Другой путь

Формирование информационного общества в Финляндии происходит на основе "государства благоденствия"

В 2000 году Высшей школой экономики в Москве был издан перевод на русский язык первого тома трилогии всемирно известного социолога, профессора университета Беркли Мануэля Кастельса "Информационная эпоха". Нельзя сказать, чтобы этот труд вызвал в России бурную дискуссию. Между тем в США "Информационная эпоха" выдержала уже два издания: в западном академическом сообществе эта работа считается одной из ключевых для понимания перспектив развития современного общества.

Кастельс анализирует процесс глобального перехода от индустриального общества к информационному. "Произошло следующее, - пишет он во введении к русскому изданию, - процессы экономических, политических и культурных изменений были усилены и увеличены необычайно могущественными информационными технологиями, из-за чего за последние 20 лет изменился мир в целом". Речь идет не только о технологических изменениях: вслед за технологиями меняются и общественные отношения, принципы менеджмента, роль медиа в мире и их характер, типы социальных конфликтов. В сфере анализа Кастельса - и крушение Советского Союза, которое он рассматривает через призму информационной революции, и становление "новой экономики", основанной на использовании высоких технологий и Интернета, и многое другое. Рецензент Wall Street Journal поставил трилогию Кастельса в один ряд с трудами Адама Смита и Карла Маркса.

Центр становления информационного общества - Калифорния, Силиконовая долина. Именно здесь концентрировались инновационные венчурные предприятия - двигатели информационно-технологической революции. Именно американская экономическая модель, основанная на приоритете частной инициативы, считалась оптимальной для внедрения информационных технологий и связанных с ними социальных изменений.

Новая книга Кастельса "Финская модель информационного общества", написанная в соавторстве с Пеккой Химаненом, меняет это уже успевшее укрепиться мнение. Основной ее тезис (экспертный вариант был издан финским фондом Sitra, массовое английское издание появится в ноябре в Oxford University Press, в этом году ожидается и перевод на русский язык) - переход к информационному обществу может осуществляться в разных экономических и культурных контекстах.

"Технологический и экономический рост - это только одно из измерений информационного общества. В конечном счете, людей волнует, какой уровень благосостояния информационное общество может обеспечить своим гражданам и какие общественные применения могут найти технологии", - утверждают Кастельс и Химанен. В Финляндии именно государство является гарантом благосостояния граждан. Оно поддерживает развитые системы образования и здравоохранения, опираясь на один из самых высоких в Европе уровней налогообложения, определяет инновационную стратегию, тесно взаимодействует с частными фирмами. Результатом, явно противоречащим неолиберальной идеологии, является чрезвычайно высокий темп технологического развития Финляндии. Если в 70-х годах производительность труда в стране составляла 60%-70% от американского уровня, то сейчас показатели практически сравнялись. При этом если в США 14% населения находятся за чертой бедности, то в Финляндии таких людей только 5%. Финские хакеры (под хакерами следует понимать не взломщиков компьютерных сетей, а энтузиастов свободного программирования) внесли важный вклад в технологическое развитие Интернета: был изобретен один из первых интернет-чатов - IRC, первый графический интернет-браузер - Erwise, началась разработка операционной системы Linux, распространяемой с открытым кодом и являющейся на сегодняшний день основным конкурентом Windows.

Авторы книги приходят к выводу: "Информационное общество и "государство благоденствия" (welfare state) не являются антагонистами, более того, успешное информационное общество - необходимое условие щедрого "государства благоденствия"". При этом важным условием развития информационного общества, которое основывается на свободе инициативы его участников, является неавторитарный, открытый, демократический характер государства.

В России в течение двух лет разрабатывалась и принималась федеральная целевая программа "Электронная Россия", реализация которой должна была начаться в этом году. Перипетии "Электронной России" - тема для отдельной статьи, однако, по ощущению наблюдателей, внедрение информационных технологий в очередной раз наткнулось на бюрократизм российских чиновников. Но проблема не только в этом - в России отсутствует понимание того, что информационное общество не должно сводиться к сумме технологий, а предполагает наличие сильного гражданского общества. Иначе даже при адекватном менеджменте со стороны государства мы получим сингапурский вариант, в котором высокий уровень технологического развития сопровождает государственный авторитаризм.

В заключение остается добавить, что проблемы информационного общества в России будут обсуждаться 12 июня на конференции, которая пройдет в Петербурге в библиотеке имени Маяковского. В Петербург приедет и один из авторов книги об информационном обществе в Финляндии - Пекка Химанен.