содержание группировки силовых структур в Чечне. По мнению члена научного совета Московского Карнеги-центра Алексея Малашенко, на часть средств, которые освободятся после прекращения контртеррористической операции в Чечне, будут претендовать местные власти. Это же подтвердил сегодня журналистам и Борис Грызлов. По его словам, для обеспечения режима контртеррористической операции используются большие силы и средства – «силы Внутренних войск и средства федерального бюджета». «В период мирового кризиса надо оценивать необходимость присутствия там достаточно большого контингента», – подчеркнул спикер.

Во-вторых (и это важнее экономии бюджета) – контртеррористическая операция в Чечне действительно стала бессмысленной, поскольку терроризм просто расползся по всему Кавказу. «При уменьшении уровня вооруженного противостояния в Чеченской республике это насилие расползлось на близлежащие регионы. Неосмысленно проводить контртеррористическую операцию именно на территории Чеченской республики. Ее отмена была бы вполне оправданна», – сказал «Интерфаксу» глава российского правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов. Он сообщил, что в Ингушетии и Дагестане погибают и получают ранения больше сотрудников силовых структур, чем в Чечне. При этом правозащитник сказал, что, «к сожалению, говорить о победе над терроризмом не приходится». Кстати, косвенно эту мысль подтвердил и сенатор от Чечни Зияд Сабсаби. По его мнению, «если нет режима контртеррористической операции ни в Дагестане, ни в Ингушетии, где криминальная обстановка оставляет желать лучшего, то в Чеченской республике давно наступила пора этот режим отменить». А Асламбек Аслаханов добавил, что пора заканчивать борьбу с международным терроризмом на территории отдельно взятой республики и идти по пути расширения идеологической и профилактической работы, причем не только в Чечне, но и в других республиках Северного Кавказа. «Надо дать возможность Чечне встать на мирные рельсы и дать возможность жить республике полностью в соответствии с Конституцией РФ и российским законодательством, а не жить в рамках каких-то внутриведомственных инструкций и положений», – уверен сенатор.