Редкие земли

Вадим Пономарев
16 ноября 2012, 13:50

Россия занимает второе место в мире по запасам редкоземельных металлов (РЗМ), которые позволяют получить совершенно новые технологии и материалы. Однако практически весь объем РЗМ, необходимый отечественной промышленности, наша страна импортирует.

Фото: picvario.com
Россия может, но не хочет обеспечить себя новыми видами минерального сырья

Добыча и разработка новых видов минерального сырья, таких как, например, редкоземельные металлы, является одним из основных направлений инвестиций в Мурманскую область. Об этом заявила в Осло (Норвегия) на конференции, посвященной вопросам развития горной промышленности на севере Европы, губернатор региона Марина Ковтун. «Одним из основных направлений развития горнодобывающей отрасли в нашем регионе является выявление новых источников нетрадиционных, высоколиквидных и инвестиционно привлекательных видов полезных ископаемых», – передало ее слова РИА «Новости».

Мурманский губернатор, конечно, права. Масштабная добыча редкоземельных металлов на территории региона могла бы принести хорошие деньги и инвесторам, и региональному, и федеральному бюджетам. Тем более что далеко ходить не надо. По запасам РЗМ Россия находится на втором месте в мире, уступая лишь Китаю. И три четверти этих запасов сосредоточены на территории Мурманской области. «70% известных запасов редких земель нашей страны находятся в Мурманской области, из них 43% – в Хибино-Ловозерском горнопромышленном районе. Перспективы подъема редкоземельной отрасли должны быть связаны с Ловозером и Хибинами. Сейчас возможности России – это 2% мировой доли производства редких земель. Однако потенциал намного выше», – заявил прошлой осенью на заседании российско-германского сырьевого форума в Мурманске академик РАЕН Анатолий Виноградов.

Парадокс в том, что подавляющая масса редкоземельных металлов, которые могли бы «пойти в дело», сейчас на территории Мурманской области выбрасываются в отходы. Дело в том, что почти все они находятся в апатит-нефелиновых рудах месторождений Хибинской группы, которые в первую очередь используются для производства минеральных удобрений. Предприятие «Апатит», консолидацию которого холдинг «Фосагро» намерен завершить к концу первого квартала, в прошлом году добыло в Мурманской области 26,5 млн тонн руды (75% объема российской добычи апатит-нефелиновых руд), из которых было изготовлено 7,7 млн тонн апатитового концентрата и почти 1 млн тонн нефелинового концентрата. При этом редкоземельные элементы, которые содержались в этой руде, пошли «в отвал», то есть на свалку.  Другой крупный российский производитель минеральных удобрений – «Акрон» – при освоении месторождений Олений Ручей и Партомчорр в Мурманской области также ориентируется на получение из апатит-нефелиновых руд в первую очередь концентратов для производства минудобрений.

При этом и винить-то «королей удобрений» в том, что они выбрасывают извлекаемые с рудой редкоземельные металлы, вроде бы не за что. Да, количество РЗМ, содержащихся в мурманской земле, огромно. Но среднее содержание триоксидов РЗМ в апатит-нефелиновых рудах месторождений Хибинской группы, по данным информационно-аналитического центра «Минерал», не превышает 0,4%. А в бастнезитовых рудах китайских месторождений этот показатель – свыше 5%. Поэтому российским производителям проще и денежнее делать концентрат для производства удобрений, нежели возиться с извлечением из мурманских апатито-нефелиновых руд редкоземельных металлов.

Впрочем, там же – в Мурманской области, возле села Ловозеро, – находится крупнейшее в России месторождение лопаритов, где содержание РЗМ преимущественно цериевой группы составляет в среднем около 1,12%. Полученные на Ловозерском ГОКе комплексные титан-тантал-ниобий-редкоземельные концентраты идут на дальнейшую переработку на Соликамский магниевый завод, где производят уже карбонаты РЗМ. А дальше… А дальше цепочка редкоземельных элементов уходит за границу – в Эстонию, Австрию, США, где и происходит окончательное превращение мурманского сырья в «чистые» редкоземельные элементы, которые есть в каждом телефоне, самолете, автомобиле, компьютере и т.д. За счет подобных схем, которые касаются не только России, но и Бразилии, Австралии, ЮАР, больше трети мирового экспорта РЗМ сейчас контролируется США. Правда, при этом американцы опять уступают Китаю, который в 2010 году контролировал 46% экспорта редкоземельных элементов в мире.

Россия на этом фоне смотрится очень бледно. По данным того же информационно-аналитического центра «Минерал», от 95% до 100% потребностей российской промышленности в редкоземельных элементах удовлетворяется за счет импорта концентратов РЗМ из Китая и закупок некоторых индивидуальных редкоземельных элементов в Великобритании. Причем если в начале века наша промышленность потребляла в год около 3 тыс. тонн РЗМ в конечных изделиях, то к 2010 году, по данным группы аналитиков Metalresearch, объем импорта РЗМ возрос до 49 тыс. тонн в год.

Сказанное можно было бы воспринять как игру цифр, если бы не одно «но». Применение редкоземельных металлов является неотъемлемой частью современного технологического общества. «Добавки церия в количестве 0,28-1,07% повышают предел прочности алюминия почти вдвое. В Японии для линий высокого напряжения используются сплавы алюминия с добавками (менее 1%) "мишметалла", которые улучшают прочность на разрыв, жаростойкость, сопротивление вибрации, сопротивление коррозии, не увеличивая электросопротивление. Перспективно применение "мишметалла" в отливках для автомобилей, в литых под давлением узлах двигателей из алюминий-кремниевых сплавов. По данным американских фирм, магниевые сплавы с содержанием до 2,5%  "мишметалла" обладают высокой прочностью и сопротивлением ползучести при температурах выше 220° С. Эти сплавы не имеют микропористости, что важно для их применения в соответственных узлах автомобилей и летательных аппаратов», – подчеркивают аналитики Metalresearch. Поэтому главным мировым импортером РЗМ сейчас является Япония, технологические достижения которой перечислять излишне. Причем применение РЗМ – это ведь вопрос не только технологий, но и национальной безопасности. Мало выделить 20 трлн рублей на перевооружение российских Вооруженных сил. Надо еще и вооружить их подобающе. А ведь ни одно высокоточное оружие, будь то ракета или снаряд из танка, не будет выполнять свои задачи без такого редкоземельного элемента, как самарий, например. И глупо было бы надеяться на поставки РЗМ из США или Китая, имея у себя «под ногами» огромные залежи редкоземельных элементов.