Газовое перемирие

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
Сергей Кудияров
специальный корреспондент журнала «Эксперт»
6 октября 2014, 00:00

Наметился выход из газового конфликта между Россией и Украиной, продолжающегося с июня. В ходе трехсторонней встречи с участием представителей ЕС сторонам удалось прийти к предварительному соглашению

Трехсторонние переговоры по газовому вопросу между Россией и Украиной с участием ЕС принесли результат. Сторонам удалось договориться о возобновлении поставок газа на Украину, остановленных в середине июня в связи с неплатежами украинской стороны. По условиям соглашения, Украина заплатит 3,1 млрд долларов по своим задолженностям: 2 млрд сразу, до начала поставок газа, и еще 1,1 млрд до конца года. Сейчас у Украины как раз есть в резерве 3,1 млрд долларов, которые должны пойти на погашение части задолженности. Еврокомиссия взяла на себя обязательство дать гарантии перечисления Украиной этих средств.

В течение нескольких месяцев поставок, до марта следующего года, на Украину будет поставлено 5 млрд кубометров газа по установленной действующим контрактом цене 485 долларов за 1000 кубометров, но на этот объем будет предоставлена скидка 100 долларов, так что фактическая цена поставок составит 385 долларов за 1000 кубометров. Если же этого количества газа Украине не хватит, она имеет возможность запросить еще до 5 млрд кубометров, но уже без скидок. До начала поставок украинская сторона должна не только погасить часть долга, но и внести предоплату в размере 1,9 млрд долларов.

Впрочем, окончательную победу «Газпрому» праздновать рано. Договоренности эти предварительные. Обсуждение поставок будет продолжено в течение октября.

Киев, соглашаясь на цену 385 долларов, намерен постепенно сбить ее до 265. Кроме того, украинская сторона все еще настаивает на ином порядке выплат по долгам: 1,5 млрд долларов до начала поставок и еще две порции по 0,8 млрд долларов — позже.

А через полгода, следующей весной, сторонам снова придется сесть за стол переговоров для выработки условий нового контракта. Действующий долгосрочный контракт Киев хочет признать недействительным в международном арбитраже. Однако, по словам главы Минэнерго Александра Новака, заключенное соглашение «может стать основой для окончательных договоренностей. Шансы на это высоки».

 

Буйный сосед

Почему же уделяется так много внимания вопросу поставок газа на Украину? Как потребитель отечественного газа Украина давно уже не играет исключительной роли. Все последнее десятилетие, по мере приближения цен на газ для Украины к рыночным, объемы поставок неуклонно сокращались. Если в 2006 году на Украину поставлялось 59 млрд кубометров газа, то по итогам 2013 года — только 28,5 млрд кубометров, или чуть более 40% внутреннего потребления. Как рынок сбыта для «Газпрома» эта страна уже не так важна — на Украину приходится менее 15% совокупного экспорта.

Но есть одно важное обстоятельство, которое выводит конфликт на международный уровень, с привлечением представителей Евросоюза. Это вопрос газового транзита.

Основной экспортный рынок для российского газа — Европа (см. график 1). Традиционно этот газ поставлялся по трубам. Основные контуры экспортной газотранспортной системы сложились еще в 1970–1980-е годы. Через Украину прошли основные экспортные маршруты. Главным образом это магистрали из Уренгоя и Ямбурга на Ужгород, крупный газовый хаб, откуда газ идет главным образом в сторону Словакии. И это балканский маршрут, в сторону Румынии и далее к прочим балканским странам. С распадом СССР Украина получила и газотранспортное наследство, чем не преминула воспользоваться для газового шантажа России.

За истекшие годы российская экспортная газотранспортная инфраструктура значительно расширилась, появились новые магистрали. Через Белоруссию пролег путь газопровода Ямал—Европа мощностью 33 млрд кубометров в год. В Турцию был переброшен по дну Черного моря — впервые в отечественной практике — «Голубой поток» мощностью 17 млрд кубометров в год. Недавно по дну Балтики пущен «Северный поток» мощностью 55 млрд кубометров. (Увы, на практике пока нет возможности задействовать его мощности полностью, поскольку это вопрос не технический и не экономический, но политический: все упирается в так называемый третий энергопакет. Этот документ Евросоюза фактически запрещает одной и той же компании заниматься и добычей, и транспортировкой газа. Поэтому по требованию Евросоюза 50% мощностей «Северного потока» зарезервировано под «альтернативных поставщиков» из России, которых, учитывая специфику газового рынка, нет и не ожидается.)

