Культурный капитализм на поле бранной славы

Общество
Москва, 29.09.2003
«Эксперт» №36 (389)
Музеи могут и должны быть не только хранителями памяти, знаний и традиций, но и полноценными субъектами экономической жизни

Городок с милым русскому уху названием Епифань ностальгических ожиданий не оправдывает - типичный поселок городского типа, несущий на себе неизжитый налет совковой безликости, но без относительной сытости времен развитого социализма. Неожиданной красоты Никольский храм на главной - Красной - площади городка, по совершенству форм сравнимый с питерским Исаакием, ничего в ощущениях не меняет: печать нищеты и бесприютности лежит и на нем. Тем удивительнее смотрится на этом унылом фоне, чуть поодаль от храма, добротное и уютное даже снаружи здание Государственного музея-заповедника "Куликово поле" - самое ухоженное строение во всей Епифани.

Музей на коленке

В нынешней ипостаси музей возник шесть лет назад: после перестроечного безвременья объект возглавил молодой историк Владимир Гриценко. Государственный статус, присвоенный в советские времена, оставался за музеем, хотя показывать посетителям к тому моменту было практически нечего. С этим и раньше было небогато, но неиссякавший поток посетителей направлялся сюда централизованно, караванами автобусов, изо дня в день. Теперь вся работа по заманиванию туристов легла на плечи новой команды, в распоряжении которой оказалась единственная рабочая площадка - само поле и прилегающий к нему Красный холм, откуда, по преданию, хан Мамай наблюдал за битвой. На холме - мемориальный храм Преподобного Сергия Радонежского с небольшим музеем внутри, обустроенным уже стараниями гриценковцев. При этом, когда "Поле" поступило в их распоряжение, из федеральных и областных фондов музею передали всего 146 единиц хранения: большую часть экспонатов, причем самых ценных, Государственный исторический музей (ГИМ) и областные коллеги оставили себе. Да и что такое эти пресловутые "единицы хранения"? Наконечники копий и стрел, обрывки кольчужного плетения и прочие невнятные железки. Вдобавок историки затеяли мутный спор о том, что битва якобы вообще происходила не здесь, и надо еще выяснить, где конкретно. Извольте работать в таких условиях!

Тем не менее за годы работы команды Гриценко на этой скудной ниве обмелевший было поток посетителей начал пополняться на тридцать-сорок процентов ежегодно, а музей превратился в комплекс из пяти рабочих площадок. К Красному холму с "Полем" добавился мемориал в селе Монастырщина, где захоронены погибшие в бою русские воины, с храмом Рождества Пресвятой Богородицы и Музеем Куликовской битвы, оборудованным в бывшей церковно-приходской школе - еще одной развалюхе, переданной на баланс музея. Существование храма, кстати, музейщики считают достаточным доказательством того, что битва проходила именно в этих местах. Упокоив павших, на Монастырщине сразу поставили часовню, а вскоре и храм - вначале деревянный, а затем каменный. Последняя реставрация производилась уже усилиями новой администрации.

Самый поздний из новых объектов - Прощенный колодец (Святой источник), где, по преданию, Дмитрий Донской омывал раны своих воинов. Стараниями музейного руководства источник освящен патриархом, и омовение в нем

У партнеров

    «Эксперт»
    №36 (389) 29 сентября 2003
    Экономическая интеграция
    Содержание:
    Пространство недружелюбия

    Противоречия в отношениях России, Украины, Белоруссии и Казахстана слишком серьезны для того, чтобы их экономический союз был эффективным

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама