Вырастет само или все-таки стимулировать рост?

Москва, 21.07.2015

ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

Июньские данные Росстата показали, что спад в российской экономике практически прекратился, начался даже некоторый «отскок» от дна: реальные зарплаты выросли в июне на 4% по сравнению с маем, инвестиции в основной капитал – на целых 20% (данные с исключением сезонности). Будущее покажет – это реальное восстановление или, как говорят финансисты, «прыжок дохлого кота», восстановление перепроданных рынков, в нашем случае – нормализация настроений предпринимателей и потребителей после осенне-весенней паники.

Что важно: несмотря на провал экономических показателей, настроения населения остаются на достаточно высоком уровне. Наши данные показывают, что по состоянию на середину июля доля россиян, полностью или в основном удовлетворенных своей жизнью, составляет 87% - это даже больше, чем в июле прошлого года (85%). При этом 70% участников исследования уверены в собственном завтрашнем дне, а 78% - в будущем предприятия, где они работают (год назад это было соответственно 60% и 71%). И при этом – очень многим семьям приходится экономить: доля тех, кто озабочен поиском дешевых товаров и услуг взамен тех, что люди покупали раньше, выросла в середине июля без малого в полтора раза по сравнению с летом прошлого года. Так что на наших глазах складывается новая реальность, сочетающая противоречивые обстоятельства: сокращение потребления, спад в экономике и при этом – бодрость духа наших соотечественников.

Только ленивый за последние месяцы не попенял правительству на то, что оно слишком мало делает для стимулирования отечественной экономики. Кредит как был дорогим, так и остался – по данным ЦБ ставки по кредитам малому и среднему бизнесу составляют сегодня те же 17-19%, что и зимой, инвестиций в крупные проекты, способные поддержать экономику тоже что-то не видно. Многие говорят, что самоустранение властей от стимулирования экономического роста связано с фактическим признанием того обстоятельства, что развивать экономику правительство не умеет, само оно об этом прекрасно знает и поэтому отказывается от какой либо активности – все равно ничего хорошего не получится, а потом еще за все за это отвечать… С точки зрения кейнсианского взгляда на вещи такое самоустранение совершенно недопустимо. С другой стороны, факт признания собственной беспомощности – это уже само по себе хорошо, за этим может быть последует какое-нибудь позитивное движение в сторону повышения профессионализма и мастерства в управлении. Хорошо бы, конечно…

Второй вопрос, который здесь встает – а нужно ли оно вообще, активное вмешательство правительства в экономику? Надо ли нам, чтобы правительство ее как-то активно развивало? Высокий уровень удовлетворенности населения своей жизнью, низкая протестная активность – и все это на фоне экономического спада, говорит о том, что население в целом довольно достигнутым уровнем благополучия, причем доступность знаковых, социально значимых предметов потребления (автомобилей, например) сегодня заметно выше того минимума, который необходим для поддержания общественной стабильности. Будет лучше – здорово, но и так неплохо. Экономика – это общественный инструмент для повышения качества жизни людей, и когда все более или менее неплохо, интерес к ней среди населения падает. Что, собственно, мы и видим сегодня.

Таким образом, по факту в нашей стране сегодня присутствует социальная система, в которой общество, экономика и правительство достаточно автономны и живут каждое своей жизнью. У нас случайно получилась ультралиберальная модель, характерная для экономически развитых стран конца XIX века, до появления на сцене Кейнса с его убеждением в необходимости государственного вмешательства в экономику для ее стимулирования. Правительство занимается обороной и внешней политикой, общество радуется жизни, экономика, как ступа с Бабою Ягой, идет-бредет сама собой… Кстати, бредет ровно в той степени, в какой это нужно обществу – иначе быстро ухудшатся социальные настроения.

Экономика, как известно, состоит из двух структурных составляющих. Первая работает на удовлетворение текущих, уже сформировавшихся запросов потребителей, вторая – нацелена на развитие. Собственно, эта вторая экономика у нас и просела за последние полгода. Причем ее торможение началось еще в середине 2012 года, задолго до украинского кризиса. Причины торможения тоже в общем понятны: население не растет, рабочая сила – довольно дорогая, современная потребительская культура – в целом сформирована, запас технологий для заимствования на Западе (и, соответственно, для продолжения догоняющего развития) – по большей части исчерпан. Украинский кризис добавил неопределенности, но в целом нынешний экономический спад имеет более глубокие, структурные причины - обществу не нужно производство благ сверх его потребностей. В этих условиях меры по стимулированию экономики теряют свою эффективность: у всех перед глазами пример ФРС США, которая за последние годы влила в американскую экономику немеряное количество денег, однако так и не добилась существенного увеличения ВВП. Может, российские финансовые власти превзошли в мудрости ФРС, освоили дзен, осознали бессмысленность действия, а затем перешли к принципам активного недеяния?

Может, оно и неплохо. Людям конца XIX века было свойственно убеждение, что каждый – кузнец своего собственного счастья. Возврат к истокам будет нам всем полезен. 

У партнеров




    «Норникель»: впереди десять лет экологической ответственности

    Компания впервые представила беспрецедентную стратегию на десять лет, уделив в ней особое внимание экологии и устойчивому развитию

    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство
    Новости партнеров

    Tоп

    1. Вопрос с поставками газа становится в Европе все острее
      Трубопровод Eugal, который продолжит «Северный поток — 2» по Европе, скорее всего будет введен в строй до окончания строительства самого «потока»
    2. Saudi Aramco оценили в 1,7 триллиона долларов
      IPO аравийской нефтяной компании Aramco выходит на финишную прямую.
    3. Саудиты решили не жадничать
      Но инвесторы в Saudi Aramco все равно рискуют
    Реклама