"В укреплении рубля нет ничего плохого"

25 марта 2002, 00:00

Свое последнее развернутое интервью в качестве главы Банка России Виктор Геращенко дал первому заместителю главного редактора "Эксперта" Никите Кириченко

- Виктор Владимирович, что такое для Центрального банка независимость? Кому сейчас хочется рулить главным банком страны - правительству, Думе, отраслевым лоббистам?

- Я думаю, эта двухлетняя дискуссия о статусе ЦБ - хоть многие и не служили в армии, но команду "равняйсь!" все знают и выполняют своеобразным образом - в целом дала свои положительные плоды. Я считаю, что даже в том активном думском меньшинстве, которое будировало необходимость принятия изменений Закона о Центральном банке, произошли определенные подвижки. Да, мы сами говорим, что определенные изменения в законе и статусе ЦБ нужны, ведь жизнь не стоит на месте. И мы не против того, что называется увеличением прозрачности Центрального банка. Но вот что является ключевым. В Конституции в соответствии с теми тенденциями, которые существуют в мире, четко и ясно прописано, что ЦБ имеет особый статус и должен быть независимым в принятии своих решений, а если по каким-то причинам руководство ЦБ проводит, так скажем, неправильную экономическую политику, этот вопрос в соответствии с законом всегда может быть поднят в Думе и председатель ЦБ и другие члены совета директоров могут быть освобождены от своих должностей, как это случилось после событий 17 августа 1998 года, когда весь совет директоров был отправлен в отставку.

Мы за расширение функций Национального банковского совета. Говорят, что Национальный банковский совет не функционирует последние два года. Я извиняюсь, а кто переизбирался в Думу, в Совет Федерации в декабре 1999 года? Почему же новый депутатский корпус не прислал нам своих представителей в НБС? Значит, этот вопрос был для них формальным. А сейчас на волне обсуждения вся критика обрушилась на нас, будто мы категорически против Национального банковского совета. Но тут наши оппоненты допускают определенную путаницу понятий и непонимание того, как работают те или иные органы в центральных банках стран с развитой рыночной экономикой. Да, есть Национальный банковский совет во Франции. Но это, по существу, совет директоров ЦБ Франции - другого-то руководящего органа у него нет. А вот двух органов, один из которых, НБС, принимал бы решения по кредитно-денежной политике в стране и не нес бы никакой ответственности, а другой, совет директоров ЦБ, только выполнял бы решения НБС и при этом нес бы всю ответственность, нет нигде в мире. Это полный нонсенс.

Надо сказать, что сейчас многие адепты этой экзотической модели уже понимают, что заехали не туда. Я считаю, что самым разумным выходом из создавшегося положения с Законом о ЦБ был бы возврат его в первое чтение.


До сих пор капитал среднего российского банка составляет примерно 15 млн долларов. Рыночной концентрации банковского сектора не происходит

- Были еще весьма агрессивные предложения по акционированию Центрального банка...

- Действительно, есть целый ряд центральных банков, которые, так уж случилось, были созданы на основе коммерческих банков. В истории развития банковского дела весьма часто случалось так, что тот или иной солидный коммерческий банк приобретал функции центрального банка. Например, в Швейцарии Национальный банк является акционерным, но действует по специфическим законам Швейцарской Конфедерации. В Турции центральный банк - акционерный, и еще в целом ряде стран. Дело не в этом. Просто я считаю, что мы не найдем сейчас для ЦБ России достаточно солидных и достопочтенных акционеров. И зачем нам непременно надо сейчас акционироваться, если с самого времени создания в 1860 году наш ЦБ был государственным? Я считаю, что акционирование для ЦБ - вещь ненужная. Я думаю, что многие страны готовы были бы уйти сегодня от этого, но не хотят менять законодательство.

- Еще один близкий вопрос. Как вы относитесь к предложениям выделить из полномочий ЦБ функцию надзора за коммерческими банками?

