Эксперты назвали главную интригу съезда «Единой России»

Игорь Серебряный
корреспондент Expert.ru
15 июня 2021, 15:20

Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Михаил Мишустин, Сергей Шойгу — так, по мнению опрошенных Expert.ru экспертов, выглядит список лиц, которые с наибольшей вероятностью могут стать «знаменосцами» «Единой России» во время начинающейся избирательной кампании. Но, подчеркивают эксперты, партии придется выбирать между желаемым и реально возможным, из-за чего прямо накануне съезда в «Единой России» идет мучительный поиск кандидата, которого можно поставить во главе выборного списка с наименьшим риском и с наибольшей пользой для ее реноме.

Коллаж: Тамара Ларина

Опрашивая политологов и социологов, Expert.ru предлагал им поставить себя на место политтехнологов ЕР и взвесить все за и против каждого кандидата в партийные «паровозы». Все опрошенные едины во мнении, что партийная «скамейка запасных» не так уж длинна при том, что многие известные люди страны состоят в правящей партии. 

С одной стороны, «Единая Россия» подходит к предвыборному съезду с уровнем общественного доверия, который выглядит недостижимой мечтой для всех остальных партий. Но с другой, единороссы знавали и лучшие времена. Рейтинги партии упали в мае на 6 процентных пунктов по сравнению с маем 2020 года (по данным ВЦИОМ, за ЕР тогда были готовы отдать голоса 29,6% респондентов). А вообще падению рейтинга не один год. В апреле предыдущего выборного года, 2016 года, он составлял 47,4% (по ВЦИОМ). 

В сформированной в тот год и дорабатывающей сейчас свой срок Госдуме «списочники» и одномандатники составили фракцию ЕР численностью 335 депутатов, на целых 35 человек больше, чем нужно для конституционного большинства. Иметь в нижней палате парламента квалифицированное большинство для «Единой России» привычно. Но достигалось оно прежде, как мы видели, за счет куда более высоких рейтингов.

Начинающаяся предвыборная кампания вряд ли воспринимается, таким образом, единороссами как формальность. Успех на выборах во многом зависит от того, кто из политиков ведет на них партию в качестве первого лица избирательного списка. И съезду, намеченному на 19 июня, предстоит назвать того, кто займет это место. На 15 июня, чтобы решить этот вопрос, у партии осталось меньше недели.

Осведомленные в партийных делах политтехнологи утверждают, что поименный состав федерального списка ЕР уже определен. Но ряд политологов полагают всё же, что хотя вариантов не так уж много, но они есть. И называют три базовых сценария: идеальный, очевидный и оптимальный. Какой из них выберет съезд, отказываются прогнозировать (или, скорее, раскрывать прежде времени) даже в руководстве «Единой России». Даже неофициально. Что, кстати, тоже косвенно подтверждает наличие интриги. Хотя формально партия, конечно, и не обязана до съезда называть верхушку предвыборного списка, в том числе самое первое имя. 

Сценарий очевидный: Дмитрий Медведев

В этом случае список ЕР, как и в 2016 году, возглавит ее председатель Дмитрий Медведев. Интересно, что у этого варианта среди экспертов много оппонентов.

«Периферия президентского электората “Единой России”, которая ее с президентом не идентифицирует, не забывает, что именно правящая партия и правительство, возглавлемое тогда ее лидером Дмитрием Медведевым, несет ответственность за повышение пенсионного возраста», — напоминает вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. 

По мнению политолога, ведущего научного сотрудника Института географии РАН Дмитрия Орешкина, сценарий с Медведевым во главе списка создаст для ЕР проблемы. «Почему так произошло — вопрос к медведевским имиджмейкерам, но что образ Медведева очень далек от того, какой любая партия хотела бы видеть в своем лидере, это научный факт. Его помнят по неудачным заявлениям "Денег нет, но вы держитесь", на него — не вполне заслуженно, впрочем — вешают ответственность за пенсионную реформу и т. д.», — указывает он.

Доцент кафедры политологии и политического управления РАНХиГС, член научного совета Российской ассоциации политических наук Михаил Мизулин убежден в том, что как бы вся тяжелая артиллерия ЕР ни пыталась раскрутить своего номинального лидера Дмитрия Медведева, за оставшиеся до выборов три месяца сделать это будет невозможно, и причины тому заключаются не только в имидже самого Медведева.  

