Встреча, которой не было

25 марта 2002, 00:00

В Театре имени Гоголя поставили пьесу "Марлени. Стальные прусские дивы". Ее автор немецкий драматург Теа Дорн совместила в названии два знаменитых имени - Марлен Дитрих и Лени Рифеншталь. Бенефисные роли достались актрисе петербургского БДТ Светлане Крючковой и местной приме Светлане Брагарник. Фантастическая встреча, напичканная множеством биографических подробностей, играется в жанре психологического гротеска. Что это такое, режиссер и актрисы понимают весьма своеобразно - действие скатывается то к анекдоту, то к детскому утреннику, то к задушевной беседе, то к коммунальной склоке. Художница Елена Качелаева увесила сцену странными лохмотьями, превратив пространство в пещеру с "тряпичными сталактитами". Это и есть парижская квартира Марлен Дитрих, в которой великая затворница доживает последние часы своей жизни. "Престарелая легенда" напоминает скрюченную бабу-ягу - редкие клочки седых волос, злобные глазенки, ревматическая походка. Светлана Брагарник усердно шаржирует уродливые приметы старости, развенчивая миф о кинодиве.

Светлана Крючкова демонстрирует противоположное. Девяностодвухлетняя жизнелюбивая оптимистка Рифеншталь, забравшаяся через балкон к своей ровеснице, похожа на бодрого неутомимого гнома. Как по мановению волшебной палочки возникают камера, софиты. Лени готовится снимать подругу в главной роли феминистского фильма про амазонок. Ситуация съемок очень удобна и для мемуарных излияний, и для сведения счетов. "Антифашистский ангел" Марлен и "нацистка" Лени обличают друг друга и оправдываются сами перед собой.

В действительности они встречались только в молодости. И режиссер Джозеф фон Штернберг, сманивший Дитрих в Голливуд, сначала звал с собой Рифеншталь. Было это в тридцатом году. Вторая мировая еще не началась. Лени еще не сняла ни "Триумф воли", ни "Олимпию" - фильмы, которые стали позорным пятном на ее биографии, хотя впоследствии Рифеншталь не сняла ни одной картины на нацистские деньги. Женщина-режиссер самоотверженно ковала свою биографию. В то время как загадочная кинозвезда добилась многого "послушным раздвиганием ног" (одна из фраз пьесы в переводе Владимира Колязина). Две противоположные судьбы сплелись в спектакле в сумасшедшую феерию, полную контрастов и противоречий. История о конфликте, которого никогда не было, оказалась ярче иной реальной биографии.