Карабахская война закончилась «Версальским миром»

Москва, 11.11.2020
Война в Карабахе завершилась «прекращением огня» — этот найденный Москвой эвфемизм вежливо прикрывает обозначение капитуляции Армении. Российские чиновники говорят об устроивших всех мире. Однако есть большие сомнения, что «прекращение войны» станет действительно миром, а не прологом к новой войне, в которую, к сожалению, с высокой долей вероятности, будет втянута Россия.

Минобороны РФ/ТАСС

При подведении итогов Карабахской войны в российских и не только медиа в последние дни транслируется точка зрения, которую можно назвать оптимистической и даже восторженной. С различными оценками – от «очередная победа Путина» до «российский империализм наступает».

Утверждается, что Москва достигла впечатляющего внешнеполитического успеха. Она, так сказать, второй (или третий) радующийся, пожинающий плоды геополитического противостояния двух бывших неразумных советских республик.

Во-первых, благодаря усилиям Кремля найдена формула долгосрочного мира, схожая с той, что, в принципе, успешно работает на Балканах, где Запад мирил в девяностых бывшие югославские республики. Азербайджан получил большую часть отторгнутых ранее территорий, включая Шушу – город-символ и важный стратегический пункт. Но и Армения сохранила Карабах, пусть и в урезанном виде. И волки более-менее сыты, и овцы относительно целы.

Причем, все это без привлечения Запада, как в старые, не сказать, чтоб добрые, времена начала девяностых, когда Москва была единственным безальтернативным арбитром на просторах бывшего СССР. Воплотился в жизнь неудавшийся план ельцинского министра обороны, незабвенного Павла Сергеевича Грачева: между Армений и Азербайджаном все-таки стали российские миротворцы.

Отсюда вытекает благостное во-вторых: Россия возвращает свое влияние в регионе. Ее войска теперь очень нужны Армении. Не будет их – не будет оставшейся части Арцаха. Соответственно, и намека на геополитическую фронду в Ереване теперь позволить не смогут. Там больше не будет никаких «соросят» у власти, никаких цветных революций, никаких намеков на возможность вывода российской военной базы из Гюмри. Никол Пашинян с позором покинет свой пост и если останется живой, на свободе и на родине – то, можно сказать, ему сильно повезло.

И с Азербайджаном теперь можно по-другому поговорить о патронируемых Москвой интеграционных проектах. Вступление в НАТО ему по-прежнему не светит — какое НАТО с недоприсоединенным Карабахом и российскими войсками под боком? — а в Евразийском экономическом союзе его очень даже ждут. Выпускник МГИМО Ильхам Алиев известен своим умением грамотно выстраивать отношения с Москвой, азербайджанский бизнес в России богат и влиятелен. Почему бы не конвертировать это умение и влияние к пользе Азербайджана и вящей славе Москвы?

Наконец, в-третьих: за бортом договоренности по Карабаху осталась Турция. Что бы там ни заявлял Алиев о турецких миротворцах, в соглашении о них ничего не сказано. Более того, предпринято усилие по снижению взаимозависимости двух стран. Раньше Нахичеванский анклав мог снабжаться с остальным Азербайджаном только через Иран или Турцию. Теперь туда открывается дорога через Армению.

Резона «ложиться» под Эрдогана у Азербайджана вроде бы больше нет. Скорее, теперь Алиев постарается лавировать между Анкарой и Москвой. Последней остается только предложить более выгодные условия сотрудничества – и Азербайджан если не уйдет в объятья России (см. во-вторых), то уж по крайней мере не станет протурецким.

Да, есть еще и в-четвертых: всего этого удалось достичь почти без пролития русской крови. Погибли два российских вертолетчика, сбитые азербайджанцами, а может, кто знает, и турками. Но десятков, сотен и тысяч гробов своих солдат, которыми обычно Россия платила за победы и поражения на Кавказе, нет. Значение этого факта особенно велико, учитывая, что по отношению к Карабахскому конфликту российское общество проявило редкостное единство. Как показывают соцопросы, позиция «чума на оба ваши дома, воевать ни за Армению, ни за Азербайджан не хотим», разделяется подавляющим большинством российских респондентов.

Так, повторимся, обстоят дела, если принять ставшую уже расхожей оптимистическую точку зрения. Но если рассмотреть достигнутую договоренность с разных сторон, то она выглядит не столько триумфом российской дипломатии, сколько попыткой извлечь какую-то пользу из, в общем-то, крайне печально складывающейся ситуации в Закавказье.