Наконец, сейчас идет строительство «Южного потока», газопровода в обход Украины, альтернативы балканскому маршруту и отчасти ужгородскому направлению.

В результате роль Украины как транзитера все последние годы неуклонно падает. Если еще в 2008 году через Украину прошло более 80% всех поставок «Газпрома» в дальнее зарубежье, то в 2013-м — всего 53%, а в этом году, впервые в истории нашего газового экспорта, этот показатель может упасть ниже 50%.

Теоретически достройка «Южного потока» (это может случиться уже в 2018 году) и использование на полную мощность альтернативных маршрутов экспорта в западном направлении позволят «Газпрому» если не полностью отказаться от транзитных услуг Украины, то свести их к минимуму, делающему любой шантаж практически невозможным. Но пока придется договариваться о транзите с украинской стороной.

 

Кому должен — всем прощаю

Алексей Миллер 22.jpg Фото: ИТАР-ТАСС
Алексей Миллер
Фото: ИТАР-ТАСС

Переговоры с украинской стороной затрудняются проблемой украинского долга «Газпрому». На сегодня этот долг составляет 5,3 млрд долларов — это стоимость поставленного на Украину, но так и не оплаченного газа из расчета 485 долларов за 1000 кубометров.

Украинская сторона в принципе признает существование долга, но категорически не соглашается с газпромовскими оценками его размера. Официальный Киев настаивает, что его долги за газ не превышают 3,1 млрд долларов — то есть суммы, которую Украина в соответствии с трехсторонними переговорами должна заплатить «Газпрому» в счет погашения долга уже в этом году. Эта сумма получается, если тот же объем газа оценить из расчета 268 долларов за 1000 кубометров.

Из-за неуплаты «Газпром» 16 июня этого года был вынужден отключить Украине газ и перевести ее на режим предоплаты.

Ответ Украины был весьма своеобразным. Уже на следующий день после прекращения поставок, 17 июня, некие злоумышленники устроили взрыв на магистральном газопроводе Уренгой—Помары—Ужгород. Злодеяние приписывают бандформированиям «Правого сектора». Европейские потребители же при этом потеряли 9,3 млн кубометров уже оплаченного газа.

В общем, стало понятно, что российско-украинские переговоры не останутся двусторонним процессом, поскольку возникает прямая угроза европейскому транзиту.

Как заявил глава «Газпрома» Алексей Миллер, даже заключение соглашения с Украиной не гарантирует безопасности европейского транзита в зимний период: «Подписание договора о поставке газа на Украину, без сомнения, очень важный шаг, но даже он не в состоянии обеспечить надежный транзит топлива в Европу. С учетом того, что украинская сторона в течение последних месяцев никак себя не позиционировала в переговорах, время упущено».

По словам Миллера, ситуация тяжелая, Украина в полном объеме не закачала газ в свои подземные хранилища: «Сегодня наши украинские коллеги называют цифру 16,5 миллиарда кубометров активного газа в “подземках” Украины, но на самом деле этого газа меньше. Там всего, по словам специалистов, 11 миллиардов кубов. А это значит, что Украине может не хватить 7,5 миллиарда кубов для беспроблемного прохождения предстоящей зимы».

По всем расчетам (что российским, что украинским), без российского газа Украина зимний отопительный период не пройдет даже если будет полностью реализован план правительства по ограничению потребления. «В среднем на отопительный сезон с октября по март включительно Украина расходовала около 35 миллиардов кубов. Сейчас не хватает пяти миллиардов — все это с учетом реверсных поставок и запасов в хранилищах, которые в этом году планируется довести до 17,3 миллиарда кубов. Для примера: в отопительный сезон 2012/13 годов Украина вошла с запасами природного газа в хранилищах в объеме около 21,1 миллиарда кубов, 2013/14 годов — более 19 миллиардов», — поясняет сопредседатель украинского Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

Чтобы выйти из сложившейся ситуации на максимально выгодных для себя условиях, то есть получить нужное количество газа, но при этом не выплачивать «Газпрому» долги за прошлые поставки, Украина попыталась использовать реверс из Европы. Главным образом газ шел из Словакии, Польши и Венгрии.