- Этот вопрос, как говорится, имеет место быть. Мы понимаем, что в целом ряде стран, особенно с развитым рынком различных финансовых услуг, зачастую надзорные функции передаются от центрального банка в специальный надзорный блок. Так поступили в Англии, в Германии; во Франции существует похожая модель, хотя Banque de France может сказать в вопросах надзора свое веское слово. Есть разные подходы, которые обсуждаются в мировой экономической прессе. У нас, на мой взгляд, этот вопрос еще связан с тем, что создание отдельного надзорного органа сразу же повлечет за собой дополнительные бюджетные расходы. Кроме того, неминуемо встанут проблемы кадровой комплектации надзорного органа, даже если мы передадим туда часть своего штата. Все это неизбежно и не лучшим образом скажется на качестве надзора. А мы, хоть через мытье и катанье, но все же худо-бедно справляемся с надзорной работой и постепенно улучшаем ее качество.


Профессиональные качества и безупречная репутация Сергея Игнатьева не способны обнулить риск "оминфинивания" Центрального банка


Эксперты оценивают последствия смены руководства ЦБ для банковской реформы, курсовой политики и независимости Банка России

- Последние несколько месяцев российская экономика не растет. Какова бы могла быть роль ЦБ в оживлении этого роста?

- Да, ситуация в экономике сегодня действительно качается с ноги на ногу, как в боксе. У девальвации 1998 года, как известно, были свои плюсы и минусы. Плюсом помимо запуска механизма импортзамещения была, например, активизация платежного баланса. Страна вновь стала платежеспособной. Активный платежный баланс позволил плавно укреплять рубль в реальном выражении, наращивать золотовалютные резервы и денежную массу. Часто нам ставят в упрек, что мы после кризиса излишне сильно накачивали экономику деньгами. Я на это возражу: а мы знаем доподлинно, какая денежная масса адекватна размеру нашей экономики, учитывая ее значительный теневой, неорганизованный сектор, который зачастую даже трудно приблизительно просчитать? Понятно, что в таких условиях денежная политика делается немножко на ощупь.

Двух органов, один из которых, Национальный банковский совет, принимал бы решения по кредитно-денежной политике и не нес никакой ответственности, а другой - совет директоров ЦБ - только выполнял бы решения НБС и при этом нес всю ответственность, нет нигде в мире. Это полный нонсенс.

Наши возможности формирования денежно-кредитной политики в определенной степени лимитированы тем, что проводится политика плавающего валютного курса, поставлена задача наращивания валютных резервов с целью безупречного обслуживания внешнего долга. И эти задачи выполняются. Михаил Касьянов уверенно докладывает, что проблемы 2003 года по части внешнего долга для России не существует. Правда, все еще живучи такие лозунги: давайте, дескать, вообще не платить по внешним долгам. Не платить, и все. Жить в свой, как говорится, интерес. При этом, однако, забывают о том, что мы не можем замкнуться в этом самом своем собственном интересе, потому что хозяйствующие субъекты, особенно большие компании, должны занимать средства на внешнем рынке для своего развития. Поэтому мы не можем замкнуться. А накопленный к сегодняшнему дню размер наших валютных резервов - а я думаю, что в 2002 году он немножко подрастет, пар костей не ломит, - позволяет нам и впредь придерживаться той денежной политики, которую мы проводим.

- Часто приходится слышать предложения о более производительном использовании резервов. Например, есть идея использовать валютные резервы ЦБ на рефинансирование коммерческих банков. Как бы вы прокомментировали эти предложения?

- Давайте вспомним, чем занимались центральные банки стран Западной Европы пятнадцать лет назад. Они предоставляли коммерческим банкам с приличным или даже со стопроцентным государственным участием на какое-то время ресурсы для проведения кредитов под модернизацию французской, скажем, экономики с тем, чтобы она могла выровняться с той же экономикой ФРГ. Потом от этой практики отказались. Посчитали эту деятельность неправильной для центрального банка. Поэтому я бы не стал сейчас бросаться из крайности в крайность. Тут очень велик риск завязнуть в масштабном некоммерческом кредитовании реального сектора экономики. В данном вопросе опять же крайне нужна независимость Центрального банка, чтобы его никто не мог принудить дать кредит кому бы то ни было.


Масштабы рублевой денежной массы в отсутствие механизмов рефинансирования коммерческих банков практически в точности следуют за динамикой накопленных золотовалютных резервов. Покупка валюты - главный канал эмиссии

- Курс рубля продолжает плавно укрепляться. С крепкой валютой становится выгодно не только ездить за границу за покупками, но и за рубеж инвестировать. Как влияет укрепление рубля на наш сегодняшний баланс по капитальным операциям? Какова доля инвестиционной составляющей в склоняемом на всех углах вывозе капитала?