О тени победы

Благородство по отношению к поверженному противнику – это не для Кавказа. Об этом напомнил Алиев, не отказавший себе в удовольствии публично пнуть Пашиняна, напомнив ему, помимо всего прочего, что в договоренности об окончании боевых действий не упомянут статус Карабаха. «Ну что, Пашинян, где твой статус? К черту отправился свой статус. Пока я президент не будет статуса. Это часть Азербайджана», — смеялся Алиев.

Его монолог, правда, не предполагал ответа на некоторые неприятные для азербайджанской стороны вопросы, которые возникают после прочтения того документа, который он подписал. Главный из них: а почему, собственно, теперь Карабах – это часть Азербайджана? Что, с правовой точки зрения, изменилось в статусе этой территории? Карабахская республика по-прежнему существует, Азербайджан, как, впрочем, и Армения ее все также не признает. Алиев снимет президента Арцаха Араика Арутюняна, назначит своего руководителя и прикажет Степанакерту жить по азербайджанским законам? А если в Степанакерте к нему не прислушаются? Атакует со стороны Шуши? А в Степанакерте — российские миротворцы. Это снимает дальнейшие вопросы.

Пока азербайджанское общество празднует победу, оно особенно не замечает тень этой победы. В радующемся Баку, где предвкушают возвращение беженцев в оставленный Карабах, редко обращают внимание на то, что возвращаться им, собственно, некуда. Большая часть «городов» и «населенных пунктов», которые попали в результате войны под контроль Азербайджана – это не восстановленные еще с первой войны руины. Карабах будет для экономики этой страны тем же, чем он был для экономики Армении: пылесосом, который вытягивает деньги из небогатого бюджета, без надежды когда-либо получить отдачу. И это на фоне кризиса, вызванного падением цен на нефть и пандемией, помноженных на военные расходы, не говоря уж о более глубоких и системных причинах.

Очень скоро в Азербайджане удивятся открытию, на самом деле, прописанному в мирном соглашении, что дорога на Нахичевань – оказывается, не азербайджанский коридор, а армянская дорога, находящаяся под российским контролем. Число погибших в боях на карабахских фронтах Алиев благоразумно засекретил, но, по крайней мере, масштаб потерь так или иначе станет известен.

Все это, в сумме, породит в азербайджанском обществе ощущение неудовлетворенности результатами войны и желание ее завершить, доведя до логического конца – полного присоединения Карабаха. Будут вопросы к России, когда выяснится, что ее миротворческая миссия заключается не в том, чтобы вынудить армян покинуть Степанакерт. От Москвы будут добиваться сдачи Карабаха – а она это не сможет сделать, даже если вдруг захочет.

Потеря Карабаха – это потеря и Азербайджана, и Армении. Им Россия станет больше не нужна. Особенно это касается Армении, для которой потеря Карабаха станет сопоставимой с геноцидом 1915 года трагедией. Можно сколько угодно разъяснять, что Россия в рамках ОДКБ должна защищать только международно признанные армянские границы. Но это не изменит картины, которая уже рисуется, а в случае сдачи Степанакерта нарисуется окончательно в Армении: Россия взялась защищать своего союзника, но свое обещание не сдержала. Ее гарантии, как и ее оружие, оказались менее надежны, чем гарантии страны НАТО. А без Карабаха Армения – идеальный кандидат если не на вступление в Североатлантический альянс, то уж на место расположения американской военной базы.

Турецкий фактор

Если искать того, кто безусловно выиграл от армяно-азербайджанской войны, то напрашивается имя только одного человека — Реджепа Тайипа Эрдогана. Степень нынешнего влияния официальной Анкары на армию союзника – вопрос дискуссионный. То, что операции на фронтах Карабаха планировались в Турции, это пока журналистские домыслы, основанные на «источниках». Но бесспорно, что армянские войска громились турецкими беспилотниками и оружием, купленным на турецкие кредиты, в бой шли обученные турецкими инструкторами солдаты, а то и прямо сирийские прокси Эрдогана.

А теперь потребность в турецкой поддержке для Алиева еще больше возрастет. В Карабахе вряд ли появятся турецкие миротворцы, но там будут турецкие наблюдатели. И, главное, никакой договор не мешает Алиеву, чтобы сделать Россию сговорчивее, разместить войска Эрдогана на любой далекой от конфликта азербайджанской территории.

Стоит еще напомнить о соседней Грузии. Она в последнее время так же все более уходит в орбиту влияния Турции – главного своего торгового партнера. Должно быть, это влияние усилится, если к власти там вернется Михаил Саакашвили (что, учитывая недавние события в этой стране, становится возможным).

Словом, Закавказье на глазах превращается в вотчину Эрдогана. Как он распорядится этим неожиданно свалившимся геополитическим капиталом? Или точнее так: против кого он его направит? Против Ирана? А вдруг против России?

Отвечать на эти неприятные уже для Москвы вопросы не пришлось бы, если бы оправдала себя российская тактика в ходе этого конфликта: всех помирить и вернуться к довоенному статус-кво, может быть, с небольшими территориальными изменениями. Но сейчас, увы, придется.

Проблема карабахского урегулирования в сравнении со, скажем, боснийским, в том, что для бывшей Югославии у Запада был припасен поощрительный «пряник». Сербов, хорватов, боснийцев удалось пусть и нелегко, но уговорить поступиться принципами и территориями, потому что они понимали: их в перспективе ждет вступление в Евросоюз. К сожалению, ни один из интеграционных проектов России не может служить для народов Армении и Азербайджана сравнимым по привлекательности «пряником», особенно для молодого поколения этих стран, не отягощенного грузом ностальгии по советскому прошлому. А раз пряника нет, остается «кнут». Стимул опасный и ненадежный.

Когда в 1919 году подписывалось унизительный для Германии Версальский мирный договор, положивший конец Первой мировой войне, французский маршал Фердинанд Фош пророчески заметил: это не мир, это перемирие на двадцать лет. Карабахская война уже заканчивалась унизительным для одного из ее участников, Азербайджана, миром. Он продлился 26 лет. Теперь заключен новый «Версальский мир», унизительный уже Армении. Сколько он продлится, неизвестно. Но то, что участником новой войны, которая едва ли ограничиться Карабахом, будет Россия – это теперь более чем вероятно.

Новости партнеров







Названы лучшие светотехнические и электротехнические компании 2020 года

26 ноября 2020 года уже в третий раз состоялась церемония вручения Евразийской Премии «Золотой Фотон» по светотехнике и электротехнике.

Как столица помогает арендаторам

Почти 18 млрд рублей было выделено из бюджета Москвы в 2020 году на поддержку арендаторов городской недвижимости в связи с пандемией.

Запуск маркетплейса позволит ММК существенно нарастить онлайн-продажи

ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» планирует в начале 2021 года запустить собственный маркетплейс – электронную платформу, где покупатели смогут заказывать металлопрокат и метизы онлайн

Мировые эксперты представили достижения «Индустрии 4.0» на конференции по цифре

Мировые лидеры цифровой индустрии, ведущие университеты и научно-исследовательские центры представили на конференции достижения в области цифровизации и поделились опытом внедрения разработок в крупных транснациональных и отечественных промышленных компаниях

Аналитики данных захватывают рынок труда

В ближайшие пять лет одной из самым популярных вакансий станет специалист по обработке данных. В целом, для рынка это не новость, а вот для молодых специалистов, получивших образование совсем в других областях – большой вызов

Мясо вместо танков

Поставки российской сельскохозяйственной продукции за рубеж уже превысили доход от экспорта оборонно-промышленного комплекса. О том, как Россельхозбанк поддерживает это наступление, рассказывает первый зампред правления банка Ирина Жачкина

Живучий Honor для всей семьи

Производитель мобильных и носимых гаджетов Honor выводит на российский рынок новый смартфон Honor 10X Lite с блоком камер из четырех модулей и самой быстрой зарядкой, доступной в среднем ценовом сегменте. «Эксперт» разобрался в ключевых особенностях новинки и выяснил, почему стоит обратить внимание на новый смартфон.

«Векторы развития медицинского бизнеса. Быть первым: преимущество или испытание?»


Новости партнеров

Tоп

  1. Чубайс не ушел под Шувалова
    Кабмин устроил большую чистку среди институтов развития. Причем с некоторыми решили не церемониться — их просто ликвидируют. Некоторые — объединяют. Иногда — в довольно странные гибриды
  2. Возможна ли российская школа без «Войны и мира»
    Рассмотреть возможность убрать огромные тома таких классических литературных произведений, как «Война и мир» и «Тихий Дон» из школьной программы предложила доцент Московского городского педагогического университета (МГПУ), кандидат филологических наук Ирина Мурза. Предложение немедленно вызвало бурную дискуссию в СМИ, педагогической, филологической и родительской среде, дойдя даже до Госдумы
  3. Армения. На пути к катастрофе
    Как Никол Пашинян довел Армению до военной капитуляции и почему он до сих пор у власти
Реклама