Буря в эфире

Международный бизнес
Москва, 24.02.2003
«Эксперт» №7 (361)
В информационной войне США против Ирака американские СМИ будут сражаться не только между собой, но и с арабскими конкурентами

Как писал в начале 90-х Жан Бодрийяр, захватывающая трансляция американским каналом CNN событий в Персидском заливе была гораздо более реальной, чем сами боевые действия. По сути, "Войны в Заливе не было" - так называлось эссе французского философа. В интерпретации иракской стороны тогдашние события получили название "Мать всех войн", но кто знал об этом за пределами Ирака? Он проиграл тогда не только реальную войну, но и войну за умы, что оказалось не менее серьезно. Арабам практически нечего было противопоставить западным, в первую очередь американским, СМИ, да они и не пытались. Но сейчас победа американцев в информационной войне уже не выглядит столь предопределенной, как тогда, - слишком многое изменилось со времен войны в Заливе. Другим стало телевидение, важнейшее ударное орудие информационной войны, другим - отношение к информационному фронту у противников Соединенных Штатов. Сейчас в информационную войну вовлечены уже по крайней мере две стороны.

Второй фронт

"Информационные войны - не новое явление, - объясняет профессор факультета журналистики МГУ Евгений Пронин, - они велись во все времена и всеми народами. Характерный пример акта информационной войны - изготовление Царь-пушки, которая была построена именно с целью устрашения противника, как символ силы. Другой занятный пример из нашей истории - выпускавшиеся Петром 'Ведомости' с объявлениями о том, сколько отлито орудий: уловка была призвана дезинформировать и отпугнуть шведов". Однако сам термин information warfare появился лишь в середине 80-х годов, он обозначил новые задачи военной доктрины США после окончания холодной войны, ее методы, вовлекающие электронные средства коммуникации и слежения, высокоточное оружие, а также широко использующие потенциал СМИ, были полностью обкатаны лишь в начале 90-х, до и во время операции в Персидском заливе.

Один из исследователей информационных войн разделил их ход на три "шахматные" стадии. Во время "дебюта", еще до фазы открытых вооруженных столкновений, складываются и укрепляются образы "мы" и "они", акцентируется внимание на идеологических символах, оправдывающих прямое воздействие. На этой стадии часто пропагандируется возможность мирного решения проблемы, в реальности неприемлемая для обеих сторон, - чтобы привлечь на свою сторону общественное мнение. Когда конфликт переходит в открытую фазу, начинается "миттельшпиль", меняющий формы инфовойн: задача этой фазы - уличить противника в морально неприемлемых формах ведения конфликта, а также привлечь на свою сторону новых союзников. Наконец, в ходе "эндшпиля" реальный конфликт завершается, а информационная война переходит в новую фазу - выгодных сторонам трактовок случившегося.


США еще не проиграли нынешнюю информационную войну, однако ее темп уже потерян

Стратегия информационной войны допускает для ее развязывания использование провокаций или подтасовки фактов, как это случилось, например, в 1939 году - инсценированный захват приграничной немецкой радиостанции стал формальным поводом

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (361) 24 февраля 2003
    Ирак
    Содержание:
    Сопротивление неизбежному

    Военной победой США в Ираке можно будет считать только стремительное и почти бескровное свержение режима Саддама Хусейна и передачу власти "второму эшелону" нынешней иракской элиты. Однако даже при таком сценарии крупное политическое поражение США в Ираке неизбежно

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама