Оазисы в тундре

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
Сергей Селянин
руководитель проектов Аналитического центра «Эксперт-Урал»

Региональное развитие банковской системы происходит крайне неравномерно. Борьба за ресурсы и клиентов идет в небольшом числе узловых городов и областей. Вся остальная страна обходится минимальным набором самых банальных, в основном расчетных, банковских услуг

Любые рассуждения о тенденциях развития банковской системы страны — особенно такой большой и разнообразной, как Россия, — применительно к каждому конкретному ее региону малосодержательны. По крайней мере они требуют большого числа поправок и дополнений, часто незаметных снобистскому взгляду москвича.

Мы решили в данном материале представить результаты сравнительного анализа банковских рынков укрупненных регионов страны с более тщательным выделением субъектов Северо-Запада.

Оказалось, что десятки российских областей, в их числе и ряд регионов Северо-Запада, практически лишены банковской системы в собственном значении этого слова — с несколькими конкурирующими между собой самостоятельными местными банками, с растущим числом филиалов банков федерального либо межрегионального уровня, с заметным вкладом банковской системы в местную экономику и кругооборот доходов предприятий и граждан.

Банковская карта России оказалась еще более атомарна и раздроблена, чем ее промышленный ландшафт. Очаги концентрации ресурсов и кредитно-депозитной активности сосредоточены в крайне немногочисленных чрегионах. За пределами двух столиц даже не все города-миллионники могут похвастаться более или менее развитой банковской системой. В то же время такие, казалось бы, глухие, по меркам столичных жителей, углы, как Тюмень или Магадан, очень хорошо смотрятся и по уровню развития банковской сети, и по доле местных банков на рынке, и по показателю депозитов и кредитов на душу населения.

Среди регионов Северо-Запада естественным образом выделяется Санкт-Петербург, опережающий по всем ключевым показателям развития банковского бизнеса общероссийский уровень (а по потребительским ссудам на душу населения — даже Москву). Весьма пристойно смотрятся корпоративно ориентированные банковские системы Вологды и тяготеющей к Санкт-Петербургу Ленинградской области, а также ориентированные на ритейл банковские рынки Калининградской, Мурманской областей и Республики Коми. Что же касается Карелии, Архангельска, Пскова и Новгорода, то показатели развития их банковских рынков производят удручающее впечатление. Они практически лишены местных банков, минимальный уровень услуг предоставляет небольшое число филиалов федеральных банков, прежде всего Сбербанка.

Банковский атлас

Четыре пятых банковских активов России сегодня сосредоточено в Москве, причем за весь постдефолтный период доля эта практически не изменилась. Лишь в прошлом году вес регионов увеличился с 15 до 20%. И то, как мы сильно подозреваем, не вследствие какой-то таинственной регионализации финансовых потоков, а по причине банального юридического переезда ВТБ из Москвы в Санкт-Петербург. Сразу оговоримся — 80-процентная «квота» Москвы на самом деле завышена: она включает активы региональных филиалов московских банков. По оценкам ЦБ, который предпринимал попытки рассчитывать банковские активы регионов на основании балансов филиалов, суммарная доля региональных активов повышается с 20 до 40%. Кроме того, надо учитывать, что на балансах московских банков заметная часть активов (кредитов, поручительств, гарантий, расчетных счетов, управляемых через интернет) имеет региональную «прописку». Про эти активы корректнее говорить, что они управляются из Москвы.

Из немосковских банковских рынков отчетливо выделяется Северо-Запад — на него приходится почти половина активов региональных банков. Понятно, что вес Северо-Западу придает второй по объему в стране питерский банковский рынок: активы банков Санкт-Петербурга, включая находящиеся здесь филиалы местных и инорегиональных банков, в 2,5 раза превышают активы банков всех остальных областей Северо-Запада вместе взятых. Именно поэтому анализировать питерский рынок в составе Северо-Запада следует отдельно от других субъектов.

Петербург — бесспорный торговый и финансовый центр Северо-Запада. Тем не менее питерские банки не слишком распространили свое влияние на соседние регионы, не считая ПСБ, который, по сути, стал банком федерального масштаба. В семи субъектах из десяти есть филиалы Балтийского банка (сам он переехал в 2006 году в Москву), в четырех — Инкасбанка и «Таврического», у прочих меньше. Крупнейшие сети на Северо-Западе, как и в других регионах, имеют банки федерального уровня — Россельхозбанк, Росбанк, ВТБ (вряд ли его можно назвать питерским, несмотря на юридический адрес), «Уралсиб», Промсвязьбанк, ВТБ 24, «Транскредит» и проч. Однако даже без учета Санкт-Петербурга банки Северо-Запада продемонстрировали в прошлом году темпы роста капитала, средств на расчетных счетах и потребительских кредитов, превышающие среднероссийский уровень. А вот их активы росли несколько медленнее среднего по стране показателя — 38% против 44%. Тем не менее они опередили Москву и область (рост активов банков столичного региона составил в прошлом году 35%) и Сибирь (24%; мы считали динамику активов сибирских банков без Сибакадембанка, который после поглощения Уралвнешторгбанка вышел на межрегиональный, а теперь, уже под новым брендом УРСА Банка, и на федеральный уровень).