«Максимальный объем реверса с 1 сентября по 1 апреля может составить 6,5 миллиарда кубометров (словаки могут дать 4,5 миллиарда, а венгры и поляки совокупно около двух миллиардов). Украинские власти рассчитывают на 6,2 миллиарда в целом, а, по моим оценкам, реальный объем может составить примерно 3,5–4 миллиарда кубов. Однако фактические поставки могут быть еще меньше — если, например, в Европе будет суровая зима», — считает Дмитрий Марунич.

А вот что говорит по поводу реверса Александр Новак: «Что касается реверсных поставок, то зимой они фактически невозможны. В пиковые периоды будет холодно и лишнего газа у европейских потребителей не будет. Реверс возможен только тогда, когда есть излишки на рынке. Сама форма с точки зрения законности — вопрос спорный и сложный. Российская сторона считает, что по контракту реверс не предусмотрен».

На самом деле уже сейчас ясно, что зима будет холодной. «В некоторых странах Восточной Европы уже начался рост спроса на газ: например, в Чехии начали подъем газа из хранилищ», — говорит генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Кроме того, реверсные поставки срывает «Газпром», который отказался поставлять в страны Восточной Европы газ сверх контрактных обязательств (понимая, что этот газ пойдет на перепродажу Украине). Этим, в частности, правительство Словакии и объясняет нынешний отказ от реверсных поставок на Украину. А без дополнительных поставок газа из-за рубежа, по оценкам Фонда национальной энергетической безопасности, «его Украине при самом жестком режиме экономии хватит максимум до середины января, хотя и этот прогноз некоторые коллеги называют излишне оптимистичным. А дальше Украина начнет воровать газ, и “Газпром” будет вынужден остановить транзит», считает Константин Симонов.

При этом на Россию вину за срыв поставок перекинуть не получится, поскольку, по словам Дмитрия Марунича, уже начиная с этой весны работают специальные мониторинговые группы Еврокомиссии и «Газпрома», которые контролируют точки входа и выхода российского газа из украинской ГТС. И они четко будут фиксировать возможный отбор газа. Более того, европейцы или украинцы даже не могут обвинить «Газпром» в том, что в украинских газохранилищах недостаточно газа (а его и без возможного зимнего отбора уже не хватает — туда нужно закачать еще 2–3 млрд кубометров), поскольку российский монополист еще в июле 2012 года разорвал последние связи с украинскими хранилищами.

В общем, выход из ситуации возможен лишь в случае ликвидации задолженности Украины перед Россией и перехода к обычному режиму поставок.

 

Популизм за чужой счет

Итак, решение газового спора упирается в вопрос долга, а долг — в вопрос цены на газ для Украины.

Что же не так с ценой?

Цены на газ для Украины исторически менялись. Если за поставки 2007 года украинцы платили в среднем 130 долларов за 1000 кубометров, что было более чем вдвое ниже средней экспортной цены «Газпрома» для Европы (см. график 2), то к 2012 году ситуация выровнялась, Украина фактически получала газ по средней цене за год 426 долларов за 1000 кубов. Средняя цена «Газпрома» для Европы в это же время составила 385 долларов за 1000 кубов.

Украинской стороне такая ситуация категорически не понравилась, цены были названы «дискриминационными». Украинский министр энергетики Юрий Продан заявил, что Киев по-прежнему считает справедливой цену 268 долларов за 1000 кубометров, а цена 385 долларов будет временной. Как и следовало ожидать, прошедшие переговоры ему тоже крайне не понравились: «Мы вновь слышим цену 385 долларов за счет применения так называемой скидки в 100 долларов к цене 485 долларов за счет отмены пошлины. То есть, по мнению российской стороны, цена в 485 долларов является справедливой и рыночной. В ходе наших последних переговоров с Еврокомиссией была достигнута компромиссная позиция. Она была связана с ценой, которая формируется на летний период в размере около 320 долларов за тысячу кубометров, а на пиковый период — 385 долларов за тысячу кубометров. А потом сформируется уже средняя цена независимо от того, сколько мы будем брать газа».

