«Витрина арабской демократии» разбилась

Геннадий Рушев
корреспондент Expert.ru
26 июля 2021, 18:08

В Тунисе разогнан парламент, отменена неприкосновенность депутатов, а вся полнота власти перешла к президенту Каису Саиду. В стране, которая считалась «витриной» успехов «арабской весны» произошел государственный переворот. Очередная попытка построить демократию в этом регионе опять оказалась неудачной.

Fauque Nicolas/Images de Tunisie

Ситуация в Тунисе развивалась молниеносно. В воскресенье в нескольких городах страны, на сколько можно судить, стихийные акции протеста. Гнев митингующих, недовольных ухудшением экономической ситуации в стране на фоне бушующей пандемии, обрушился на правящую партию «Ан-Нахда». На штабы партии были совершены нападения. И в тот же день, вечером, не дожидаясь, пока беспорядки перекинутся на столицу – волнения проходили только в Бардо, столичном пригороде – президент страны Каис Саид объявил о приостановке деятельности Ассамблеи народных представителей (парламента). В понедельник в столицу Туниса были выведены войска. Военные не пускают на свои рабочие места ни парламентариев, ни членов правительства.

Представитель «Ан-Нахды», премьер-министр Хишам аль-Мешиши решением президента отстранен от должности. Его обязанности возложил на себя на неопределенный срок Каис Саид. Он же объявил о том, что депутаты больше не имеют неприкосновенности и, соответственно, будут арестовываться без пощады при первой же попытке оказать сопротивление. В стране идут столкновения между сторонниками и противниками «Ан-Нахды». Тем временем лидер этой партии, ветеран тунисской политики Рашил Ганнуши заявил о том, что Саид совершил государственный переворот. «Ан-Нахда» призвала к мирным протестам.

С такой оценкой действий президента согласны многие, но не он сам. «Я принял решение, которое должен был предпринять несколько месяцев назад: заморозка всех функций парламента. Конституция страны не разрешает распускать парламент, но не запрещает заморозить его деятельность», - пояснил Каис Саид по местному телевидению. Президент обещает, что эта заморозка – временная. Но, как показывает опыт арабских стран, где, скажем, режим чрезвычайного положения может держаться десятилетиями, временные меры там имеют свойство переходить в постоянные.

А ведь еще совсем недавно Тунис казался единственным исключением из общего для региона правила. Там, после свержения Бен Али в 2011 году не возникло ни гражданской войны, ни военной диктатуры, ни исламистского средневековья. Самая политически развитая страна арабского мира, чья экономика ориентирована на туризм, а не на эксплуатацию природных ресурсов, с населением, знающим французский не хуже, чем арабский, со скрипом, но двигалась в сторону устойчивой демократии. Местные исламисты, партия «Ан-Нахда», проделали эволюцию от типичных для Ближнего Востока религиозных радикалов до вполне вменяемой и умеренной политической силы. На парламентских выборах 2019 года они одержали вполне уверенную победу не с северокорейским результатом, получив 52 мандата из 217. Второе место и 38 мандатов – у партии «Кальб Тунис» («Сердце Туниса») бизнесмена Набиля Каруи. Четвертое – у других умеренных исламистов из партии «Карама». Теперь все эти три силы и оказались в оппозиции нынешним действиям Саида.

Хочется написать «все было хорошо, как вдруг…». Но, увы, хорошо в Тунисе было только для туристов. За десять лет, прошедших после революции, свергшей Бен Али, в стране так и не удалось решить серьезнейшие экономические проблемы, из-за которых, собственно, и пала власть многолетнего тунисского диктатора. Образованная молодежь все так же сидит без работы и без перспектив на будущее у себя в стране. Уровень жизни все так же остается низким, а уровень коррупции – наоборот, высоким. Правительственная чехарда, когда премьер-министры менялись практически ежегодно, была лишь следствием общей политической нестабильности. Постепенно давала о себе знать проблема терроризма. После терактов 2015 года в стране сохраняется режим чрезвычайного положения. Роль силовиков в таких условиях возрастает неизбежно. С приходом пандемии и исчезновением потока туристов все проблемы Туниса обострились разом. Все претензии посыпались на правящую партию, имеющую, казалось, всю полноту власти.

И все же Саид выглядел самым неподходящим кандидатом на роль восстановителя «управляемой демократии», которая покончит с теряющими популярность исламистами. Он не военный, не полицейский, а профессор права. В 2019 году Саид выиграл президентские выборы, можно сказать, неожиданно. Ожидалось, что народ проголосует за кандидата от «Ан-Нахды» Абдель Фаттаха Муру – он был фаворитом выборов. Однако он выбыл в первом туре. Во втором выбыл Набиль Каруи. Саиду, как говорят эксперты, победу принесла все та же беспокойная неприкаянная тунисская молодежь, которая свергала Бен Али. Нельзя сказать, что с ним связывали надежду на перемены. Все-таки полномочия президента в Тунисе существенно ограничены законом. Вернее, были, вплоть до событий последних дней.

Теперь демократия в Тунисе подвергнута серьезнейшему испытанию. Страна может пойти своим, особым, для арабского мира, путем – для этого требуется, в первую очередь, воля самого Саида. А может свернуть на привычную автократическую дорогу. К прогрессу по ней, может, и не придешь, но, по крайней мере, стабильность, до следующей революции, стране тогда будет гарантирована.