Земельно-пенсионное взаимодействие

Фото: Эксперт

«очень важным является решение

набившего оскомину земельного вопроса.

Сегодня у нас строить очень сложно,

и в то же время огромное количество земель,

которые пригодны для строительства,

не используется.

Эксперты, я так понимаю, полагают,

что нужно проводить массовую приватизацию земли».

Дмитрий Соколов-Митрич замечательно описал, как массовые пенсионные системы за исторически недолгий срок — и полутора столетий не насчитывает их существование! — оказали разрушительное влияние на семью, нравы и общество. Ему ответил, весьма возвышенно, Герман Садулаев. Ответил не по существу, так как не указал ни действительного источника затруднения (он видимо, придерживается левых взглядов, и потому выдал универсальный левый ответ на любой сложный общественный вопрос, определив, что и корень семейно-пенсионного зла — капитализм), ни, что еще важнее, способа его решения. Правда, Садулаев верно (во всяком случае, в пределах собственного рассуждения) отметил, что отменой пенсий самой по себе не вернуть семью к тому, чем она была тысячи лет.

Действительно, если все прочее оставить как есть, и только отменить пенсии, толку не будет. И более того, даже отменить пенсии не удастся. Хотя бы потому, что никакой госдеятель в условиях выборного устройства власти не рискнет предложить подобный закон. Впрочем, имеются и более существенные причины. Пенсионные системы существуют не сами по себе. Они представляют часть современных экономики и государства, включены в систему общественного воспроизводства. Ликвидировать их, о чем мечтает Соколов-Митрич, невозможно, не разрушив и систему воспроизводства, и государство как его несущий хребет — если только не осуществить глубокую всестороннюю перестройку общественных отношений на совершенно новый лад. Лад вовсе не социалистический — проблема падения рождаемости и кризис пенсионной системы подрывали бы экономику Советского Союза так же, сохранись он по сей день, как и западных стран. Потому что дело не в разновидности современного общественного строя, но в его индустриальной природе. И известные нам капитализм и социализм — не последовательные стадии общественного развития, как воображали марксисты, но более или менее работоспособные способы устройства индустриального общества.

В предыдущей заметке, о городах, заметил, что в постоянном росте городов заинтересованы — на коротком по исторической мерке горизонте — практически все, и потому остановить его почти немыслимо. С пенсиями история похожая. Да, их побочные действия исторически, на столетнем и более горизонте, общественно вредны — и перевешивают краткосрочные преимущества. И все же — кто экономически заинтересован в том, чтобы пенсии действительно отменить?

Учтем, что осуществление столь глубокой перестройки общества заняло бы время жизни нескольких поколений. Имеется ли в современном обществе лицо и/или орган государства, которое способно было бы разработать и, главное, осуществить столь долгосрочное мероприятие? (И более того, как нарочно, все так устроено, что «руль» постоянно переходит из рук, желающих ехать в одну сторону, в руки, желающие ехать в другую — что помогает держаться в пределах одного дорожного полотна, но надежно страхует от поворотов на новые пути). 

Помимо и до вопроса о способе перестройки, необходимо определить, возможна ли она в принципе? Иными словами, располагает ли человечество знаниями о самом себе, позволяющими хотя бы в общих чертах спроектировать отдаленное на сто-двести лет будущее, обладающее осознаваемыми сегодня преимуществами и лишенное очевидных ныне недостатков? Например, такое, в котором не происходило бы падения численности наиболее развитых народов, но и не наблюдалось бы перенаселения планеты. Старый аграрный образ жизни складывался практически самопроизвольно, без чертежей и дорожных карт. Никакого долгосрочного плана нет и у современного государства. И хотя Сталину, Рузвельту,  Дэн Сяо Пину и некоторым другим выдающимся руководителям государств и народов удавалось на отдельных коротких  этапах проводить грандиозные преобразования, очевидно, что марксистская заявка на познание и использование законов развития общества позорно провалилась. Мыслители же противоположного толка, уповающие на свободу конкуренции, не только принципиально отрицают необходимость осознанного переустройства общества. Они еще и не видят в разрушении семьи и падении рождаемости ниже критического порога никакой беды: для них существуют только отдельные индивиды, наделенные многообразными «правами» (преимущественно — «правами» творить грех), но лишенные национальности и даже — в пределе — пола. Какие уж там народ и семья?

