Русский конкистадор

Екатерина Дранкина
6 ноября 2000, 00:00

"ЛУКойл" купил сеть автозаправок на восточном побережье Соединенных Штатов. Этой сделкой положено начало полномасштабному внедрению компании на американский рынок

Президент нефтяной компании "ЛУКойл" Вагит Алекперов всегда мыслил масштабно. И когда уходил с теплого поста замминистра топлива и энергетики в 1991 году в безвестные стихии бизнеса. И когда осваивал новые стратегические направления бизнеса - Тимано-Печору, Каспий. И наконец, когда три года назад решил сделать "ЛУКойл" транснациональной компанией. К сегодняшнему дню компания уже является собственником трех нефтеперерабатывающих заводов в Восточной Европе, выстроила там сеть автозаправок и приобрела такое количество месторождений в ближнем и дальнем зарубежье, что уже 30% ее запасов оказались вне пределов России.

Последним достижением "ЛУКойла" в рамках заявленной стратегии стало приобретение американской сбытовой компании "Гетти", которая владеет примерно 1300 автозаправками и контролирует в 16 штатах на восточном побережье США около 4% рынка (в Массачусетсе ее доля составляет 9%, в Нью-Йорке - 8%, в Нью-Джерси - 7%, в Пенсильвании - 6%). В этих 16 штатах проживает более 65 млн человек со средней зарплатой на 13,3% выше среднеамериканской. С помощью этого приобретения "ЛУКойл" удвоил свою сбытовую сеть - в России на данный момент у компании примерно столько же бензоколонок, сколько в ближайшем будущем будут носить его имя в Америке. Тем не менее сделка по приобретению этой компании в большей степени является имиджевой. Розничный бизнес в Америке не очень выгоден, зато PR в этой стране "ЛУКойл" себе сделает отменный.

Великий Гетти

Сознание рядового американца так же надежно ассоциирует фамилию Гетти со звоном монет, успехом и вообще с американской мечтой, как, например, фамилии Гейтс или Рокфеллер.

Собственно, и начал-то свою деятельность будущий миллиардер и известный коллекционер живописи Жан Поль Гетти с того, что обошел в одном из проектов компанию Рокфеллеров. Их интересы столкнулись на владеющей сетью нефтеперерабатывающих заводов и автозаправок Tidewatter Associated Oil Company. Начав скупать акции этой компании в середине 20-х годов, к концу 40-х Гетти стал ее единоличным владельцем. Венцом империи Гетти стала покупка и успешная разработка месторождений в Саудовской Аравии. В 50-х годах корпорация "Гетти" была одной из самых преуспевающих в Америке, а сам Жан Поль в журнале Fortune возглавил список богатейших людей мира.

В 1976 году Гетти умер, оставив троих сыновей и шестнадцать внуков с носом: свою империю он завещал музею в Малибу. Собственных отпрысков, как утверждают современники, Гетти недолюбливал, а когда террористы похитили одного из внуков, отказался платить выкуп, из-за чего мальчику отрезали ухо. Музей же оказался собственником никудышным. В течение непродолжительного времени компания несколько раз сменила владельцев, и в 1984 году за 10 млрд долларов ее приобрела компания Texaco. Антимонопольное законодательство обязывало Texaco избавиться от части активов. Решено было продать розницу. Таким образом, в феврале 1985 года на свет появилась Getty Petroleum Corporation, учрежденная пятью не очень известными физическими лицами, которая приобрела весь розничный бизнес Гетти и право на его имя.

Впрочем, и эти пять физических лиц, как выяснилось, не рассчитывали снискать славу основателя бизнеса, а вместо этого предпочли по-быстрому заработать. В 1997 году они разделили компанию на Getty Real Estate и Getty Petroleum Marketing. К первой отошло владение на землю, второй достались все прочие активы и право долгосрочной аренды. Разместив дополнительные 14 млн акций на фондовом рынке, пятеро акционеров удвоили свой капитал. Однако пропорционально количеству компаний выросли и налоги. По оценке президента компании "ЛУКойл-США" Вадима Глузмана, в случае, если бы акционеры сохранили в собственности обе компании до конца года, налоги съели бы всю вырученную от продажи акций сумму. А потому в апреле этого года совет директоров принял решение компанию Getty Petroleum Marketing продать.

Имидж задешево

То, что с момента принятия решения о продаже компании до его осуществления прошло всего чуть более полугода, - для современного американского бизнеса факт беспрецедентный. Но в этой сделке есть еще два удивительных обстоятельства: цена и способ оплаты. "ЛУКойл" приобрел компанию за 71 млн долларов, заплатив таким образом за каждую бензоколонку 55 тыс. долларов - в то время как нормальной ценой для АЗС, по оценкам экспертов, является от 500 тыс. до 1 млн долларов. А оплатить львиную часть сделки обещал наличными.

Объяснений таких чудачеств несколько. Во-первых, продавать нужно было срочно, а "ЛУКойл" со своим предложением обнаружился первым. Правда, следом за ним, по утверждению президента Getty Petroleum Винсента Де Лаурентиса, появилось еще пятеро, так что само по себе это ничего не объясняет. Во-вторых, не все условия сделки разглашаются - а стало быть, помимо русской традиции "брать налом" продавец мог усвоить из российской практики и еще какие-нибудь нюансы. В-третьих, стоимость понижает отсутствие "в пакете предложения" земли. С собственником земли - компанией Getty Real Estate - заключен договор аренды всего на 49 лет с возможностью дальнейшего продления. А в-четвертых, удачным оказалось время покупки. По версии вице-президента "ЛУКойла" Леонида Федуна, именно период высоких цен на нефть является подходящим для покупки перерабатывающих и сбытовых компаний: "Доходность этого бизнеса в такие периоды минимальная, а потому всегда есть возможность сбить цену до минимума".

Как бы то ни было, после покупки "Гетти" "ЛУКойл" оказался собственником почти 1300 АЗС, около 400 мини-маркетов, 10 нефтебаз и полного автопарка бензовозов.

Тем не менее само по себе это приобретение выгодным можно назвать едва ли. Американский бензиновый рынок очень конкурентен и жестко регулируется законодательством, а потому цены на бензин там намного ниже европейских. В настоящее время галлон (около четырех литров) бензина на заправках США стоит 70-71 цент, в то время как в Москве в пересчете на те же параметры цена на бензин худшего качества зашкаливает за доллар.

Кроме того, свои продукты "ЛУКойл" сейчас на американский рынок поставлять не в состоянии. Порт в Варандеях способен пропускать минимальные объемы, а строительство более крупного порта в Мурманске только анонсировано. Поэтому, скорее всего, схема поставок будет выглядеть следующим образом: "ЛУКойл" будет продавать одному из своих акционеров, BP Amoco, нефтепродукты в Европе, а тот ему - в Америке. Таким образом, сильно удешевить процесс не удастся, и "ЛУКойлу" придется довольствоваться на розничном рынке той же маржей, которой довольствуются там все нефтяные компании - не более 2-3%, в то время как в России эта маржа, по некоторым оценкам, может быть 30% и более.

Очевидно, что для "ЛУКойла" сделка по покупке "Гетти" является имиджевой. На следующий год компания запланировала продажу от 5 до 9% своих акций на американском рынке в качестве ADR 3-го уровня. Если исходить из нынешней капитализации "ЛУКойла", выручить за них можно будет примерно 750 млн долларов. К тому же размещение ADR всегда позитивно сказывается на росте курса акций на внутреннем рынке, а уж если речь идет об ADR 3-го уровня - тем более (среди российских компаний этих бумаг не разместил еще никто, поскольку 3-й уровень означает высшую оценку надежности компании со стороны американского рынка). Скорее всего, американский инвестор смелее будет вкладываться в акции компании, чье имя светится на заправках прямо напротив здания биржи.

Тем не менее данный вывод не означает, что свои вложения в американский рынок "ЛУКойл" ограничит этой сделкой. Согласно заявлениям руководства компании, в обозримом будущем "ЛУКойл" намерен рассмотреть варианты покупки нефтеперерабатывающего завода в США. "По нашему мнению, 'ЛУКойлу' хорошо бы уже остановиться в своем желании все купить и побольше внимания уделять своему интенсивному, а не экстенсивному развитию", - говорит аналитик компании Fleming UCB Валерий Нестеров. У руководства "ЛУКойла" мнение другое. "На нашей памяти, - заявил после покупки 'Гетти' Леонид Федун, - из шестнадцати крупных нефтяных компаний осталось четыре (имеются в виду компании BP Amoco, Exxon, Texaco, Mobil. - 'Эксперт'). Мы бы хотели, чтобы в итоге процессов глобализации имя нашей компании также уцелело".