С какими руками уедет Жозеп Боррель

Геннадий Рушев
корреспондент Expert.ru
5 февраля 2021, 19:05

Глава европейской дипломатии обсудил в России «нездоровую ситуацию» в отношения РФ и ЕС. По итогам визита и с учетом других обстоятельств можно судить о вероятности новых санкций в отношении России, к которым, в частности, готовятся рынки.

Пресс-служба МИД РФ/ТАСС
Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (слева направо) во время встречи в Доме приемов МИД РФ

В Россию приехал верховный представитель ЕС по иностранным делам и безопасности Жозеп Боррель, главным образом, чтобы обсудить ситуацию с Алексеем Навальным и возможные новые санкции. Российский коллега, глава МИД РФ Сергей Лавров, попытался убедить его, что «коренные интересы» Евросоюза вовсе не состоят в очередной ссоре с Москвой.

С визитом главы европейской дипломатии в Москву в Евросоюзе связывались особые ожидания, именно в контексте дела Навального. «Он (Боррель) не должен вернуться из Москвы с пустыми руками. А если вернется, то ЕС должен ужесточить санкции», — так обрисовала ситуацию член Еврокомиссии Сандра Калниете.  

Не ясно, правда, как уважаемый еврочиновник видела это «возвращение не с пустыми руками». Накануне визита Борреля в Кремле четко давали понять, что с Навальным все решено. Приговор вынесен, его экстренного пересмотра не будет. Да, глава европейской дипломатии приезжает в Москву впервые с 2017 года и к тому же в ответственный момент. Все-таки на конец марта намечен саммит ЕС, где запланирован очередной пересмотр стратегии Евросоюза в отношении России. Более подходящего мероприятия для того, чтобы озадачить Москву чем-нибудь неприятным, и не найти.

Но все это, как усиленно сигнализировали в Кремле, вовсе не побудит сделать подарок Евросоюзу в виде освобождения Навального. С ним, равно как и с Владимиром Путиным, Боррелю не дадут даже поговорить. Такой вывод следовал из слов пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова. Он заметил, что просьба о встрече с осужденным находится вне компетенции Кремля и касается «даже не суда», а ФСИН. Пресс-служба Борреля, в свою очередь, дала очень странный комментарий по теме: якобы, переговоры о встрече Навального с Боррелем она вела с «командой Навального». То ли в аппарате верховного представителя ЕС по иностранным делам не знают, что российский политик — за решеткой, то ли таким образом демонстрируют свою уверенность в его скором освобождении.

Как бы то ни было, совместный брифинг Борреля и Лаврова по окончании их переговоров продемонстрировал, что отношения ЕС и России действительно находятся, по выражению испанского дипломата, «в точке напряженности». И виной тому стало, если не главным образом, то и не в последнюю очередь, дело Навального. Оно, судя по словам обоих дипломатов, стало центральной темой их беседы, причем, общий язык им найти не удалось. Лавров, говоря о деле Навального, упирал на неконструктивную позицию самого ЕС и, в первую очередь, Германии, не предоставившей России доказательств отравления российского политика. «Но я уверен, что нелепость такого подхода, нелепость такой позиции прекрасно понимают большинство политиков в Европе», — сказал Лавров. 

Центральная мысль выступления российского министра на брифинге была проста: конфликт РФ и ЕС из-за дела Навального и не только — это «нездоровая ситуация, которая не приносит блага никому». С Россией европейцам надо дружить, тем более, что она, по выражению Лаврова, «свою жизнь выстраивает исходя из того, что Евросоюз является надежным партнером».

Боррель, в свою очередь, повторил, что передал своему российскому коллеге просьбу освободить Навального и начать расследование его отравления. «Но, честно говоря, мы можем повторять это сколько угодно, вопрос-то остается (нерешенным)», — заметил дипломат. Свой визит в Москву он назвал «частью подготовки обсуждения» вопроса о санкциях на Совете министров иностранных дел ЕС в этом месяце и на саммите ЕС в марте.  

«Надеюсь, что стратегический обзор, который грядет, все-таки обратит внимание на коренные интересы Евросоюза в своем ближайшем соседстве», — высказал Лавров свое пожелание к этим будущим мероприятиям, заодно подчеркнув, что европейских «рестрикций» Россия не боится.

Какими будут эти самые «рестрикции» пока остается открытым вопросом. Об этом говорил и Боррель, напомнив, что ни одна страна ЕС пока своих конкретных предложений на этот счет не выдвинула. 

Но вероятность новых санкций весьма высока. Учитывая, что руководство ЕС выражает готовность координировать свои действия на российском направлении с администраций Джо Байдена, можно ожидать, что по вопросу о санкциях европейцы не сильно разойдутся с американцами. Если судить по этому признаку, то можно сделать предположение характере и о сроках возможных санкций. На днях в конгресс внесен двухпартийный (то есть, подписанный и республиканцами, и демократами) законопроект, обязующий президента представить в трехмесячный срок информацию о причастных к аресту и отравлению Навального (а также к убийству Бориса Немцова).

В этом документе есть и требование подготовить отчет о зарубежных активах российских бизнесменов и наиболее высокопоставленных чиновников. Наконец, у Байдена есть список из 35 фамилий, направленный непосредственно Фондом борьбы с коррупцией (Минюстом РФ он признан иностранным агентом). В нем — те люди, которые, по мнению соратников Навального, причастны к его отравлению и аресту. То есть речь может идти о персональных санкциях, ориентировочно не ранее, чем через три с лишним месяца. 

В ЕС такого списка, насколько можно судить, нет (пока нет), но на уровне отдельных стран дается понять, что санкционный механизм и здесь уже запущен. Наиболее заметным образом позиционировала себя в этом вопросе Франция, чей президент Эммануэль Макрон накануне визита Борреля назвал ситуацию с Навальным «серьезным делом», из-за которого «мы решили ввести санкции». «Я сожалею об этом решении», — сказал французский лидер, дополнительно объяснив его тем, что считает приговор Навальному «большой ошибкой». Практически очевидно, что этой позиции предстоит стать консолидированной.