- Я бы сказал, что именно рост наших валютных резервов позволяет нам соглашаться с общемировой тенденцией либерализации валютного регулирования и валютного контроля. Понятно, что излишне жесткий контроль неэффективен: его придумывают от силы сто "умных" человек, а если не миллионы, то сотни тысяч придумывают, как его обойти. Поэтому мы стараемся по мере роста экономического потенциала избавляться от ненужных ограничений. Хотя, знаете, определенные ограничения на капитальные операции существуют сейчас даже в США.

Текущие валютные операции у нас уже давно полностью свободны. Во многих областях, скажем, что касается движения капитала в страны СНГ у нас и никогда в общем-то не было никаких неразумных ограничений. Иногда были определенные проволочки с выдачей разрешений, связанные с большим объемом документов и медленным их прохождением, но не более того. Мы всегда выступали за то, чтобы индивидуумы и субъекты хозяйствования могли вкладывать деньги в соседние страны, которые традиционно экономически близки России.

Часто нам ставят в упрек, что после кризиса ЦБ излишне сильно накачивал экономику деньгами. Я на это возражу: а мы знаем доподлинно, какая денежная масса адекватна размеру нашей экономики, учитывая ее значительный теневой сектор, который зачастую даже трудно приблизительно просчитать? Понятно, что в таких условиях денежная политика делается немножко на ощупь.

После происшедшего осенью прошлого года снижения норматива обязательной продажи валютной выручки экспортеров у нас наблюдается некоторое увеличение так называемого легального оттока капитала. Формально ничего плохого в этом нет. Но вот что получается. Продавая меньше валюты, экспортер держит больше выручки в российских коммерческих банках на валютном счете. В свою очередь сам банк, если у него нет большого спроса на кредит в иностранной валюте, держит эти остатки на счетах в загранбанках. В результате общая открытая валютная позиция против национальной валюты увеличивается. Естественно, у ЦБ в данном случае остается меньше маневра для того, чтобы своим вмешательством на рынке влиять на плавность движения курса.

- Насколько опасно дальнейшее реальное укрепление курса рубля?

- В укреплении рубля нет ничего плохого. Этот процесс объективный. Хотя, естественно, говорить о том, что мы должны стремиться к правильному курсу валюты, который строился бы на паритете покупательной способности, тоже неверно. Поскольку у нас до сих пор в целом ряде секторов экономики уровень внутренних цен не может, и в общем-то не должен, соответствовать мировому уровню. У нас в ряде секторов он даже не покрывает издержки. Если взять, например, жилищный сектор, который в любой экономике является одним из ведущих локомотивов экономики - он в России, даже при том что он субсидирован почти по всем направлениям, не может сегодня экономически правильно работать. В один день здесь ситуацию не изменишь, потому хотя бы, что значительная часть неработающего населения трудилась всю жизнь за неадекватную зарплату в расчете на бесплатное жилье.


В IV квартале прошлого года предложение валюты на внутреннем рынке заметно сократилось. Причины - падение стоимости экспорта и снижение норматива обязательной продажи валютной выручки экспортеров с 75% до 50%

В связи с этим я категорически против законодательного обязывания Центрального банка отвечать за стабильность цен, то есть перехода к модели таргетирования инфляции. Я считаю для нас это преждевременным. К тому же даже в законодательстве США говорится, что главная цель деятельности Федеральной резервной системы - это развитие производства и занятости.

- Всех напугал январский скачок инфляции. Чем он был вызван? Насколько управляема сейчас инфляция и каковы ее источники?

- Январский всплеск инфляции связан с повторением ошибок пройденного. Хотя в Минфине прекрасно понимают, что нельзя накапливать невыполненные бюджетные обязательства до последнего месяца квартала, до последнего месяца года, тем не менее в прошлом декабре опять все повторилось - произошел мощный единовременный выброс бюджетных денег. Ну а рост цен плодоовощной продукции связан просто с тем, что все хотят на праздничном новогоднем столе иметь больше салатов и фруктов. Если не учитывать плодоовощную продукцию, то потребительские товары подорожали в январе на 1,2 процента, что абсолютно нормально.

