Эффект масштаба

Алексей Зайко
23 июля 2012, 00:00
Фото: Олег Сердечников
В этом году на Конкурс русских инноваций было подано 597 заявок, высокий уровень которых был отмечен всеми экспертами

На ежегодном Форуме русских инноваций, который прошел в конце июня в Политехническом музее в Москве, были подведены итоги XI Конкурса русских инноваций (КРИ) и представлен рейтинг качества программ инновационного развития госкомпаний.

Отличием нынешнего конкурса от предыдущего стало обилие сильных проектов в финале, что существенно осложнило экспертному совету выбор лучших. По мнению координатора КРИ Льва Коломыца, можно выделить две причины, объясняющие общий рост качества представленных проектов. Во-первых, многие команды форсировали их разработку, чтобы воспользоваться открывшейся в последние годы возможностью получения господдержки. Во-вторых, конкурсанты осознали важность рыночных перспектив и стали уделять больше внимания способам коммерциализации своих научных разработок.

Важные сдвиги произошли и в инновационной деятельности крупнейших российских госкомпаний, которые с прошлого года обязаны составлять собственные программы инновационного развития (ПИР). Подведению первых итогов этой работы послужил рейтинг качества ПИР, составленный рейтинговым агентством «Эксперт РА».

Левши XXI века

В нынешнем году на Конкурс русских инноваций было подано 597 проектов, из них 22 стали финалистами, а 10 — победителями.

Гран-при конкурса получил проект «Биокожа “Гиаматрикс”» оренбургского НПП «Наносинтез». Применение биокожи ускоряет процессы заживления ожогов, хронических ран, трофических язв, повреждений при травмах и т. д. В отличие от аналогов биокожа прилипает к ране и не требует дополнительной фиксации, рассасывается по мере заживления пораженного участка, а потому не требует перевязки и удаления, не вызывает аллергию и не оставляет рубцов. Материал имеет длительный срок хранения (пять лет) и доступен по цене.

Лучшим перспективным проектом признана «Разработка изделий медицинского назначения и малоинвазивной технологии реконструкции магистральных артерий при ранних сроках критической ишемии нижних конечностей» Красноярского медицинского университета им. В. Ф. Войно-Ясенецкого. Красноярские медики представили технологию восстановления проходимости магистральных артерий нижних конечностей при их поражении атеросклерозом: в околососудистое пространство вводится специальный гель на основе биодеградируемых природных поликатионных полимеров. Из-за разницы потенциалов катионы «вытягивают» через стенку артерии содержимое атеросклеротических бляшек, что позволяет восстанавливать в ней кровообращение, избегая инвалидизирующих операций.

В номинации «Лучший инновационный проект» победил «Асинхронный двигатель с совмещенными обмотками» — изобретение зеленоградских инженеров из компании АСиПП. Полученный в результате перемотки электродвигатель обладает улучшенными механическими характеристиками и при той же мощности потребляет на 30–50% меньше энергии. По утверждению авторов проекта, на основе нового электродвигателя можно создать не имеющий аналогов в мире регулируемый привод с уникальными характеристиками. Учитывая, что ежегодно в мире производится около 7 млрд асинхронных двигателей и работают они практически в каждом доме (например, в лифтах, насосах и вентиляторах), значение этой разработки для рынка трудно переоценить.

Еще одна разработка той же компании — многофункциональный портативный плазменный комплекс «Горынычъ» — получила статуэтку «Надежда» в номинации «История успеха». Эта компактная и легкая горелка применима для резки, сварки, пайки негорючих материалов, но в отличие от традиционных горелок в качестве рабочей жидкости при резке она использует не газ или бензин, а водные растворы спиртов (включая водку). При этом температура ядра превышает 10 тыс. градусов по Цельсию, что позволяет обрабатывать даже вольфрам. «Горынычъ» получился мощнее, надежнее и дешевле китайских аналогов, с которыми авторам горелки несколько лет пришлось вести настоящую патентную войну.

Высокий уровень проработки проектов XI Конкурса русских инноваций подчеркнул принявший участие в форуме вице-президент фонда «Сколково» Станислав Наумов. Он сказал, что видит победителей КРИ среди потенциальных резидентов Сколкова, отметив, что ряд финалистов предыдущих лет уже пользуются всеми преимуществами статуса участника этого инновационного центра.