Сберегательная активность населения Северо-Запада, если не брать в расчет опять же Санкт-Петербург и богатый портовый Мурманск, не дотягивает до средней по стране отметки (27 тыс. рублей в расчете на каждого жителя), а в Пскове и Новгороде и вовсе составляет 11 и 12 тыс. рублей соответственно.

Довольно очевидно, что чем больше вкладов населения аккумулируют банки региона, тем активнее они кредитуют население. Однако любопытно, что, как показали наши расчеты, существует довольно жесткая пропорциональная зависимость этих показателей — каждый рубль частных депозитов генерирует в среднем 50 копеек потребительских кредитов. Примерно такое же соотношение и в целом по стране: депозиты россиян составляют 27 тыс. рублей на душу (грубо – две официальные месячные зарплаты), а розничные ссуды — 12 тыс. рублей (чуть меньше одной зарплаты).

Само же сопоставление с текущими доходами заставляет просто умилиться все еще детскому уровню развития банковской системы страны и огорчиться бедности подавляющей массы ее жителей. Для сравнения: накопленный размер потребительской задолженности среднего американского домохозяйства составляет с учетом ипотеки свыше четырех годовых зарплат. А у нас пока, повторим, одна месячная. Если с таким грузом кризис плохих розничных кредитов в стране все же разразится, грош цена российским банкам, не сумевшим справиться с таким копеечным риском.

Осколки союзной вертикали

Банковская система всех регионов страны — и Северо-Запад здесь не исключение — представлена тремя большими составляющими: самостоятельные банки региона, филиалы иногородних банков, преимущественно московских, и Сбербанк. Последний присутствует везде, в том числе и там, где по тем или иным причинам нет других банков. Доля Сбербанка во многих субъектах федерации огромна, если в целом по стране она составляет около 25% активов, то, например, в Пермском крае — свыше 50%. Полноценная банковская система региона с нормальной конкуренцией, которая делает банковские услуги более привлекательными для клиента, может быть только при наличии сильных местных банков, конкурирующих между собой.

Чем определяется наличие и вес самостоятельных местных банков на территории региона? Здесь играет роль ряд факторов: различный экономический потенциал регионов, специфика реального сектора экономики и социальные индикаторы. Нельзя сбрасывать со счетов и факторы неэкономические, такие как административные и неформальные барьеры входа на рынок для инорегиональных банков. Классические примеры — Татарстан и Дагестан, входящие наряду с Москвой в тройку самых независимых от других регионов банковских рынков страны.

Безусловно, количество самостоятельных банков изначально было сильно задано исторически, в процессе формирования коммерческих банков из осколков союзных без малого 20 лет назад.

Банковская система в регионах формировалась в начале 90-х годов, еще при СССР. Пик открытия региональных банков пришелся на 1990 год, причем на его вторую половину, когда Верховный Совет РСФСР принял постановление «О государственном банке РСФСР и банках на территории республики», которым все подразделения Госбанка СССР и специализированные банки объявлялись собственностью РФ. Этим же постановлением предписывалось преобразовать подразделения специализированных банков (Промстройбанка, Агропромбанка и Жилсоцбанка) в коммерческие банки путем приватизации.

Все эти банки, особенно Промстройбанк, породили большое количество коммерческих банков. Так, например, в Свердловской области из Промстройбанка РСФСР вышли не только Уралпромстройбанк (ныне филиал Промстройбанка), но и Уралтрансбанк, Первоуральскбанк, Асбестбанк (ныне банк «Драгоценности Урала»), Нейва-банк, банк «УралКИБ» (ныне филиал Свердловского губернского банка), из системы госбанков вышли СКБ-банк, Свердлсоцбанк, Гранкомбанк.

На Северо-Западе самым большим осколком союзного Промстройбанка оказался питерский ПСБ, вошедший ныне в «империю» Внешторгбанка. Всего за вторую половину 1990 года было выдано около 700 банковских лицензий, из них свыше 550 — в регионах. Преемники госбанков унаследовали их имущество, персонал, а самое главное — клиентуру. Что явилось серьезным конкурентным преимуществом этих банков в сравнении с финансовыми институтами, создававшимися с нуля.

Как правило, инициаторами акционирования госбанков выступали управляющие отделений этих банков, которые заручались поддержкой руководителей предприятий региона, а также партийной, комсомольской и профсоюзной номенклатуры, что на рубеже 90-х годов активно бросилась в коммерцию. Немалую роль сыграли и только что сформированные органы Банка России. В результате в одних регионах госбанки были разделены на несколько отдельных банков, в других сконцентрированы в одних руках, а в третьих их наследство осталось московским банкам.

Кризисные встряски

Серьезным этапом формирования банковской системы стал кризис 1995 года. Он начался в августе с краха рынка межбанковского кредитования, когда целый ряд московских и региональных банков не смогли вернуть взятые кредиты. Глубинной причиной кризиса были плохие долги, накопленные банками с начала 1990-х годов. Многие банки имели значительную брешь в капитале и ликвидности, которую латали за счет коротких межбанковских кредитов. Долго это продолжаться не могло. Как результат — массовое банкротство банков, занимавших в своих регионах лидирующие позиции.