Не возьмусь предрекать, что общественная наука когда-нибудь приблизится к инженерному делу по степени своего прикладного использования, став, например, подобием психоистории из романов Исаака Азимова. (Впрочем, и инженеры сильны исключительно в частных случаях, и за переделку природы мироздания не берутся). Даже если когда и достигнет — сегодня достаточно ясных («инструментальных») представлений об обществе не существует. Означает ли это, что человечество — в тупике, и выход — полное вымирание в не столь  отдаленной перспективе?

Помимо позитивного знания и основанного на нем «инженерного» образа действий, существует нечто очень важное, чем человечество успешно руководилось, а если решало отступить, ход дел преподавал жестокий урок. (Случай с пенсиями, семьей и вырождением — один из таких уроков). Это нечто — обычай, традиция, социальный опыт, религиозные запреты и наставления. Загодя можно только догадываться, чем и как опасно для общества нарушение вековых установлений и заповедей, а точно оно все равно никогда не будет известно, так как невозможно поставить опыт над обществом и добиться его воспроизводимого итога.  Однако точно известно, что во все времена, пока люди жили в деревнях (или как в деревнях — старинный город был совершенно иным явлением, чем современный), они «плодились и размножались» как заповедано.

А теперь вспомним — пенсионные системы, как источник средств существования, заменили землю, испокон века кормившую людей. И если теперь оставшуюся у государства землю «приватизировать» (русские люди хорошо знают, что означает это слово), передав под массовую застройку, как предлагает председатель правительства, у государства не останется, что дать людям взамен пенсий, и уже не появится места, где возможно строить семьи по вековому образцу.

Новости партнеров







Офисное пространство будущего

Насколько сильно рабочее пространство офисного работника в самом скором времени будет отличаться от принятых сейчас традиционных представлений

ЮУрГУ получил первый на Урале нейрокомпьютер

Леонид Соколинский — о новейшем нейрокомпьютере на Урале, о будущем нейросетей и искусственного интеллекта

«Криогенмаш» - по-прежнему стратегический актив Газпромбанка

Новый глава совета директоров предприятия — заместитель председателя правления Газпромбанка Тигран Хачатуров. Перед менеджментом стоит задача разработать новую стратегию «Криогенмаша», который рассматривается Газпромбанком как стратегический актив.

Эксперты верят в ценные бумаги ММК

По мнению ряда финансовых аналитиков, акции ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» сохраняют потенциал роста и выгодны для приобретения на фоне постепенного восстановления спроса на сталь

Продается ЗАВОД МЕТАЛЛОКОНСТРУКЦИЙ В Красноярском крае

Действующее предприятие с многолетней историей Восточно-Сибирский завод металлоконструкций (г. Назарово, мкр промышленный узел, 8) выставлен на торги. Сейчас его возможно приобрести по минимальной стоимости

Мобильный отряд. Как мобильные решения повышают чек в ритейле

Несмотря на цифровую революцию последних лет до объявления в мире режима самоизоляции именно оффлайн-магазины оставались основным местом совершения покупок. С появлением же COVID-19 цифровизация магазинов стала для многих компаний единственно возможным способом остаться на плаву
Новости партнеров

Tоп

  1. Sukhoi SuperJet очистят от иностранного влияния
    Разработка обновленного ближнемагистрального самолета Sukhoi SuperJet New, призванного заменить существующий Sukhoi SuperJet 100, должна завершиться уже к 2023 году
  2. «Они не помнят нас хороших, пусть не забудут нас плохих»
    Кто такой «русский хакер», чем он руководствуется, что у него на душе, есть ли вообще у него душа и действительно ли хакеры настолько всесильны, что могут влиять на политику
  3. Загадочные маневры вокруг «Северного потока — 2»
    Почему судно снабжения «Иван Сидоренко» покинуло логистическую базу «Северного потока—2», не пробыв там и дня, и готов ли продолжить работы трубоукладчик «Академик Черский» — в завершении строительства газопровода много неопределенности. Эксперты высказали свои версии происходящего и оценили перспективы проекта
Реклама