О пользе принуждения

Со скрипом, но все же началось планирование и внедрение инноваций в крупных госкомпаниях. Серьезным стимулом к тому послужило прямое поручение президента, сделанное в начале 2011 года и обязавшее 48 ведущих госкорпораций и компаний с госучастием составить программы инновационного развития. Документы получились разными по уровню проработки, что выявил их анализ в ходе подготовке рейтинга качества ПИР, составленного «Эксперт РА». Принять участие в рейтинге и, соответственно, представить на суд общественности свои инновационные планы в той или иной форме согласились лишь 16 компаний, то есть ровно треть поименованных в президентском поручении. «Эксперт РА» оценивало качество программ с точки зрения управления инновационной деятельностью в компании, объема и структуры НИОКР, технологического лидерства, взаимодействия с инновационной средой и эффективности производственных процессов.

Первую пятерку рейтинга формируют компании ТЭКа, а машиностроительные корпорации явно отстают (см. график 1). Такая картина, безусловно, противоречит мировой практике — как правило, львиная доля инноваций реализуется именно в машиностроении. Однако это имеет свои объяснения: практически любая компания из лидеров рейтинга, будь то «Газпром» или «Росатом», еще с советских времен сохранила в своей структуре мощные научные центры. Впрочем, это не единственный фактор, определивший лидерство энергетиков. Несмотря на то что большинство из них принадлежат к числу естественных монополистов, они оказались более восприимчивыми к поддержанию своих конкурентных преимуществ если не внутри России, то за рубежом («Газпром», «Транснефть» и др.). Бизнес же значительной части машиностроительных компаний во многом основывается на госзаказе, выполнение которого пока не требует от машиностроителей значимых инновационных подвигов.

Большинство госкомпаний, обязанных разработать ПИР, до сих пор не имеют стратегий развития своего бизнеса. Очевидно, что для предприятий, не имеющих долгосрочных планов, необходимость вложений в инновации представляется весьма абстрактной. Эта логика хорошо коррелирует с фактом, что у российских энергетических госкомпаний, среди которых почти все имеют долгосрочные стратегии, доля затрат на НИОКР вполне сопоставима с аналогичными расходами иностранных конкурентов и даже превышает их (ФСК ЕЭС — 2,64%, EDF — 0,7%, NationalGrid — 0,1%), а у машиностроителей, прямо зависящих от принятой сейчас у нас краткосрочной (трехлетней) системы бюджетного финансирования, доля затрат на НИОКР по отношению к выручке серьезно отстает от таковой у зарубежных конкурентов. К примеру, у госкорпорации «Тактическое ракетное вооружение», АвтоВАЗа, РКК «Энергия» и других компаний это отставание в рамках заявленных ПИР составляет от 1,5 до 4 раз.

Взаимный интерес

Участники Форума русских инноваций предложили свои рецепты исправления сложившейся ситуации. Заместитель генерального директора по науке компании «Роскардиоинвест» Регина Кеворкова отметила, что сейчас важно сконцентрировать усилия на ликвидации самых болезненных узких мест, прежде всего на совершенствовании законодательного регулирования отношений инноваторов с инвесторами, стимулировании закупок российской инновационной продукции госкорпорациями и создании условий для инвестиций в долгосрочные проекты.

По мнению Александра Потапова, заместителя генерального директора Российской венчурной корпорации (РВК), основная сложность заключается в отсутствии спроса на инновационную продукцию, на стимулирование которого и направлена одна из программ РВК. «Мы работаем с госкорпорациями и другими крупными компаниями на предмет более четкого формулирования их задач в отношении спроса, — рассказывает Потапов. — К настоящему времени уже разработаны некоторые нормативы на закупку инновационного продукта госкомпаниями, но четкое определение понятия “инновационная продукция” еще не сформировано. Кроме того, цели развития инновационных проектов у компаний могут быть разными.
Исходя из того, что некоторые госкорпорации в России представляют в своей деятельности целые отрасли, перед ними в меньшей мере стоят вопросы повышения конкурентоспособности. Мы пытаемся работать над тем, чтобы у крупных корпораций были сформулированы технологические карты развития, доступные широкой аудитории, чтобы инновационные компании смогли определить основные направления разработок. Корпорации должны понимать мировые тренды и технологические перспективы на пять, десять и двадцать лет вперед. Только так спрос на инновации может расти».