О высоком комизме

Разное
Москва, 01.06.2009
«Эксперт» №21 (659)

Когда президент Чечни, повинуясь указу президента России, опубликовал декларацию о своих доходах и имуществе, в медиа и в рунете произошло заметное волнение. Из декларации следовало, что всё имущество чеченского лидера исчерпывается квартирой в Грозном (36 квадратных метров) и вазовской «пятёркой». При том что пресса полна упоминаний об огромном особняке Кадырова в родовом селе, о кортежах дорогих машин и о целых конюшнях кровных скакунов, наблюдатели восприняли декларацию как прямое издевательство над тем самым указом, в соответствии с которым она была сделана. Да что там нечиновные наблюдатели! Глава Счётной палаты Степашин, будучи спрошен про это, счёл возможным отшутиться (мол, не волнуйтесь — Кадырову принадлежит вся Чечня), давая понять, что и декларация была всего лишь своеобразной шуткой. Но это неверно. Если кадыровскую декларацию и рассматривать как шутку — добрую ли, нет ли, — то лишь как шутку ответную, вполне соответствующую тону указа № 559 от 18.05.2009.

Потому что пункт 8 положения о декларациях, утверждённого этим указом, гласит: «В случае если гражданин или государственный служащий обнаружили (курсив мой. — А. П.), что в представленных ими … сведениях о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера не отражены или не полностью отражены какие-либо сведения либо имеются ошибки, они вправе представить уточнённые сведения» — и при этом изменённые сведения никогда «не считаются представленными с нарушением срока». В свете этого неприметного пункта весь указ предстаёт пусть, на иной вкус, и тяжеловатой, но всё-таки шуткой: так долго и громко рекламировавшиеся декларации о чиновничьих богатствах оказываются не более чем серпантином с конфетти. Чиновник (или человек, желающий стать чиновником), внимательно прочтя указ, декларирует ровно столько имущества, сколько ему кажется уместным. В том крайне маловероятном случае, если кто-нибудь (не пресса, конечно, — кто-нибудь серьёзный) схватит его за руку, чиновник обнаружит, что ошибся, и поправится, добавив в свою бумажку засвеченные к этой секунде активы — и только их. Потому что если его ещё раз ущучат — он ещё раз обнаружит. И всё будет хорошо — как оно всё и сейчас хорошо.

В чем был смысл затеи с ежегодными декларациями — пока он ещё был? В том, что они в принципе позволяют положить начало системному контролю. Что бы ни было перечислено в разовой декларации, чиновник всегда может сказать: это всё я получил в наследство — и взятки с него гладки. Но если активов в декларации года N стало заметно больше, чем было годом раньше, от чиновника уже можно требовать документированных объяснений. Точнее, можно было бы. С учётом процитированного пункта 8 — уже нельзя. Впрочем, похоже, никто и не собирался. Глава президентской администрации, разъясняя смысл пакета «декларационных» указов, сказал ясно: «Проверка будет определять достоверность сведений. Источники доходов и происхождение имущества проверка выявлять не будет». Если же кто-нибудь даже и под прикрытием пункта 8 не сможет

У партнеров

    «Эксперт»
    №21 (659) 1 июня 2009
    Конкурс русских инноваций
    Содержание:
    Мы не забыли о творчестве

    В Центральном доме ученых 28–29 мая прошли Дни русских инноваций. Во второй день были вручены традиционные призы Конкурса русских инноваций, который наш журнал проводит уже восьмой год подряд

    Обзор почты
    Реклама