В такой позиции украинской стороны есть определенное лукавство. Если мы посмотрим на практику работы «Газпрома» на иных рынках Европы, то не увидим в предложенных Украине ценах ни дискриминации, ни какого-либо их отличия от рыночной практики газового гиганта. При более детальном рассмотрении можно увидеть, что фактические цены на газ в каждой конкретной стране Европы могли заметно отличаться от среднего показателя. Так, Германия в 2012 году платила 379 долларов за 1000 кубометров. Но вот, скажем, Италия — уже 440 долларов. В Восточной Европе порядок цен был тоже совсем не среднеевропейский. Словакия платила 429 долларов, Румыния — 431 доллар, Болгария — 501 доллар, Чехия — 503 доллара, Польша — 526 долларов, а Македония — 564 доллара за 1000 кубометров. Нетрудно заметить, что реально средняя цена для Восточной Европы скорее даже ближе к 500 долларам за 1000 кубометров.

Причины этого вполне прозаические и с политикой не связанные.

«Газпром» экспортирует газ в страны Центральной и Западной Европы преимущественно в рамках долгосрочных контрактов сроком до 25 лет, заключенных, как правило, на базе межправительственных соглашений, с нефтепродуктовой привязкой и условием take-or-pay («бери или плати»).

Фактический уровень цен обратно пропорционален объемам потребления: чем они меньше, тем дороже обходится прокачка каждой тысячи кубометров. Поэтому на одном полюсе Германия (36 млрд кубометров в 2012 году), на другом — Македония (0,15 млрд).

Конечно, в силу колебаний цен на нефть и привязанные к ним (с девятимесячным лагом) цены на газ изменились. Цены на газ в Европе несколько упали. Скажем, по поставкам «Газпрома» на 2014 год заложена средняя европейская цена 372 доллара за тысячу кубов, на 4% меньше, чем в прошлом году.

Но желаемых г-ном Проданом цен на рынке в принципе нет. Украинцы настаивают на привязке к спотовым ценам — но через спотовые контракты проходит малая доля европейской газовой торговли. Украина оказывается вполне на своем месте по предлагаемым ей «Газпромом» ценам.

Как указал аналитик УК «Альфа-Капитал» Андрей Шенк, «судя по тенденциям на европейском газовом рынке и по плохому состоянию экономики Украины, это тоже нужно принимать в расчет, цена в 385 долларов вполне нормальная. Скорее всего, такой она и будет в итоговом контракте. Не меньше, но вряд ли и больше».

Фактически получится, что арбитраж может остановиться на той цене, которую сейчас и предлагает «Газпром», но эта цена могла быть установлена не через одностороннюю скидку «Газпрома», а через изменение формулы цены в контракте.

Однако ирония в том, что сегодня, как говорит Константин Симонов, Украина «делает все, чтобы проиграть суд в Стокгольмском арбитраже. Если она не погасит долги перед “Газпромом”, то арбитраж не будет даже рассматривать ее претензии о несправедливой цене — должники, которые брали газ и отказывались за него платить, в арбитражи не ходят». В этом случае Киев рискует не получить ни снижения цены, ни изменения ее формулы.

Причину крайнего нежелания украинской стороны платить можно увидеть в устроенном на Украине самом настоящем «газовом коммунизме».

Так, по оценкам на июнь, накануне отключения стоимость газа для населения в пересчете на рубли в среднем составляла в России 5 рублей за кубометр, в Белоруссии, связанной с Россией множеством интеграционных проектов, — 5,1 рубля, в Польше — 25,1 рубля, в Германии — 33,9. А граждане «евроассоциирующейся» Украины (30% всего газового потребления страны) платили всего лишь 3,5 рубля за кубометр. Такой вот популизм за чужой счет.

Отдельно возникает вопрос газоснабжения Донецкой и Луганской народных республик в эту зиму. Здесь ситуация сложная.

Как рассказал «Эксперту» генеральный директор агентства «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев, «Донецкой и Луганской областям, тем их частям, что отделились от Украины, в эту зиму потребуется примерно 3,3 миллиарда кубометров газа. Это экспертная оценка. Обычно было меньше, но в этом году могут быть большие потери из-за разрушений, надо будет многое восстанавливать. Технически это возможно. Через Луганскую область проходит газопровод, входящий в единую газораспределительную сеть, и его мощности хватит. Политически — не знаю, как это будет сделано. Вряд ли разрушенные области смогут заплатить за газ».

«Юридически будут сложности, поскольку ДНР и ЛНР не являются государствами. Поэтому весьма вероятно, что “Газпром” сам не будет осуществлять никаких поставок, дабы не подставлять себя под санкции», — говорит Константин Симонов.

 

Никуда не денешься

Каковы же перспективы европейского газового рынка и какое место на нем будет занимать Россия?

