Проблема-200N

Владимир Сальников
17 ноября 2003, 00:00

Решение проблемы обновления огромного массива устаревших мощностей будет означать резкий рост инвестиционного спроса. Так что настоящий бум инвестиций ещe впереди

Удержание высоких темпов роста экономики России в среднесрочной перспективе совершенно справедливо является одним из главных пунктов экономической повестки дня. Однако вне зависимости от ожидаемой скорости роста масштабный сектор промышленности может рассчитывать на резкое увеличение спроса уже в обозримой перспективе. Это инвестиционное машиностроение.

Стоит напомнить, что лет шесть-семь назад, еще до кризиса, в экспертном сообществе обсуждалась "проблема 2003 года" - к к этому времени ожидалось массовое выбытие активной части производственных фондов. Однако последовавшие бурные события в экономической жизни (кризис 1998 года, посткризисный подъем etc.) отодвинули проблему на задний план - о ней почти забыли.

Впрочем, сама проблема действительно несколько утратила актуальность. В первые три послекризисных года рост инвестиций заметно ускорил обновление основного капитала. По нашей оценке, в 1999-2001 годах норма вводов новых производственных мощностей в промышленности (без учета отраслей ТЭКа) была втрое выше среднего уровня нескольких предшествующих лет.

Однако переоценивать значение инвестиционного бума трехлетней давности не следует. Речь идет лишь об отсрочке - нынешнее состояние производственных мощностей иначе как неудовлетворительным не назовешь.

Печально, но факт - посткризисный инвестиционный подъем не смог остановить устаревание промышленного аппарата. Средний возраст оборудования к 2001 году достиг 19,4 года против 17,9 в 1999-м. (Для сравнения: в развитых странах средний возраст мощностей не превышает 9-12 лет.) Доля оборудования старше 20 лет превысила 40%, а на многих предприятиях используются машины чуть ли не полувековой давности. Очевидно, что выпускать конкурентоспособную продукцию на такой производственной базе нереально. Точнее, можно было как-то конкурировать по соотношению цена/качество при низких материальных издержках, но не в условиях уже начавшегося (и прогнозируемого на будущее) роста цен естественных монополий, тянущего за собой удорожание сырья и материалов.

Обновление огромного массива устаревших мощностей повлечет резкое увеличение инвестиционного спроса. Так что настоящий инвестиционный бум еще впереди.

При этом ряд отраслей уже в значительной степени провел модернизацию, так что рост спроса на оборудование здесь будет слабее. Это относится прежде всего к отдельным сегментам пищевой индустрии. Так, около 60% наличных мощностей введены за последние пять лет в пивоваренной промышленности, около половины - в производстве безалкогольных напитков, табачно-махорочной и плодоовощной промышленности, около четверти - в мясомолочной и рыбной. В среднем по пищевой отрасли около четверти производственных мощностей не старше пяти лет, в то время как в целом по промышленности этот показатель составляет лишь 13%. Из непищевых производств выделяются: промышленность волокон и нитей химических, а также производство строительной керамики (около трети новых мощностей).

Для остальных отраслей и подотраслей проблема обновления производственных фондов по-прежнему остро актуальна. В принципе это - шанс для отечественных производителей инвестиционного оборудования и техники. Однако не вся их продукция конкурентоспособна. На подавляющем большинстве машиностроительных рынков импорту принадлежит половина, а то и более. Исключений немного - это продукция энергетического машиностроения и котлостроения (доля импорта - около 10%), железнодорожного машиностроения (около четверти), тракторного и сельскохозяйственного машиностроения (около трети). Кроме того, на внутреннем рынке относительно конкурентоспособны машиностроительные производства, ориентированные на промежуточный спрос (электротехника, производство подшипников, металлических конструкций, изделий общемашиностроительного применения), где доля импорта не превышает трети.

Впрочем, даже у менее конкурентоспособных отраслей остается шанс для развития - как через освоение существующих сегментов рынка в России, СНГ и ряде развивающихся стран, так и через кооперацию с иностранцами. А вот открытие новых производств за счет иностранного капитала менее вероятно - как показывает практика, для этого необходим не только масштабный потенциал роста спроса, но и целый комплекс других, отсутствующих в настоящее время институциональных и организационных условий.

Кстати, новый инвестиционный всплеск уже кое-где начинается. Так, по итогам девяти месяцев текущего года прирост производства в железнодорожном машиностроении составил 32%, в том числе грузовых вагонов - в 2,1 раза (!). Это вполне объяснимо - в МПС давно назрела необходимость радикального обновления вагонного парка, и в начале года представители министерства открыто говорили о резко обострившемся дефиците подвижного состава.

Конечно же, главное в затронутой теме - финансовое обеспечение инвестиций. По нашим оценкам, без учета отраслей ТЭКа ежегодная потребность в инвестициях в ближайшие несколько лет составит 14-16 млрд долларов в год, а потенциал собственных средств предприятий - лишь 7-8 млрд. В принципе этот разрыв не слишком значителен (например, он существенно меньше объема вывезенного за прошлый год капитала), но дело не только в разрыве: механизм привлечения и эффективного использования заемных средств в перерабатывающей промышленности пока еще достаточно слаб.

Между тем вопрос стоит очень остро: либо такой механизм сформируется и даст дополнительный толчок промышленному росту, либо нас действительно поджидает очередная "проблема 200N года".