Естественно, есть еще такой факт, как инфляционные ожидания, ожидания резкого роста тарифов на услуги, сырье и транспорт. Эти ожидания тоже подстегивают стремление субъектов хозяйствования поднимать свои цены. В целом мне кажется, что к проблеме увеличения цен в энергетике и на транспорте нужно подходить сдержанно, обеспечивать ступенчатый и предсказуемый рост. Я думаю, что экономические ведомства разделяют эту точку зрения и нам удастся достичь снижения темпов инфляции в предстоящие месяцы, и даже более быстрыми темпами, чем в прошлом году.

- Какие акценты и приоритеты сегодня у Центрального банка в деле реформирования системы коммерческих банков?

Я категорически против законодательного обязывания Центрального банка отвечать за стабильность цен. Я считаю для нас это преждевременным. Даже в законодательстве США говорится, что главная цель деятельности ФРС - это развитие производства и занятости.

- В связи с обязательным переходом банков на международные стандарты финансовой отчетности перед ними все острее встает вопрос транспарентности - как собственного бизнеса, так и бизнеса своих клиентов. Банки должны задуматься: смогут ли они остаться в приближении к контрольной дате 1 января 2004 года банками, или они должны будут уйти с рынка. Поэтому для них сейчас самое главное - искать новых акционеров и доводить до понимания нынешних акционеров необходимость увеличения капитальной базы банков. Если бы государство разрешило банкам, не платящим дивиденды, зачислять всю прибыль в резервы без уплаты налога, это могло бы способствовать тому, что многие банки серьезно работали бы над капитализацией.

- Сейчас все говорят о вступлении России в ВТО. Что это будет означать для банковского сектора? Видимо, речь идет об отмене ограничений на присутствие иностранного банковского капитала?

- У нас нет ограничений по присутствию иностранного капитала в банковской системе. Квота в 12 процентов действовала только в 1993 году. В дальнейшем мы никогда этот вопрос не поднимали. Согласитесь, было бы странно и не очень разумно, особенно после дефолта, вводить какие-то ограничения на работу иностранцев в России. Так что пока у нас существует только одно ограничение: мы не разрешаем иностранным банкам открывать у нас филиалы. Присутствие иностранных финансовых институтов возможно пока только в форме дочерних банков. Мотив этого решения заключается в том, что филиалы по части надзора находятся в преимущественной компетенции страны материнского банка, а не страны-резидента. И нам не хотелось, чтобы пришел некто, кому мы не смогли бы сказать "нет" - из-за отсутствия законных оснований.


После кризиса 1998 года выделяются четыре периода курсовой динамики. Последний из них - с октября 2001 года - характеризуется повышением темпов номинальной девальвации рубля с 0,5% до 1% в месяц

- Каков опыт работы наших банков с евро? Какие выводы можно сейчас сделать?

- Я специально интересовался на этот счет и могу сказать, что никаких особых проблем наши коммерческие банки в работе с наличным евро не испытывают. Были определенные технические задержки, связанные с тем, что Европейский ЦБ как-то уж очень долго думал, как и что ему делать, потому что у него не было такого опыта, как у нас: скажем, замена 50- и 100-рублевых банкнот в 1991 году, а потом замена денег СССР на деньги России в 1993 году. Но в целом все прошло спокойно, никаких сбоев не было. Наличные евро появляются и на нашем рынке.

Теперь что касается евро как валюты расчетов. Мне этот вопрос был задан на встрече с послами Европейского сообщества. И я им ответил: "Отчасти вы сами виноваты: ваши же субъекты хозяйствования, когда покупают у нас тот или иной товар, они не говорят, что мы будем платить в евро, а с удовольствием соглашаются платить в долларах. Поэтому если ваши компании будут настаивать на платежах за товар, импортируемый из России, в евро, тогда евро будет получать более широкое распространение как платежное средство". А отсюда, естественно, со временем евро будет и частью наших валютных резервов. Но пока в этом нет необходимости.

- Но Китай уже сейчас осуществил резкую подвижку, переведя значительную часть своих резервов в евро...

- Ну, Китай - большая страна с огромными валютными резервами, свыше 200 миллиардов долларов. Они могут себе это позволить. Возможно, у них и расчеты есть с частью стран Европы в евро. Надо будет их спросить.

- Большое спасибо за беседу.