Не взлетим, не поплаваем

Ольга Вандышева
11 апреля 2016, 00:00

Вокруг плавучего космодрома «Морской старт» разгорается новый крупный скандал

Пока Boeing не получит от России и Украины 355 млн долларов, плавучий космодром так и будет простаивать у причала порта Лонг-Бич в Калифорнии

Неожиданно для всех участников проекта корпорация Boeing решила запретить «Роскосмосу» продажу доли в этом активе и подала соответствующее заявление в суд штата Калифорния с требованием вернуть ей долг 222 млн долларов. В конце прошлого года федеральный суд США уже выносил предварительное решение в пользу Boeing о взыскании с России этой суммы (и еще 133 млн долларов — с Украины). Но долги до сих пор не погашены. Парадокс в том, что рассчитаться с американцами можно только в случае продажи самого космодрома и операционной компании Sea Launch, которая находится в сложном финансовом положении и в последние два года вообще бездействует. А на эти активы появились реальные покупатели. По словам главы «Роскосмоса» Игоря Комарова, с потенциальным инвестором оформляются документы, но назван он будет только в конце апреля. Однако в СМИ уже появилась информация о том, что к проекту «Морской старт» проявил интерес совладелец авиакомпании S7 Владислав Филев, готовый вложить в него миллиарды рублей. Впрочем, переговоры проводились также с представителями Китая и целого ряда других стран.

Напомним, что «Морской старт» изначально задумывался как дешевая альтернатива наземным пусковым площадкам и предназначался для запуска украинских ракет «Зенит-3SL» с российскими двигателями РД-171. Для реализации этого проекта в 1995 году был создан международный консорциум Sea Launch, 40% которого принадлежало компании Boeing, 25% — РКК «Энергия», 20% — норвежской Aker Kvaerner, и еще 15% — украинскому КБ «Южное» и заводу «Южмаш». Акционеры рассчитывали, что с плавучей платформы Odyssey возле Острова Рождества в Тихом океане они смогут запускать десятки спутников в интересах операторов мобильной спутниковой связи — Iridium, Globalstar и пр. Но из-за развития сотовой связи и оптоволокна ставка на спутниковую связь провалилась. «Морской старт» был вынужден сосредоточиться на запуске тяжелых спутников для крупных корпоративных клиентов. Но и на этом рынке проекту не удалось обеспечить необходимую интенсивность запусков. Здесь серьезную конкуренцию «Зенитам» составили российские «Протоны», запускаемые с казахского Байконура, и французские Arian 5, стартующие с космодрома Куру во Французской Гвиане. В результате за первые десять лет работы плавучего космодрома начиная с 1999-го с него было выполнено всего 30 стартов, из которых удачными оказались 27. При этом даже в самые «урожайные» годы (2006 и 2008-й) было запущено всего по пять ракет, а в остальные годы одна-три, тогда как для рентабельности проекта было необходимо запускать не менее шести ракет в год. Не удивительно, что вместо прибыли у компании росли убытки и долги. В частности, в 2004-м Sea Launch привлекла 270 млн долларов, а в 2005-м — еще 200 млн долларов. Уже к 2009 году общая задолженность компании составляла почти миллиард долларов. И она объявила себя банкротом. Самый крупный на то время акционер Boeing спасать плавучий космодром не захотел. Поняв, что большого бизнеса не получилось, американцы выполнили свои обязательства перед кредиторами на сумму 179 млн долларов, заплатили еще 269 млн долларов неурегулированной задолженности — и де-факто вышли из проекта. Но при этом потребовали от остальных акционеров компенсации в размере, пропорциональном их доле в уставном капитале. Норвежцы с Boeing рассчитались, а «Энергия» и ее украинские партнеры платить отказались.

В то время всем было очевидно: «Морской старт» нежизнеспособен. Счетная палата РФ признала, что это фактически финансовая дыра, а расходы на нее невозможно проконтролировать. Вероятно, что на проекте вообще поставили бы крест, если бы в ситуацию не вмешался Виталий Лопота, возглавлявший тогда РКК «Энергия». По его инициативе корпорация представила план реструктуризации Sea Launch и летом 2010 года по решению суда «дочка» «Энергии» Energia Overseas Ltd приняла на себя все обязательства разорившегося предприятия, выкупив за 155 млн долларов 95% его акций. Еще 3% акций достались Boeing, а оставшиеся 2% — норвежской Aker. Управлять «Морским стартом» назначили компанию Sea Launch AG, зарегистрированную в Швейцарии. Виталий Лопота обещал вернуть долги американцам и погасить задолженность самого консорциума в размере 350 млн долларов за счет увеличения количества запусков ракет (до 8–10 в год) и резкого снижения себестоимости стартов. Эффективность запусков и низкие цены должны были обеспечить особые условия покупки ракетных двигателей у НПО «Энергомаш», которое перешло под управление РКК «Энергия». Благодаря усилиям нового руководства РКК получила возможность приобретать двигатели РД-171 по ценам значительно ниже рыночных. Если двигатель для «Зенита», запускаемого в рамках Федеральной космической программы, продавался за 16,6 млн долларов, то точно такая же силовая установка для «Морского старта» — всего за 10,6 млн долларов. Общий убыток «Энергомаша» от этих сделок составил не менее 40 млн долларов. Но и «Морскому старту» это особо не помогло. Несмотря на возобновление запусков в сентябре 2011 года, за последующие два с половиной года было выполнено лишь шесть стартов, из которых один закончился аварией. К тому же у «Морского старта» резко выросли издержки из-за того, что тогдашний глава Роскосмоса Владимир Поповкин прекратил продажу двигателей по ценам ниже рынка. А вскоре и Виталий Лопота был отправлен в отставку. Более того, ему были предъявлены обвинения в злоупотреблении полномочиями. По версии следствия, в 2010 году он дал руководству Завода экспериментального машиностроения указание о предоставлении займов двум компаниям, участвующим в «Морском старте». Эти средства должны были быть использованы в качестве авансов по договорам на изготовление пилотируемых кораблей, в том числе в рамках госконтрактов. При этом займы предоставлялись аффилированными с РКК «Энергия» организациями на невыгодных для РКК условиях. В настоящее время Виталию Лопоте инкриминируется ущерб РКК «Энергия» и ее дочерним обществам в размере свыше 77 млн рублей, а сам обвиняемый находится под домашним арестом.

Заметим, что накануне возбуждения уголовного дела Лапота понял, что у него с «Морским стартом» ничего не получится, и попытался его продать. Выкупить космодром он предложил правительству России, но получил жесткий отказ. Тем не менее в момент реорганизации «Роскосмоса» этот актив вместе с «Энергией» все-таки перешел под контроль государства, но реанимировать ее оказалось невозможно из-за отказа Украины поставлять производимые в Днепропетровске «Зениты». В итоге последнюю ракету в рамках проекта «Морской старт» запустили в мае 2014 года, а в августе того же года было объявлено о временной консервации космодрома.

Сейчас едва ли не единственный для нашей страны шанс выйти из этой ситуации без крупных потерь — продать плавучий космодром любому стороннему инвестору. Не случайно гендиректор Sea Launch AG Сергей Гугкаев в конце прошлого года говорил, что «Морской старт» намерен активно включиться в борьбу за новые заказы по итогам структурирования сделки с инвестором. Известно также, что Владислав Филев хотел запускать с плавучего космодрома российские ракеты «Ангара». У китайцев тоже серьезные планы на этот проект. Но если Boeing им помешает, то он не сможет получить от других участников проекта (компаний из России и Украины) искомой задолженности. Впрочем, не исключено, что для аэрокосмической корпорации США вопрос денег здесь второстепенный. Вполне вероятно, что для американцев важнее, чтобы в руки китайцев не попали технологии, прежде всего командное судно и системы дистанционного управления запусками, которые они потом могут использовать в военных целях. Да и лишний конкурент США не нужен. А раз так, что плавучий космодром скорее всего так и останется у причала порта Лонг-Бич в Калифорнии.