Сейчас «Газпром» и Европа сильно зависят друг от друга. У «Газпрома» на поставки в Европу и Турцию приходится 75% всего экспорта в натуральном измерении. На европейском рынке доля российского газового гиганта за последние десять лет стабильно не опускалась ниже 20% (см. график 3), а в 2013 году даже составила рекордные 29,9%.

Тем временем политически обусловленная русофобия толкает европейские верхи к поиску путей «снижения зависимости от России». Периодически устраиваемый нашими буйными юго-западными соседями газовый транзитный цирк только укрепляет их в этой мысли, уже хотя бы из необходимости обеспечения собственной энергетической безопасности.

Может ли Европа вообще отказаться от российского газа?

Как рассказал «Эксперту» Рустам Танкаев, «любой крупный рынок, будь то пиво, нефть или газ, обладает определенной инерцией. Европа может отказаться от российского газа, полностью отказавшись от газа вообще, перейдя на иные технологические процессы в энергетике. Это возможно, такие работы уже ведутся. Можно ожидать, что Европа откажется от газа к 2030 году — это и наша оценка, и департамента энергетики США». Однако это потребует гигантских инвестиций.

В свете газового конфликта последних месяцев Евросоюз рассматривал возможность увеличения поставок из других стран. В настоящее время Россия делит европейский газовый рынок с такими крупными поставщиками, как Катар, Алжир, Норвегия, Нидерланды и Великобритания. Реальных перспектив роста поставок в Европу они дать не могут (см. график 4). Великобритания эксплуатирует месторождения на шельфе Северного моря. (К слову, именно доходы от этих месторождений стали важным стимулом для шотландского сепаратизма.) Но объем добычи на британских месторождениях быстро падает, только за последние пять лет он сократился вдвое, с 74 до 38 млрд кубометров. Страна сама стала крупным импортером газа. Стагнирует Алжир. Не дает особых надежд и добыча в Нидерландах, чья газовая отрасль некогда обогатила словарь экономистов термином «голландская болезнь».

Евросоюз возлагает большие надежды на Норвегию. Там добыча действительно растет, но далеко не теми темпами, которые могли бы серьезно угрожать «Газпрому». Норвежский министр нефти и энергетики Торд Льен еще в марте этого года заявил, что «в краткосрочной перспективе мы сможем увеличить добычу газа, но не очень значительно». По его словам, она может быть увеличена максимум до 130 млрд кубометров в год к 2020 году против нынешних 110 млрд кубометров.

Ранее норвежское министерство нефти и энергетики сделало прогноз, в соответствии с которым добыча газа в стране несколько подрастет до 2016 года, и это будет пик добычи. Уже с 2016-го объемы добычи будут неуклонно падать.

Широко обсуждаемый ныне вариант с поставками в Европу газа из Ирана — дело в лучшем случае далекого будущего. «Конечно, иранский газ рано или поздно пойдет в Европу, даже если поставки из России не будут уменьшаться. В этом заинтересованы и Исламская Республика (добыча нефти там падает, и выпадающие доходы хочется компенсировать за счет экспорта газа), и Европа (потребление газа в ЕС растет, и ему нужно диверсифицировать источники газового импорта), — поясняет политолог-иранист Севак Саруханян. — Однако технически иранский газ окажется в Европе не завтра и даже не послезавтра. Нужно строить современную газотранспортную систему в самом Иране, которая сможет провести газ с месторождения Южный Парс через всю территорию страны до турецкой границы. Но непонятно, кто ее будет создавать, ведь по иранским законам иностранные компании не могут владеть газопроводами. На какие деньги она будет строиться? Все эти комплексные вопросы требуют решения, поэтому иранский газ попадет на европейский рынок в лучшем случае лет через десять».

 

СПГ не поможет

Остаются поставки сжиженного природного газа (СПГ): из Катара, из США и, опять-таки, из России.

В Европе существует довольно развитая инфраструктура терминалов по приему СПГ и принимаются меры по ее развитию.

Но можно ли это рассматривать как реальную альтернативу «Газпрому» уже в краткосрочной перспективе? По всей видимости, нет.