«Это задача нерешаемая потому, что решать ее надо в контексте наличия других возможных кандидатов на №1 в списке.  Я совсем не исключаю, что партии не нужен такой лидер, которого она даже не может поставить во главе предвыборного списка. У него на 19 июня нет той “массы покоя”, которую можно успеть до 19 сентября разменять на дополнительные проценты голосов избирателей», — объясняет Мизулин свою позицию. 

В этом смысле достаточно много сигналов было отправлено и услышано на ПМЭФ, где на панельной дискуссии Сбера все присутствующие хором говорили о высокоэффективном правительстве и высокотехнологичной администрации президента. Дмитрий Медведев в этом контексте ни разу не был упомянут, констатирует эксперт. 

Это означает, не исключает Мизулин, что на съезде 19 июня может быть принято решение о смене лидера партии, на такого, кто придал бы партии необходимый импульс, чтобы в оставшиеся до выборов месяцы ЕР могла рассчитывать если не на собственное конституционное большинство в 8-й Думе, то на такое большинство в коалиции с другими фракциями. По анализу политолога, который он основывает на прошедшей в марте встрече Сергея Кириенко с Сергеем Мироновым, такой «партией на подпевках» готова стать СРПЗП.  

«Да, решение о смене лидера партии будет экстраординарным, но в политике нет такого понятия, как человеческие отношения, и логика политической конкуренции может потребовать предпринять именно такой шаг», — констатирует Мизулин. 

А вот по мнению политолога и члена президиума ЦК КПРФ Сергея Обухова, в конечном итоге именно Дмитрий Медведев будет поставлен «знаменосцем» правящей партии. Указывая на то, что он остается одной из ключевых фигур в окружении президента Путина, и предполагая, что в будущем ему еще предстоит сыграть значительную роль, политолог не видит особых проблем с электоральным рейтингом председателя ЕР на думских выборах-2021. 

«Достаточно раскрутки Медведева по двум федеральным телеканалам, и основная масса избирателей быстро забудет и про пенсионную реформу, и про “денег нет, но вы держитесь”. А в ходе самой кампании Медведева растворят в окружении из различных Терешковых, и этот ансамбль выступит на ура», — уверен эксперт. 

Сценарий оптимальный: есть варианты

Этот сценарий — поставить №1 в списке кого-либо из популярных политиков. Соглашаясь в том, что такой сценарий был бы для единороссов оптимальным, эксперты расходятся в оценках, кто персонально мог бы стать «лицом партии» во время предвыборной кампании-2021. 

По мнению Макаркина, таким человеком может быть Сергей Шойгу, который не вызывает вопросов с точки зрения партийной идентификации (он стоял у истоков «Единой России»), и при этом не воспринимается населением как «партийный бюрократ» и «паркетный чиновник». 

«Его фигура оптимальна для правящей партии, которую критикуют не только с либеральных, но и с ультрпатриотических позиций: “В Киеве фашисты и бандеровцы, почему там до сих пор нет наших танков?” Для этой части электората фигура министра обороны привлекательна просто по должности, так как человек в погонах воспринимается априори как защитник Родины от внешних врагов», — объясняет политолог свой прогноз. 

Единственный минус у кандидатуры Сергея Шойгу, как ни странно, именно в том, что на посту министра обороны он выглядит очень на своем месте. Избирателям может не захотеться отпускать его в чистую политику просто из опасений, что тогда на место минстра придет какой-нибудь «новый Сердюков». Конечно, Шойгу может прямо заявить, что идет на думские выборы только в качестве «паровоза» единороссов, но это, в свою очередь, несколько снизит эффект от его участия. Впрочем, не сильно. 

Но при всех плюсах этот вариант, подчеркивает Макаркин, все же менее вероятен, чем «медведевский». 

Дмитрий Орешкин подчеркивает, что «если бы он был политтехнологом у единороссов», то он рекомендовал бы им не полагаться на единоличное лидерство какого-либо политика, а разделить №1 между двумя-тремя кандидатами. 

Одним из которых будет, по должности в партии — Медведев, а вторым-третьим — популярные в народе фигуры. В качестве таковых он называет Сергея Шойгу и Сергея Лаврова. Вопрос только в том, нужно ли это им самим. 

«Не исключено, что недавний визит Шойгу в военкомат, демонстрация тем самым близости министра к народу — это пробный камень в подготовке общественного мнения к появлению в предвыборном списке ЕР», — предполагает Орешкин. 

С такими сценариями не согласен Михаил Мизулин, для которого самый вероятный претендент на это место, за вычетом Медведева — премьер Михаил Мишустин.  

