Развод на Судный день

Культура
Москва, 28.02.2011
«Эксперт» №8 (742)
61-й Берлинский кинофестиваль был посвящен концу света и распаду семьи

Фото: Архив пресс-службы

Хотя к жюри 61-го Берлинале с прекрасной Изабеллой Росселлини во главе набралось немало претензий, в главном сошлись все: две самые яркие конкурсные картины получили самые важные призы. «Золотой медведь» отошел психологической драме иранца Асгара Фархади «Надер и Симин разводятся», Гран-при — эпической саге венгра Белы Тарра «Туринская лошадь». Еще иранцам достался приз Экуменического жюри и два «Серебряных медведя» за актерские работы (наградили не отдельных артистов, а весь актерский ансамбль — заслуженно), а Тарру — приз жюри критиков ФИПРЕССИ.

В фильмах Тарра и Фархади жюри отметило две важнейшие тенденции, вскрытые берлинской программой, два тесно связанных фестивальных лейтмотива. Один посвящен коллапсу микрокосма, второй — макрокосма, один — распаду семьи, второй — концу мироздания.

«Надер и Симин разводятся» — рассказ о супружеской паре, которая вынуждена расстаться из-за намерения жены эмигрировать и увезти с собой в лучший мир старшеклассницу-дочь, в то время как муж не может оставить в Иране старика-отца, пораженного болезнью Альцгеймера. Исходные обстоятельства превращаются в конфликт, достойный триллера, когда пожилой больной чуть не погибает из-за нерадивости сиделки, а та попадает в больницу с выкидышем: две семьи — два мировоззрения, две морали, две культуры — сходятся со взаимными исками в кабинете судьи, которому предстоит найти истину. Хотя однозначной истины в такой ситуации нет и быть не может — как и в ситуации развода, когда каждая из конфликтующих сторон настаивает на собственной правде.

Этот фильм вряд ли поразит зрителя, хорошо знакомого с современным иранским кинематографом, но на неофита (каковыми, вполне вероятно, были члены жюри) произведет большое впечатление: ведь реалии вполне экзотического мира показаны тут с европейской элегантностью, а психологическая правда характеров и отменная игра актеров превращает просмотр в весьма увлекательный процесс. Если в своей предыдущей картине «Об Элли» Фархади предлагал иранскую версию «Приключения» Антониони, то здесь он обращается к традиции моральных притч Кеслевского, заодно не забывая о славных достижениях американского детективного кино. Очевидно, доходчивость и внятность вкупе с кинематографической культурой привели Фархади к успеху.

Была и еще одна причина. Берлинале проходил под флагом Джафара Панахи — выдающегося иранского режиссера, обвиненного по политической статье и посаженного в тюрьму на шесть лет с последующим многолетним запретом на профессиональную деятельность и выезд за границу. Фархади, как давний товарищ и сторонник опального коллеги, удостоился повышенного внимания — и это тоже помогло картине (куда менее радикальной, чем лучшие работы Панахи) победить. Хотя тема развода, возможно, была фактором более существенным. Ведь в Берлине сошлось фильмов семь-восемь, в которых публике были явлены все разновидности этого феномена. Это и тихая, похоронно-умиротворенная лента корейца Ли Юн-Ки «Приди, дождь, и сияй», и кокетливо-пустяшное «Будущее» королевы американс

У партнеров

    «Эксперт»
    №8 (742) 28 февраля 2011
    Хаос в арабском мире
    Содержание:
    Ливийский Рубикон

    До ливийских беспорядков еще были шансы на то, что революции в арабском мире пройдут в мягкой форме. Теперь же стало очевидно: хаос практически неизбежен

    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    Индикаторы
    На улице Правды
    Реклама