Лига угрожает войти

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
13 февраля 2012, 19:33

По всей видимости, Катар и Саудовская Аравия надеялись на то, что США удастся все-таки продавить Россию и Китай и провести через Совет безопасности жесткую антиасадовскую резолюцию, оставляющую окно для возможности организации интервенции в Сирию.

Иллюстрация: Эксперт Online
Провал резолюции по Сирии в Совете безопасности ООН стал серьезным ударом по сирийской политике ведущих стран ЛАГ

Теперь, когда это не удалось, страны Лиги не только говорят, что продолжат принятие односторонних санкций против Сирии, но и намекают на необходимость военного вмешательства во внутрисирийский конфликт. 12 февраля на состоявшемся в Каире совещании министров иностранных дел стран ЛАГ была принята резолюция с призывом о вводе в Сирию воинского контингента. Лига «обратится в Совет Безопасности ООН с просьбой принять решение о формировании совместных миротворческих сил ООН и арабских стран с тем, чтобы наблюдать за претворением в жизнь соглашения о перемирии», — говорилось в тексте резолюции. За эту идею проголосовали все страны, кроме Ливана (где сильна дружественная Сирии Хезболла) и Алжира, который вполне опасается стать следующей жертвой Арабской весны. Поскольку решение Лиги не имеет международной юридической силы, министры иностранных дел ЛАГ поручили своим представителям в ООН «в кратчайшие сроки подготовить проект резолюции для Генеральной Ассамблеи ООН, который отражал бы арабскую инициативу и другие решения ЛАГ по этому вопросу».

При этом ЛАГ демонстративно отказалась от дипломатического решения конфликта. В этой же резолюции она объявила о том, что «завершает деятельность группы наблюдателей в Сирии». Напомним, что недавно эту миссию покинули все представители Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (Бахрейн, Саудовская Аравия, Катар, Кувейт, Оман и ОАЭ), являющиеся основными противниками Сирии в Лиге. Кроме того, в отставку подал и председатель Миссии, суданский генерал Мухаммед Ахмед Мустафа ад-Даби. Аналитики связывают прохладное отношение Лиги к столь широко разрекламированной миссии наблюдателей с тем, что по итогам своего посещения Сирии миссия сделала политически некорректные выводы. В ее итоговом докладе Башар Асад не выступал как душитель свобод и угнетатель ливийского народа, а повстанцы не имели статуса борцов за демократию. Сирийские события характеризовались не как «общенародное восстание», а как «операции вооруженных формирований».

Интересно, что во время принятия этой резолюции в Каире присутствовала и делегация Сирийского национального совета, которая претендует на роль представителя сирийской оппозиции. И фактически СНС дали понять, что одобрят любые решения Лиги. «Мы хотим, чтобы арабские страны решили, как лучше координировать свои инициативы, которые поведут нас в правильном направлении», — заявила представитель Совета Басма Кадмани. Вероятно, они надеются в ответ на полную поддержку сирийской политики ведущих стран Лиги получить от них материальную поддержку — 24 февраля в Тунисе пройдет первая встреча стран, входящих в группу «друзей Сирии», на которой будет обсуждаться этот вопрос. Между тем название этой группы говорит о многом: у экспертов сразу напрашивается аналогия с весьма неоднозначно зарекомендовавшей себя «группой друзей Ливии». Сначала эта организация (в период войны с Каддафи называвшаяся «контактной группой по Ливии») бомбила ливийские города, а после войны, поменяв название, начала открыто делить ливийские нефтегазовые активы. По всей видимости, повстанцы надеются, что после интервенции «Друзья Сирии» дадут им самим управлять собственной страной.

Однако официальный Дамаск таких надежд не питает, и имеет совершенно другое мнение относительно превращения своей страны в очередной Ирак. Поэтому предложение о вводе миротворческого корпуса вызвали ожидаемо негативную реакцию с его стороны. Постоянный представитель Сирии при ЛАГ Юсеф Ахмад объяснил эту инициативу тем, что после неудачи с принятием резолюции Совета Безопасности ООН по Сирии арабские страны «пребывают в состоянии истерики».

У Лиги уже был опыт введения миротворческого континента — именно так была подавлена шиитская революция в Бахрейне. Однако это была крошечная страна с населением менее 1 млн человек. Аналитики сомневаются, что у Лиги есть достаточно ресурсов и политической воли для того, чтобы вводить войска в столь большую страну, как Сирия. Вероятнее всего, угрозы Лиги были вызваны целью спровоцировать ответную реакцию, причем не со стороны президента Асада, а со стороны Ирана. Катар и Саудовская Аравия активно помогают повстанцам оружием и бойцами, угрожают Сирии вторжением для того, чтобы спровоцировать Иран ввести в Сирию войска. В Дохе надеются, что это изменит ситуацию в Совете Безопасности ООН (ведь речь уже пойдет не о вмешательстве во внутрисирийские дела, а о защите сирийского народа от агрессии со стороны третьей державы) и повлечет за собой ответную интервенцию Запада и арабских стран в Сирию. И, как следствие, поражение Ирана в войне и резкий спад внешнеполитической активности в регионе (подробнее о причинах желания ЛАГ задавить Иран). Иранцы понимают правила игры: когда в прошлую пятницу появилась информация о вводе в Сирию 15-тысячного иранского контингента, представитель Ирана сразу же ее опроверг.

Помимо желания задавить Иран, упорство Лиги в сирийском деле объясняется еще и желанием просто сохранить лицо. Долгое время ЛАГ воспринималась на Западе как еще одна церемониальная организация развивающихся стран, некий панарабский форум. Лига сама оправдывала подобное реноме. И сейчас, начав с ливийской кампании и продолжая сирийскую, Лига попыталась выйти на мировую арену как некий независимый актор, своего рода арабский аналог НАТО (со своими «США и Германиями» в лице Катара и Саудовской Аравии). Если сейчас их сирийская авантюра потерпит фиаско, то все эти амбициозные планы Дохи и Эр-Рияда канут в Лету.