Цена ошибки

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
27 февраля 2012, 00:00

Латвийский референдум о признании русского языка вторым государственным окончился поражением. Его итоги могут породить в стране новый всплеск русофобских настроений и национализма

Фото: AP
Большинство граждан Латвии проголосовало против русского языка

Вынося вопрос о русском языке в Латвии на референдум, организаторы и не надеялись набрать большинство голосов. Это было невозможно даже с математической точки зрения. Русскоязычных в стране только 44% населения, из них значительная часть лишена права голоса: почти 320 тыс. жителей являются «негражданами» и, соответственно, не имеют права участвовать в референдумах и выборах. Организаторы референдума ставили задачу продемонстрировать латвийским лидерам и всей остальной Европе возросшее влияние русскоязычной общины на события в стране.

Проблема дискриминации русско­язычного населения в Латвии не нова. Однако проведение такого референдума стало возможным лишь теперь, когда после разразившегося экономического кризиса, нанесшего тяжелый удар экономике, русофобские настроения в обществе пошли на спад. Значительная часть населения вдруг обнаружила рядом довольно мощного экономического соседа — Россию, дружить с которой в создавшейся ситуации значительно выгоднее, чем враждовать. В связи с этим в Латвии были запущены различные программы по привлечению в страну российского бизнеса и туристов, которые сегодня приносят хороший доход экономике. В связи с усилившимися деловыми контактами с Россией значительно увеличился спрос на русскоговорящую рабочую силу. Возросшее экономическое значение «русского сектора» частично проецировалось и на политическую сферу: русскоязычный мэр Риги Нил Ушаков уже не один год пользуется популярностью у рижан, а в политической программе Ушакова есть пункт, что пора отделить русский язык от России как таковой и признать право жителей Латвии свободно использовать оба языка.

Создалось такое впечатление, что латвийское общество в массе своей избавилось от ксенофобских пережитков. Организаторы референдума надеялись, что получение значительного числа голосов «за» сможет зафиксировать рост влияния русскоязычных жителей страны и заставить власти пойти на определенные уступки — в частности, в соответствии с европейскими нормами предоставить русскому языку статус регионального. Однако поставленный вопрос оказался слишком жестким для неокрепшего общественного сознания.

Конечно, ситуация с дискриминацией русского языка нарушает все европейские нормы и традиции. Чиновники принципиально отказываются на нем разговаривать, а за его использование в официальных структурах жестко штрафуют: так называемый Центр государственного языка в прошлом году провел более 4 тыс. проверок и наказал за использование русского почти тысячу человек. Однако идея сделать русский вторым государственным в глазах умеренных латышей выглядела не менее радикально. Латышский язык выступает, по сути, единственным столпом латышского государственного проекта, поэтому даже умеренные жители страны, не разделяющие русофобских настроений своих лидеров, проголосовали на референдуме «против».

Теперь, как это ни прискорбно, провал референдума с таким счетом (75% против) может не только не зафиксировать все достижения русскоязычной общины, но и вызвать ренессанс русофобских настроений в обществе и способствовать принятию новых дискриминационных законов. Премьер-министр Валдис Домбровскис уже назвал референдум «инициативой маргинальных групп», а, по словам спикера парламента Солвиты Аболтини, целью организаторов акции было лишь вызвать конфликт на бытовом уровне. Поэтому, считает она, основной закон страны нужно более тщательно защищать от внесения любых поправок, в том числе ужесточением правил организации референдумов и увеличением количества подписей для их проведения. «Меньшинство не должно диктовать повестку дня большинству», — заявила Солвита Аболтиня.

О начале межнационального диалога в этих условиях говорить не приходится. Латвийские националисты из оппозиции полагают, что для решения проблемы с русскоязычными жителями нужен не диалог с ними, а более агрессивное навязывание латышского языка. Они уже заявили о необходимости полностью перевести на латышский все дошкольные учреждения. Взаимодействовать с русскоязычной частью страны отказываются даже те политики и чиновники, которые в силу занимаемой должности обязаны это делать. «У двухобщинной Латвии нет будущего. Это постоянная конфронтация, нестабильность, безнадежность, — говорит председатель комиссии сейма по сплочению общества Илмарс Латковскис. — Латвийское государство имеет смысл только тогда, когда его основой является латышская Латвия, а не нечто неопределенное, что может существовать и в России, и в Германии, и в Швеции, и в любом другом государстве мира».