Очаги концентрации банковских ресурсов и кредитно-депозитной активности сосредоточены в крайне немногочисленных регионах. За пределами двух столиц даже не все города-миллионники могут похвастаться более или менее развитой банковской системой

После 1995 года место выбывших региональных банков начали занимать филиалы крупных московских банков, всем памятны их имена: Инкомбанк, «Российский кредит», «Менатеп», «СБС-Агро». Сбербанк в те годы работал практически исключительно на рынке частных вкладов, играя на нем главную роль (около 80%), и не конкурировал с другими банками на прочих сегментах.

Второй крупной встряской для региональных банковских систем стал кризис 1998 года, когда большинство московских банков, имевших широкую филиальную сеть, стали банкротами. Региональные банки тоже пострадали, но в гораздо меньшей степени. Самыми крупными обанкротившимися региональными банками были Росэстбанк из Тольятти и Кузбасспромбанк из Кемерова. Многие утратившие платежеспособность региональные банки удалось успешно возродить при помощи АРКО.

В постдефолтный период во многих регионах, лишившихся крупных банков, Сбербанк стал основным игроком на рынке. Кроме того, на развитие банков в регионах сильное влияние стали оказывать крупные промышленные группы, которые начали обзаводиться своими собственными банками, покупая либо небольшой банк, либо крупный в тяжелом состоянии. Другая движущая сила — региональные и местные органы власти, многие из которых имеют свой банк.

Филиальная сеть после кризиса 1998 года практически полностью обновилась, закрылись филиалы одних банков (в двух случаях из трех – в результате отзыва лицензии у головного банка) и открылись филиалы других. Лишь единицы филиалов работают с докризисных времен.

Каждый рубль частных депозитов генерирует в среднем 50 копеек потребительских кредитов

В силу того что субъекты Северо-Запада (без учета Северной столицы) малы по населению и ВРП, количество самостоятельных банков в них изначально было невелико, а в результате катаклизмов 1995–1998 годов отозвано до 60–80% лицензий. Так, например, в Вологодской области из 18 лицензий 10 было выдано в 1990 году, как можно предположить, в результате акционирования подразделений госбанков, из которых шесть были впоследствии отозваны. В Республике Коми из шести банков, созданных в 1990–1991 годах, лишились лицензии пять. Исключение составляет Санкт-Петербург, где отозвана лишь треть лицензий. Причем, как показали наши расчеты, увеличение плотности банковской сети на Северо-Западе обеспечивают, как правило, филиалы инорегиональных, а не местных банков: последние слишком слабы даже для минимальной территориальной экспансии.

Активы банков Санкт-Петербурга, включая находящиеся здесь филиалы местных и инорегиональных банков, в 2,5 раза превышают активы банков всех остальных областей Северо-Запада вместе взятых

Немногочисленные примеры сильных местных банков в регионе в большинстве случаев связаны с наличием крупных промышленных предприятий экспорториентированных отраслей. Самые яркие примеры на Северо-Западе — Меткомбанк из Череповца, сильно завязанный на «Северсталь», и Ухта-банк, обслуживающий предприятия нефте- и газодобычи Республики Коми. 

Москва

Классификация субъектов РФ по укрупненным регионам

Наша классификация субъектов федерации по укрупненным регионам не вполне совпадает с их официальной группировкой по федеральным округам. Чтобы избежать разночтений, приводим свою классификацию.

Урал — Курганская область, Оренбургская область, Пермский край, Республика Башкортостан, Свердловская область, Тюменская область, Удмуртская Республика, Челябинская область.

Волга — Кировская область, Костромская область, Нижегородская область, Пензенская область, Самарская область, Саратовская область, Республика Марий-Эл, Республика Мордовия, Республика Татарстан, Ульяновская область, Чувашская Республика, Ярославская область.

Сибирь — Алтайский край, Иркутская область, Кемеровская область, Красноярский край, Новосибирская область, Омская область, Республика Алтай, Республика Бурятия, Республика Тыва, Республика Хакасия, Томская область, Читинская область.

Северо-Запад — Архангельская область, Вологодская область, Калининградская область, Ленинградская область, Мурманская область, Новгородская область, Псковская область, Республика Карелия, Республика Коми, Санкт-Петербург.

Дальний Восток — Амурская область, Еврейская автономная область, Камчатская область, Магаданская область, Приморский край, Республика Саха (Якутия), Сахалинская область, Хабаровский край, Чукотский автономный округ.

Центр (без Москвы и Московской области, которые участвовали в расчетах отдельно) — Белгородская область, Брянская область, Владимирская область, Воронежская область, Ивановская область, Калужская область, Курская область, Липецкая область, Орловская область, Рязанская область, Смоленская область, Тамбовская область, Тверская область, Тульская область.

Юг — Астраханская область, Волгоградская область, Кабардино-Балкарская Республика, Карачаево-Черкесская Республика, Краснодарский край, Республика Адыгея, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Республика Калмыкия, Республик