Катар наращивает объемы добычи. Но его газ идет не только в Европу. В мире растут и новые газовые рынки — азиатские (см. график 5). Ведущие экономики Азии демонстрируют рост потребления газа. Япония в свете отказа от атомной энергии (после аварии на Фукусиме в 2011 году) за последние пять лет нарастила объем потребления газа более чем на четверть. В Индии и Южной Корее потребление выросло в полтора раза. Китай стал из экологических соображений реализовывать программу перехода от угольной генерации к газовой, что привело к бурному росту потребления. В результате только за последние пять лет импорт газа вырос более чем в 30 раз, из едва заметного на рынке газа игрока страна превратилась в одного из важнейших — импорт газа Китаем уже превосходит продажи «Газпрома» Германии, крупнейшему европейскому потребителю.

И с этими странами Европе придется конкурировать за газ. В том числе за российский, скажем мы, вспоминая недавно заключенные контракты «Газпрома» с китайцами, строительство газопровода «Сила Сибири», реализацию проекта «Ямал-СПГ», наполовину ориентированного на китайский рынок.

К тому же дополнительные объемы СПГ нужно привезти. Для этого необходимо построить целую флотилию танкеров-газовозов. А это очень дорогие суда. Современный танкер-газовоз класса Q-max («катарский максимальный») стоит в среднем 200 млн долларов. Один из кораблей этого класса, газовоз Zarga, — самое дорогое в мире грузовое судно, он стоит 221,8 млн долларов. Грузоподъемность кораблей такого класса эквивалентна 150 млн кубометров газа, сутки-двое он тратит на погрузку и выгрузку, его скорость 18–20 узлов (33–37 км/ч). Можно подсчитать, сколь большая флотилия потребуется, чтобы заместить весь импорт из России — 162,7 млрд кубометров по итогам 2013 года.

К этому следует добавить многомиллиардные затраты на развитие дополнительной инфраструктуры терминалов СПГ, которые тоже лягут на плечи конечных потребителей газа, поскольку существующих мощностей даже с учетом их расширения для замещения российского газа попросту не хватит.

Брюссельский аналитический центр Bruegel рассчитал, во сколько обошлась бы Европе полная замена российского газа в кратчайшие сроки. По его оценкам, потребовалось бы увеличить цены на газ для европейских потребителей вдвое — чтобы приобрести дополнительные объемы СПГ, построить инфраструктуру, заплатить за неизбежный рост мировых цен на СПГ в связи с ажиотажным спросом со стороны Европы. То есть вместо 50–55 млрд долларов в год, которые стоит российский газ, тратить 100–110 млрд долларов на СПГ.

По оценке Sanford C. Bernstein & Co., отказ Европы от российского газа обойдется европейским инвесторам в 215 млрд долларов вложений. Для этого Европе придется сократить годовое потребление газа по меньшей мере на 15 млрд кубометров, перейти на иные виды топлива — более дорогие (СПГ, который из-за роста спроса подорожает на 10–25%) либо более грязные (уголь). Покупка СПГ в Америке и конкуренция с Азией за газ Персидского залива потребует дополнительных 80 млрд долларов в год, и еще 50 млрд в год в качестве компенсации придется платить «Газпрому» за срыв долгосрочных (до 2020–2035 годов) контрактов.

Уголь же увеличит выбросы углекислоты на 300 млн кубометров в год, что крайне неприятно для заботящихся об экологии европейцев. Придется отказаться от планов сворачивания атомной генерации и даже более того — по меньшей мере на 5% нарастить ее объем. Ожидается и остановка работы многих предприятий, мощности которых работают на газе, что будет стоить рабочих мест не менее чем 10 тыс. европейцам. Ну и самое главное: по оценке экспертов из Sanford C. Bernstein & Co., все это технически достижимо не ранее чем через пять лет. Из чего они делают вывод о нецелесообразности подобных действий.

Глава подразделения Gas & Power французской нефтегазовой компании Total Филипп Соке ранее тоже указывал, что даже чисто технически, не говоря уже о денежных расходах, получить нужный объем СПГ из Америки для замены российского газа на европейском рынке можно не ранее 2017 года.

С другой стороны, и Россия может отказаться от европейского рынка газа. Но, по словам Рустама Танкаева, «это будет детский поступок, это не поведение взрослых людей. Европейский рынок интересен нашим газовикам. В Европу уже слишком много вложено в плане инфраструктуры, чтобы от нее сейчас отказываться».

Получается, что выгода от продолжения сотрудничества в газовой отрасли у нас с Европой обоюдная. По крайней мере, на обозримое будущее, а скорее всего, до 2030 года. А это дает надежду, что газовый конфликт на Украине будет разрешен более или менее устраивающим «Газпром» образом.