Китайские церемонии

Али Алиев
7 июня 2010, 19:59

«Газпром» завершает согласование с Китаем основных параметров долгосрочного контракта на поставку газа. В концерне не исключают, что поставки российского «голубого топлива» в Китай начнутся в 2015 году. Однако за выход на китайский рынок «Газпром» заплатит снижением экспортной цены.

К

ак напомнил в понедельник начальник департамента внешнеэкономической деятельности газового холдинга Станислав Цыганков, с Китаем у «Газпрома» уже подписаны базовые условия поставок российского газа, которые содержат определенный набор составляющих формулы цены. «Но, к сожалению, у китайской стороны нет опыта заключения долгосрочных контрактов на поставки газа», — сказал он, добавив, что в связи с этим необходимо согласовывать не только цену, но и все условия поставок, в том числе их гибкость. В то же время Цыганков выразил уверенность, что концерн завершит работы по подготовке контракта в установленные сроки.

Меморандум о поставках стороны подписали еще в 2006 году. Однако рамочное соглашение «Газпрома» и CNPC, которое определяет базовые коммерческие и технические параметры поставок российского газа китайским потребителям, было подписано только 13 октября 2009 года в Пекине в ходе официального визита премьер-министра Владимира Путина в Китай. «Газпром» 13 мая 2010 года сообщил, что на переговорах с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) обсудил обновленные ценовые предложения по поставкам российского газа в Китай, которые привели к сближению позиций сторон. Позднее вице-премьер Игорь Сечин заявил, что Россия к сентябрю 2010 года может предварительно согласовать цену на газ для Китая.

«Экономика Китая растет, растет и энергопотребление. Поэтому Китай и пытается договориться с Россией по газовым поставкам. Впрочем, Китай ведет активные переговоры со многими экспортерами, тем укрепляя свои переговорные позиции. Поэтому России рассчитывать на существенные уступки со стороны Пекина не стоит», — считает директор департамента НКГ «2К Аудит — деловые консультации» Александр Шток. С другой стороны, как отмечает Дмитрий Баранов, ведущий эксперт УК «Финам менеджмент», пока какие-либо прогнозы делать нельзя, так как мало информации. Можно лишь сказать, что вряд ли «Газпром» пойдет на односторонние уступки, китайская сторона также должна будет пойти на них, так как им наш газ также необходим, считает он. «Российский газ (как и любой другой) все еще растущей китайской экономике нужен, — соглашается ведущий консультант компании “Финэкспертиза” Дмитрий Ширяев. — Но чем больше поставщиков для Китая будет, тем ему будет легче добиваться приемлемых ценовых условий. Уже сейчас тот факт, что газопровод из Туркмении пришел в Китай значительно раньше российского, ухудшает позиции “Газпрома” на переговорах по цене. Поэтому уступки неизбежны, хотя бы для того, чтобы попытаться отыграть потери на европейском экспортном направлении за счет объемов китайского контракта».

Как заявил сегодня в ходе транслированной каналом «Россия 24» пресс-конференции, посвященной результатам работы компании на азиатском направлении, Станислав Цыганков, «Газпром» изучает возможности выхода на конечных потребителей в Китае. «Выход на конечного потребителя — это один из элементов оптимизации поставок в целом. Как идея нам это интересно. Мы рассматриваем все предложения, но что-то конкретное пока говорить рано», — заявил Цыганков.

Дмитрий Баранов, напоминает, что «Газпром» уже неоднократно заявлял о том, что ему интересны конечные потребители и практически во всех странах, куда компания поставляет газ, она стремится приобрести те активы, которые позволили бы ей работать с такими клиентами. Не является исключением и Китай. «Возможно, что Китай согласится на это, и часть активов (местные газовые компании) может быть передана (продана) “Газпрому”, но на каких условиях это может быть сделано, неизвестно. Хотя если “Газпром” заплатит полную цену за эти активы, то, возможно, что больше никаких уступок делать не придется», — говорит аналитик.

Впрочем, как отмечает Дмитрий Ширяев, выход на конечных потребителей будет означать ту или иную степень контроля над сетью газопроводов низкого давления. «В этом случае даже “негазпромовский” газ будет проходить под контролем этой корпорации. Представляется, что Китаю это еще менее выгодно, чем той же Украине, несмотря на то что сети во многом нужно будет прокладывать вновь. Вероятность выхода “Газпрома” на конечных потребителей в Китае поэтому невелика, разве что на отдельные крупные предприятия», — считает аналитик. С ним согласен и аналитик ИК «Финам» Александр Еремин: «Это локальная задача, прибыль от которой будет составлять незначительную долю в прибыли “Газпрома”. Думаю, что “Газпрому” придется конкурировать в Китае с местными поставщиками. Никто ему там монополии не даст».

Еще одно заявление сделал сегодня начальник управления координации восточных проектов «Газпрома» Виктор Тимошилов. Он подтвердил, что концерн рассматривает западное направление поставок в Китай в рамках проекта «Алтай» в качестве приоритетного. Говоря о текущих проектах «Газпрома», Тимошилов подчеркнул, что концерн не намерен привлекать иностранные компании к разработке месторождений Сахалин-3. Кроме того, по его словам, газ с Ковыктинского месторождения не будет востребован для экспорта и газификации Иркутской области.

В чем причина такого решения, компания не раскрывает. «Возможно, это связано со старым конфликтом вокруг Ковыкты, а возможно, что “Газпром” оценил все риски и решил идти по западному маршруту, который легче, — говорит Дмитрий Баранов. — Кстати говоря, Ковыкта ничуть не ближе к Китаю, потому что там если идти по прямой, то надо пересекать Монголию, а ключевые потребители все равно расположены восточнее, так что здесь маршрут получается ничуть не меньше, чем западный. К тому же после известных событий в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) власти Китая приняли решение об ускоренном его развитии, чтобы снизить социальную напряженность. В том числе предусмотрена и его газификация, где может быть использован наш газ».

«Алтай» — это ответвление от существующего газопровода, который соединен с ресурсной базой “Газпрома” на Ямале, — напоминает Александр Шток. — Поэтому этот проект для “Газпрома” является приоритетным. Месторождения в Восточной Сибири, в частности Чаяндинское, — это проекты на перспективу. Несмотря на то что уже запущена Восточная газовая программа, “Газпром” не форсирует развитие восточносибирского направления, поэтому пока концерн не испытывает острой нужды в Ковыкте». Впрочем, как выразился Александр Еремин, это заявление мелкого регионального представителя «Газпрома», который мыслит локально. «Думаю, нужно подождать заявлений высшего менеджмента компании. Думаю, их позиция будет в пользу разработки Ковыкты», — говорит аналитик.