Куда улетели самолеты

Русский бизнес
Москва, 30.10.2000
«Эксперт Северо-Запад» №18 (25)
При содействии областной администрации "Норильский никель" купил "Мурманские авиалинии" по цене одного ТУ-154

У летчиков и бортинженеров авиационной компании "Мурманские авиалинии" появилось коллективное хобби - по пятницам они пикетируют здание областной администрации с плакатом "Г-н Евдокимов! Ваше бездействие мы расцениваем как сговор с руководством РАО "Норильский никель"!!!"

Кому дешево, кому дорого

В декабре минувшего года бизнес "Мурманских авиалиний" был продан за 5,1 млн долларов. Сумма весьма скромная, если учесть, что три года назад (то есть еще до кризиса) все это хозяйство Федеральный фонд имущества выставил было на коммерческий конкурс за 8,7 млн долларов. Впрочем, даже эта цифра вызвала тогда негодование администрации Мурманской области: местные чиновники доказывали, что авиакомпания тянет не менее чем на 15 млн.

Убежденность местных в собственной правоте была настолько велика, что дважды объявлявшиеся на Кольском полуострове торги так и не состоялись. Причины срывов в Фонде имущества Мурманской области объясняли не слишком внятно: то ли заявки были оформлены неправильно, то ли фирмы-соискательницы показались специалистам сомнительными. Неубедительные объяснения сопровождались настойчивыми просьбами в адрес центра: "увеличьте инвестиционные требования, не стоит продавать столь важное для региона предприятие по бросовой цене". Однако федеральное руководство, усмотрев в неудачах глубинки явные признаки саботажа, перепоручило проведение конкурса российскому Фонду федерального имущества, и в апреле 1997 года "Мурманские авиалинии" были проданы за указанную сумму Российскому авиационному консорциуму.

Возможно, именно недовольство состоявшейся сделкой и обеспечило последующий бдительный интерес региональной власти к действиям нового хозяина. В своих выступлениях той поры губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов неоднократно подчеркивал кровную заинтересованность администрации в сохранении имеющейся авиационной техники и рабочих мест. После упорной и затяжной схватки с "недобросовестным собственником, пренебрегшим интересами региона и трудового коллектива" областная команда добилась признания авиакомпании банкротом (на момент введения внешнего управления ее кредиторская задолженность составила 120 млн рублей), а несколько позже - и расторжения договора купли-продажи с консорциумом.

В сентябре 1999 года собрание кредиторов приняло решение о продаже бизнеса единым лотом. Осуществить эту операцию доверили Фонду имущества Мурманской области. В администрации не скрывали, что наиболее серьезным покупателем считают РАО "Норильский никель", числящееся в основных кредиторах мурманской авиакомпании. Но, кому бы ни отдавали предпочтение в коридорах власти, логично было ожидать, что уж теперь-то "свой" продавец постарается максимально соблюсти и материальный, и социальный интересы региона.

Тем не менее стартовая цена составила всего 3 млн долларов. Для сравнения - примерно столько же стоит и один ТУ-154. По словам специалистов Фонда, они сочли такую цену вполне приемлемой. Да и никаких иных претендентов на "Мурманские авиалинии", кроме двух контролируемых никелевым концерном фирм, "Монрос" и "МАК", до последнего момента не наблюдалось. А появившиеся под занавес ЗАО "Атлант-союз" (авиакомпания правительства Москвы) и многопрофильная авиакомпания "Сухой" с оформлением необходимых в таких случаях формальностей безнадежно опоздали.

За бортом

Трудно сказать, за какую сумму достался бы бизнес "Норильскому никелю", если бы не ГУАП "Пулково". У санкт-петербургского авиапредприятия также имелся свой влиятельный "болельщик" - внешний управляющий "Мурманских авиалиний" Александр Тарантов. За два дня до аукциона с закрытой подачей предложений Фонд имущества принял еще один, пулковский конверт - с запечатанным в нем предложением питерской фирмы "БалтИнвестСтрой". При вскрытии же всех трех конвертов выяснилось следующее: "Монрос" готов раскошелиться на 3 млн долларов, "БалтИнвестСтрой" - на 5 млн, а "МАК" - на 5,1 млн.

Победа никелевого концерна явилась неприятной неожиданностью для Тарантова: он и теперь убежден, что профильное "Пулково" было бы лучшим покупателем.

Так или иначе, в одном управляющий и специалисты Фонда сегодня единодушны: аукцион удачный, поскольку стартовая цена была превышена почти вдвое. А полученная сумма вполне позволит рассчитаться с кредиторами "Мурманских авиалиний". При этом обе стороны игнорируют то обстоятельство, что уже спустя два месяца после приобретения бизнеса, в феврале 2000 года, РАО затеяло переговоры по поводу... перепродажи его "Пулково". Резонно предположить, что производственная деятельность на ниве воздушных перевозок изначально не входила в планы РАО: с началом основной "жатвы", отпускного сезона, "МАК" фактически прекратил все авиарейсы.

Однако сделка с "Пулково" сорвалась. Владелец новенькой, с иголочки, авиакомпании оказался в двусмысленном положении: "продать нельзя пользоваться самим". И хотя убытки бездействующего предприятия нарастали как снежный ком, его руководство упорно пыталось поставить запятую после "продать". Наиболее ликвидной частью имущественного комплекса являлись, разумеется, три воздушных судна ТУ-154. "С целью оздоровления финансового положения" было принято решение либо сдавать их в аренду без экипажей, либо распродать по отдельности по реальным ценам. Но и в том, и в другом случае за бортом оставался весь летный отряд ТУ-154 - 58 летчиков и 44 бортинженера.

А в целом фактически начавшаяся ликвидация авиапредприятия едва ли соответствует интересам региона. Конечно, свято место пусто не бывает, и северную вакансию быстро заполнят иногородние авиакомпании.

Мурманск

У партнеров

    Реклама