Это проясняется простым методом исключения, аргументирует эксперт. 

«Главный аргумент в его пользу состоит в том, что премьер-министр имеет ориентир в горизонте примерно 2030 года, так как на этот срок разработаны стратегические программы, которые осуществляет его кабинет. В январе им была создана рабочая группа вице-премьеров с задачей агрессивного развития инфраструктуры, создания нового общественного договора, а главное — клиентоориентированного государства. Этот проект поддерживается Александром Харичевым, куратором выборных процессов от АП. Это признак, конечно, косвенный, но он очень весомый, чтобы прочить именно Мишустина в лидеры партсписка ЕР», — считает Мизулин. 

Сценарий идеальный: Владимир Путин

А идеальным сценарием для «Единой России» было бы, если бы ее предвыборный список возглавил Владимир Путин — такое повторение 2007 года. В то время как рейтинг ЕР колеблется ниже 30%, рейтинг Путина превышает 60. Если бы съезд мог на это повлиять, то выбор был бы безальтернативным, говорят эксперты. 

Но, к печали единороссов, решать будет все-таки президент, а не их съезд (который глава государства намерен посетить лично). А нужно ли это президенту — большой вопрос, потому что электорат президента и электорат «ЕР» хоть и пересекаются, но все же составляют разные множества, отмечает Алексей Макаркин. 

«Электорат ЕР — это подмножество электората Путина, а собственного ядерного электората у нее просто нет. Наличие Путина во главе списка ЕР для ее электората ничего не добавляет — он и так проголосует за партию, кто бы не стоял в ее главе, если это только не Ксения Собчак. Но даже в таком случае они за ЕР проголосуют, хотя и с недоумением», — ожидает он. 

Это будут, по сути, плебисцитарные выборы, поясняет политолог — когда избиратель голосует не за партию, а своим голосованием одобряет курс Путина. ЕР в данном случае выступает как «прокси» президента, но не как самостоятельный политический субъект. 

«Для привлечения этой периферийной части электората у ЕР нет иных механизмов, кроме как идентификации себя с президентом по каждому удобному случаю. Это достигается его выступлениями на партийных мероприятиях, или его поддержкой тех или иных ее инициатив. Потому что ЕР без Путина для периферийного электората мало чем отличается от других партий — ведь президент не раз позитивно отзывался обо всех парламентских партиях, не только о ЕР», — говорит Макаркин. 

Для Путина возможность поработать «паровозом» у единороссов в 2021 году не несет той смысловой нагрузки, которую она несла в 2007-м. Тогда Путин был уходящим президентом, и ему надо было показать провластному электорату, что он никуда далеко не уходит, остается во главе правящей партии. А сейчас, после «обнуления», Путину никому ничего не требуется показывать, и «Единая Россия» в качестве временного прибежища ему не нужна. 

Сценарий в Путиным во главе списка ЕР самый маловероятный по ряду причин, соглашается Дмитрий Орешкин. 

«Первая причина — президент умный человек. Ему совершенно нет нужды рисковать своим имиджем, который пострадает, если ЕР наберет менее 60 процентов голосов — то есть ниже, чем его личный рейтинг. Вторая — это было бы стратегически шагом в неверном направлении, потому что Путин сегодня воспринимается намного выше мелких межпартийных дрязг, он как горный орел парит над всеми партиями, над Думой, ЦИКом, судами... Нисходить до какой-то одной партии для него “не царское дело”, ему это не по рангу», — объясняет политолог. 

В отличие от других экспертов, Сергей Обухов не считает включение Путина в список ЕР совсем уж невероятным вариантом. 

«Это зависит от того, какой видят в Кремле общую ситуацию на следующий электоральный цикл. Если там решат разыгрывать сценарий “осажденной крепости”, то Путин является естественным и идеальным “первым номером” в списке», — полагает он. 

Но это его мнение стоит особняком. Что касается вероятности включения в список ЕР под №1 Владимира Путина, то эта вероятность близка к нулю, считает Михаил Мизулин. 

«Дело даже не во внутриполитических партийных делах, которые для Путина сегодня кажутся мелкотравчатыми. Он сталкивается с вызовами гораздо большего масштаба по периметру страны, и 16 июня в Женеве масштаб этих вызовов будет очерчен точно. Это совсем другая система координат, в которой участие президента многократно приоритетнее, чем в партийной жизни. Даже опасность того, что ЕР не покажет желаемых результатов, не перевешивает для Путина этих приоритетов», — заключает он.