В поисках мистического ответа

Книги
Москва, 03.03.2014
«Эксперт» №10 (889)
Книга известного российского историка культуры и литературоведа о влиянии религиозного сектантства на русскую литературу, политику и революцию

В течение всей истории человечества находились люди, живущие в ожидании конца света. В периоды, предшествующие великим потрясениям, их становится особенно много. И это ожидание часто сопровождается страстным и необычным религиозным рвением, которое в странах с устоявшейся, казалось бы, религиозной картиной приводит к появлению многочисленных сект внутри и вне основной конфессии. Так родилось само христианство, так произошло во времена Реформации в Европе и во время раскола в России, после которого многие толки старообрядцев выродились именно в секты.

Вторая половина XIX — начало ХХ века в России — это время нового религиозного напряжения и сектантского подъема, в котором приняли участие и «низы», и «верхи» российского общества. Низы искали в сектах мистический ответ на вечные вопросы русской жизни «кто виноват?» и «что делать?», а верхи думали, что низы уже знают эти ответы, и пытались разгадать их в глубинах народной жизни. Трагифарсовая история с Распутиным, подозреваемым в связях с хлыстами, — самый известный пример попытки слияния самых низов и самых верхов российского общества в поисках этих ответов. Для многих литераторов, философов и вообще интеллигентов секты становились символом настоящей народной мудрости, не отягощенной лицемерием официального православия. А великий Толстой фактически породил собственную секту интеллигентов-толстовцев, которая во многом слилась с народными сектами.

Александр Эткинд не столько рассказывает о фактической стороне дела, о событиях и людях, сколько анализирует различные стороны сектантского движения и отражение сектантской темы в философии, литературе и политике. В последней тоже не столько в действии, сколько в литературных и окололитературных текстах.

В центре внимания автора — хлысты, одна из самых ярких, радикальных в своих религиозных практиках и необычных русских сект. Кстати, сами себя они называли «христами», имея в виду, что каждый человек, сотворенный по образу и подобию Бога, может быть равен ему при соблюдении определенных правил поведения и веры. И возможно, именно этим они привлекали творческих людей. Как писал Бердяев, повторяя хлыстовскую формулу веры, «мистерия христианства переносится внутрь. Христос становится имманентен человеку».

Сектантские расколы — обычная история для всех религий и конфессий. Но хлысты породили в качестве одной из своих ветвей скопчество, и это было, пожалуй, чисто русское явление. Самоистязание как форма крайнего самоуничижения перед лицом Бога достаточно широко распространено во многих религиях, но только скопцы перешагнули границу между истязанием и калеченьем. А специфическая форма калеченья — оскопление — была выбрана не случайно: проблема пола и секса всегда была одной из центральных в русской христианской традиции, в русском дискурсе. И если судить по накалу современной дискуссии вокруг отношения к однополой любви, остается таковой до сих пор. Скопцы предложили ее радикальное решение. И связь хлыстов и скопцов не случайна. Хлыстовская проповедь и обрядность в

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (889) 3 марта 2014
    Украинский кризис
    Содержание:
    А была ли страна?

    Украина вышла из состояния исторического сна, однако пробуждение это имеет все шансы закончиться очень нехорошо. Фашистская диктатура, гражданская война или распад на несколько частей — вот наиболее вероятные сценарии развития событий

    Русский бизнес
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама