Экологический хайп — новый шанс для российской нефти

19 июля 2021, 00:00
№30
Европа и США попали в ловушку собственных экологических амбиций

Мир входит в новый инвестиционный цикл. Аналитики SberCIB Investment Research агрегировали прогнозы капиталовложений 2750 крупнейших мировых публичных компаний и обнаружили, что большинство из них планируют масштабные вложения в основной капитал в 2021 году. Инвестиции интересны крупнейшим корпорациям по нескольким причинам. Среди них, во-первых, резкий глобальный рост потребительского спроса и цен. Во-вторых, расширение онлайн-продаж. В-третьих, «зеленая» революция. «Таким образом, увеличение капитальных инвестиций — это не разовое явление, а скорее начало нового цикла капиталовложений», — делают вывод в SberCIB Investment Research.

Однако сырьевая отрасль инвестиций не дождется, а капвложения в нефтегазовом секторе и вовсе сократятся. Сами сырьевые компании в основном инвестируют в экологические проекты, а не в расширение производственных мощностей. «И спрос, и предложение неожиданно оказались неэластичными по отношению к ценам на сырье, которые могут остаться на высоких уровнях дольше, чем многие предполагают, — говорится в отчете SberCIB. — Россия может воспользоваться возможностью, чтобы увеличить свою долю на рынках нефти и газа».

В целом в дефиците инвестиций в нефтегазовый сектор и дефиците топлива, который за этим может последовать, нет ничего нового — например, об этом на протяжении последних лет без устали предупреждает глава «Роснефти» Игорь Сечин (см. «Мировая энергетика на распутье», «Эксперт» № 28 за 2021 год). Коротко говоря, изо всех сил стремясь к возобновляемой энергетике, мир вряд ли успеет развить ее настолько, чтобы покрыть все свои потребности: даже в 2050 году около половины разрабатываемых сейчас технологий низкоуглеродной энергетики будут находиться на стадии прототипов и пилотных проектов, а к 2070-му 30% технологий все еще будут требовать доработки для ввода в коммерческую эксплуатацию.

Так, Exxon Mobile, чтобы завоевать расположение инвесторов, старается не концентрироваться на добыче нефти и газа — вместо этого он делает основной упор на сохранение капитала для акционеров, а также на снижение затрат. Еще один энергетический гигант, который решил сдерживать капитальные затраты, — Chevron. А BP распродает нефтяные активы и на вырученные деньги покупает компании новой энергетики, плюс недавно компания объявила о стратегическом партнерстве с Equinor, Microsoft и JinkoPower.

При этом Европа и США попали в ловушку собственных экологических амбиций: стремясь отказаться не только от угля, но и от углеродного топлива в целом, а заодно и от атомной энергетики, они открыли дорогу росту цен на все виды топлива — и на «чистый» газ, и на старые, «грязные», виды. Так, на фоне падающей собственной добычи потребление газа в Европе как минимум будет расти до 2024–2025 годов, что, безусловно, на руку «Газпрому». А статистика загрузки вагонов в США демонстрирует: добыча угля там в 2021 году не только прекратила падать, но и выросла примерно на 10%, увеличиваются как внутреннее потребление, так и экспортные поставки в Европу и Азию.

Россия входит в тройку лидеров (включая США и Саудовскую Аравию) по добыче нефти: наша доля на мировом рынке составляет 13%. У Саудовской Аравии столько же, у США — 16%, при этом за последние десять лет Штаты увеличили добычу нефти более чем в два раза: с 5 млн баррелей в сутки до рекордных 12,8 млн в 2020 году, в основном за счет сланцевых компаний. Обвал цен на нефть в 2015 году, а потом в 2020-м подкосил сланцевый бизнес, но и сейчас, когда нефть стоит не так уж мало, сланцевые игроки все равно не наращивают инвестиции.

Пока считается, что, даже несмотря на это, США будут удерживать первенство на мировом нефтяном рынке, поскольку на нас давят обязательства ОПЕК+, а они в этой сделке не участвуют. Но в SberCIB Investment Research намекают: ситуация в перспективе может измениться.