Казенная помощь

Государство не имеет четкой стратегии своего участия в капитале банковской системы

Одно из следствий банковского кризиса 1998 года - значительный рост государственного участия в капитале российской банковской системы. За прошедшее время доля государства в уставных капиталах коммерческих банков выросла, по нашей оценке, с 12% до 22%. Это участие очень разнородно. Наряду с контрольными пакетами ЦБР в крупнейших банках оно охватывает и доли в уставных капиталах банков тех предприятий, капитал которых, в свою очередь, полностью или частично принадлежит государству. По капризу бухгалтерского учета, к последней группе относятся и доли участия Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) в санируемых банках. Общее число банков с государственным участием близко к половине от 1333 кредитных организаций (действовавших по состоянию на 1 апреля нынешнего года). Из шести с половиной сотен банков, в капиталах которых государство в той или иной форме принимало участие, федеральные органы власти и управления (ОВиУ) имели инвестиции в 29 банках, субфедеральные ОВиУ и местные органы власти владели пакетами в 158 банках и почти в 600 банках были доли предприятий и организаций с государственным участием (здесь и далее без учета банков под управлением АРКО. В абсолютном большинстве случаев государство не имеет контрольного пакета.

Сложившаяся структура государственного участия в банках отчасти явилась результатом стихийной приватизации банковской системы в конце 80-х - начале 90-х годов. И государственные структуры, и предприятия выступали учредителями банков, возникавших на базе специализированных банков советского времени. Из более чем 800 таких "старых" банков к середине 1998 года продолжало функционировать 335. Государство участвовало в капиталах 80% этих банков. Но две трети от общего числа государственных пакетов приходились на "новые" банки. (Конечно, деление на "старые" и "новые" банки весьма условно. Так, мы не относили к "старым" банкам Внешторгбанк и региональные банки с его участием.) И только небольшая часть из них была образована с целью реализации отдельных государственных программ или решения проблем внебюджетных фондов.

С середины 1998 года государство увеличило свои вложения в банковские капиталы почти в пять раз, тогда как суммарный уставный капитал российских банков вырос за этот период только в 2,75 раза. В абсолютном выражении государственные инвестиции в капиталы банков составили более 25 млрд рублей, из которых на долю специально созданного АРКО пришлось менее 3%, а подавляющая часть суммы была вложена всего в один банк - Внешторгбанк. По состоянию на 1 апреля 2000 года в нем сосредоточены почти 70% всех государственных средств, вложенных в уставные капиталы банков. Сбербанк сохранил за собой четвертое место, но его доля в сумме государственных инвестиций упала с 6,8% до 1,4%.

Как видим, государственные инвестиции в банки характеризуются одновременно высокой концентрацией (81% средств вложен всего в четыре банка) и высокой степенью распыленности (остальные 19% приходятся на 641 банк, причем суммарная доля последних в списке 465 банков составляет менее 1% инвестированных средств).

Даже в самой немногочисленной группе - банки с участием федеральных ОВиУ - отчетливо прослеживаются основные проблемы государственных инвестиций в банковском секторе: их распыленность, бессистемность и, следовательно, неэффективность. Если исключить Сбербанк, Внешторгбанк и Российский банк развития, то только в двух из оставшихся 26 банков доля государства превышает 50% - Росэксимбанке и Всероссийском банке развития регионов. Среди банков с участием субфедеральных структур много мелких и мельчайших кредитных организаций: у 14 банков активы не превышают 100 млн рублей, и у такого же числа банков капитал не дотягивает до эквивалента 1 млн евро.

Неудивительно, что групповой портрет банков с участием федеральных структур далек от идеала. Скорее, он ярко демонстрирует недостатки сложившейся банковской системы и неэффективность управления государством своими инвестициями. Средний размер активов банков этой группы - менее 300 млн рублей, почти 40% их активов размещено в банковском секторе (см. график 2). Кредиты небанковскому сектору отнюдь не выше среднего уровня и составляли на 1 апреля 45% активов. А вот с просроченными кредитами дело обстоит намного хуже среднего показателя - просрочено 9% кредитного портфеля.

Анализ изменений, характерных для государственных инвестиций в период с августа 1998-го по апрель 2000 года, позволяет сделать вывод, что и без сформулированной программы государство участвовало в рекапитализации банковской системы. Но это участие, как и приватизация банковской системы в свое время, носило бессистемный характер.

Приведенные выше данные показывают, что у государства есть все основания для переосмысления своей роли в банковском секторе и более четкого определения задач и границ своего участия в капиталах банков.

В то же время реализация задачи сокращения прямого участия государства в коммерческих банках неизбежно столкнется с целым рядом трудностей.

Во-первых, сама многочисленность банков с государственным участием порождает проблемы. Очевидно, потребуется подготовительный этап для оценки того, чем же в действительности владеет государство в банковской сфере.

Во-вторых, большое число государственных пакетов приходится на очень мелкие банки или доля государства слишком незначительна, что ставит вопрос о пороговых значениях для включения в программу с точки зрения эффективности. Соответственно, в части банков продажа долей может оказаться экономически нецелесообразной, особенно учитывая затраты на необходимую предпродажную подготовку, предполагающую в том числе "расчистку" балансов проблемных банков.

В-третьих, следует иметь в виду и территориальный аспект. Большая часть банков, не имеющих государственного участия в капитале, сосредоточена в Москве, отсюда следует, что в регионах процент банков с государственным участием зачастую намного выше, чем в среднем в таблицу не включены Сбербанк и Внешторгбанк как банки национального масштаба, а также банки, находящиеся под управлением АРКО, чья дальнейшая судьба также должна решаться индивидуально). В 18 регионах государство в той или иной форме участвует в капитале всех зарегистрированных на данной территории банков.

Наконец, принимая во внимание, что доля государства в уставных капиталах исчисляется десятками миллиардов рублей, приватизация этих долей в краткосрочном аспекте может вступить в противоречие с задачей повышения уровня капитализированности банковского сектора. Балансовая стоимость суммарного государственного пакета составляет около 36% от средств, вложенных всеми другими инвесторами в банки за полтора года. Найти инвесторов, располагающих такими суммами, - непростая задача сама по себе, и тем более, если ставится цель не просто заместить государственные средства, но и одновременно обеспечить увеличение капитала банковской системы.

По нашим расчетам, отношение суммарного капитала действующих коммерческих банков к ВВП еще не вернулось к докризисному уровню, составив к концу 1999 года около 3,7%, и остается на весьма низком уровне по сравнению, например, со странами, входящими в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, см. график 3). Наращивать его за счет внутренних источников могут позволить себе далеко не все банки. Несмотря на улучшение положения к концу 1999 года, банковский сектор без учета Сбербанка закончил его с убытками в размере около 13 млрд рублей.