Абсолютному оружию нужно таким и остаться

Москва, 20.06.2020
Геннадий Рушев
Для «ядерного клуба» наступает время выбора

Alamy/TASS

Недавние столкновения между вооруженными силами двух ядерных держав, Индии и Китая, напомнили о том, какой непрочной становится архитектура мировой безопасности. «Абсолютное оружие» давно уже перестало быть инструментом в геополитическом противостоянии исключительно России и США. Человечество стоит на пороге ядерной гонки между другими странами, которые, к сожалению, не ограничены рамками имеющихся договоров в области контроля над вооружениям.

Очередной ежегодный доклад Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), опубликованный на днях, рисует пока еще не пугающую, но уже настораживающую картину. За 2019 год Россия и США, владеющие 90% ядерных запасов, как и в прежние годы, несколько сократили свои арсеналы, следуя букве договоренностей, достигнутых в годы «холодной войны». Вместе с тем, другие государства, входящие «ядерный клуб», свой потенциал, напротив, наращивают.
Особенно активен Китай, который, как отмечается в докладе SIPRI, вовсю работает над «ядерной триадой» — новыми ракетами морского и наземного базирования, а также проектами самолетов, способных нести ядерное оружие.

Уже начата ядерная гонка между Пакистаном и Индией. Более того, в обеих странах становится все меньше понимания ценности и опасности того, чем они обладают.

В Москве и Вашингтоне цена ядерного конфликта — хочется надеется, навсегда — стала осознаваться еще в период Карибского кризиса 1962 года. Тогда, в результате череды необдуманных решений, принятых по обе стороны океана, мир оказался на пороге новой мировой войны. Ее удалось избежать с немалым трудом — даром, что ее всерьез не хотел ни Кеннеди, ни Хрущев. После окончания кризиса, и в СССР, и в США извлекли надлежащие уроки и признали, что «абсолютное оружие» на то и абсолютное, что им лучше не шутить и не использовать в текущих внешнеполитических играх.

А судя по заявлениям, раздававшимся в прошлом году и из Дели, и из Исламабада, обе «ядерные державы» по-прежнему сохраняют иллюзию, что в их руках — всего лишь мощный инструмент решения внешнеполитических задач. Чего стоит одно только заявление в августе прошлого года министра обороны Индии Раджнатха Сингха! Он, в разгар очередного обострения отношений с Пакистаном из-за Кашмира, допустил, что оборонная доктрина его страны может быть пересмотрена. По его словам, оттуда могут убрать пункт о неприменении Индией ядерного оружия первой.

«Если все пойдет не в том направлении — надейтесь на лучшее, но будьте готовы к худшему», — обрисовал в сентябре с трибуны ООН премьер-министр Пакистана Имран Хан перспективы перерастания обычного конфликта с индийцами в ядерную войну, дав, тем самым, понять, что и для его страны «табу» на применение всех имеющихся видов оружия не существует.

Наступил новый год — и по-прежнему кипят страсти из-за Кашмира. При этом, как и ранее, индийцы и пакистанцы в систему мировой ядерной безопасности по существу не вовлечены. В докладах SIPRI (этот не стал исключением) год от года фиксируется печальная ситуация, при которой даже размеры ядерных арсеналов двух стран остаются неизвестными. Предполагается, что у Пакистана — 160 боеголовок, у Индии — 150.

Но верны ли эти оценки, обе страны не раскрывают, хотя очевидно, что данный вопрос касается не только безопасности не только их, но и всего человечества. Чем больше ядерный арсенал у страны, чем более безответственна ее внешняя политика — тем больше шансов, что когда-нибудь роковая черта будет перейдена.

Впрочем, сейчас сама система мировой ядерной безопасности, созданная в период «холодной войны» и рассчитанная на реалии, существовавшие в годы «холодной войны», доживает последние месяцы. В феврале 2021 года истекает срок действия Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3). Американцы ставят условием его продления присоединение к нему Китая, а в перспективе, надо полагать, и других стран. Москва, по мысли Дональда Трампа, должна уговорить Пекин присоединиться к договору, частью которого китайцы быть не хотят.

Китайское желание ограничивать себя в сфере обороны уменьшается по мере того, как растет напряжение в отношениях КНР и США. Вводить взаимные санкции, бряцать оружием и одновременно договариваться о кардинальных уступках еще ни у одной страны не получалось.

Между тем, в «ядерном клубе», как напоминает тот же доклад SIPRI, остаются вовсе «темные лошадки», которые тихонько наращивают свой ядерный потенциал и при этом не собираются стеснять себя никакими ограничениями. Это не только Северная Корея, обладающая, по-видимому, уже сорока ядерными боеголовками, но и Израиль (по оценке SIPRI — 90 боеголовок), вечно живущий под угрозой большой войны, а значит, и под теоретической угрозой того, что ядерный арсенал когда-нибудь будет использован в качестве финального оружия возмездия.

Таким образом, этот и следующий годы могут стать для «ядерного клуба» временем перемен и нелегкого выбора.  Или, вопреки соблазнам и межгосударственным противоречиям, появится новая система международных договоров, вводящих «ядерную гонку» в правовые рамки, или мир вступит в новую эпоху, где «абсолютное оружие» неминуемо станет просто оружием — со всеми вытекающими последствиями.

Новости партнеров

Новости партнеров

Tоп

  1. Китай пытается решить проблему нехватки долларов
    Поглощение Гонконга вызвало у Китая определенные проблемы с долларовым финансированием. Для решения этой проблемы было решено надуть пузырь на рынке акций
  2. Египет боится остаться без Нила
    Египет угрожает Эфиопии войной из-за плотины на Ниле
  3. Баланс ФРС сокращается рекордным темпами с 2009 года
    После трех месяцев беспрецедентного роста баланс Федеральной резервной системы «тает» рекордными с 2009 года темпами. Что это, изъятие долларов или отказ от стимулов, и какие последствия могут быть для рынков?
Реклама